Гауди кто такой: Антонио Гауди: биография испанского архитектора и фото лучших работ

краткая биография, работы, достопримечательности в Барселоне

Сегодня невозможно представить Испанию без творений Антонио Гауди. Его фантастические здания в стиле модерн стали символом Барселоны. Каждое из них кажется живым существом со своим собственным характером. Гауди свое вдохновение черпал в природе родной Каталонии. Не боялся он и смелых экспериментов. Гениальное наследие Гауди принадлежит не только его родине, но и всему миру.

Крыши домиков в парке Гуэля

Ранние годы

Будущий великий архитектор родился 25.06.1852 г. пятым по счету ребенком в семье кузнеца-медника в пригороде Барселоны. Мальчик рос слабым и болезненным. После перенесенной пневмонии у Антонио развился ревматический артрит. В детстве он с трудом мог ходить. Однако ему удалось пережить всех своих братьев и сестру.

Антонио Гауди (на заднем плане) с отцом, старшим братом и племянницей

Истоки творчества

Из-за болезни мальчик был лишен детских радостей от игр со сверстниками. Но ему нравились прогулки у моря. Антонио мог часами наблюдать за волнами, разглядывать прибрежные скалы или деревья. Любил он смотреть и за работой отца в мастерской. Позднее эти детские впечатления отразятся в его творчестве.

Реус ‒ город, где родился Гауди

В школе мальчик больше всего любил геометрию, а вот монотонная зубрежка ему давалась с трудом. Антонио неплохо рисовал, и его рисунки печатал школьный журнал “Арлекин”, так же ему доверяли изготовление декораций для детского спектакля.

Учеба и первые заказы

После окончания школы, осенью 1868 г. юный Гауди перебрался в Барселону, чтобы выучиться на архитектора. После 5-летних подготовительных курсов ему удалось поступить в Высшую школу архитектуры. Чтобы мечта сына осуществилась, отцу будущего великого зодчего пришлось продать свои земли и кузницу.

Во время учебы Гауди трудился чертежником, параллельно изучая столярные работы, изготовление стекла, ковку металла. В 26 лет Антонио получил диплом архитектора.

Начало карьеры

После завершения обучения Гауди открыл архитектурное бюро. Первыми его заказами были проекты текстильной фабрики и рабочего поселка, церквей и монастырей, фонарей для города, внутреннее обустройство аптеки.

Фонарь по проекту Гауди в Барселоне

Несмотря на то, что в молодые годы Антонио был довольно привлекателен и одевался по последней моде, всю жизнь он провел в одиночестве. Он так и не создал семьи, отдав себя полностью работе.

Антонио Гауди

Между тем Барселона нуждалась в серьезных преобразованиях. Город начинал расти и перестраиваться. В это время появились богатые промышленники, которые были готовы вкладывать свои капиталы в новый облик города.

Храм Саграда Фамилия

Большой удачей для молодого, но талантливого архитектора оказалось знакомство с Жоаном Мортарелем.

Последний в 1883 г. порекомендовал 31-летнего Гауди в качестве главного архитектора собора Саграда Фамилия после того, как предшественник ушел со своего поста.

Храм Саграда Фамилиа (Святого семейства) в Барселоне

Изначальный проект в виде креста Антонио дополнил тремя фасадами с колокольнями. Восточный фасад посвящен Рождеству Спасителя, западный ‒ Страстям Христа, а южный ‒ Божьей Славе.

Фасад Рождества

При строительстве собора Гауди использовал наклонные опоры и арки-параболы. Он спланировал огромный свод и возвышающуюся над ним башню. На вершине должен находиться подсвечиваемый прожекторами крест ‒ символ жертвы Спасителя.

Внутреннее убранство собора

Архитектор хотел сделать храм апофеозом средневековой готики. Его вдохновляли древние соборы Испании, их символика и стиль. В оформлении фасадов Гауди использовал образы современников в качестве христианских персонажей, а также изображения животных и растений Каталонии.

Башенки в виде деревьев

Работа над собором целиком поглотила Антонио Гауди. После 1914 г. он отказался от других заказов. За свою жизнь мастер успел доделать фасад Рождества, оставив образец для потомков. Храм строится до сих пор на деньги горожан.

Деталь фасада Рождества

Сейчас Саграда Фамилия является одним из самых узнаваемых зданий мира и главной достопримечательностью Барселоны. В 2010 г. храм был освящен папой Римским, и в нем стали проводить богослужения.

Дом Висенса

Стал первым частным строением по проекту Гауди. Дом был построен в квартале Грасиа в качестве летней резиденции для кирпичного фабриканта Мануэля Висенса-и-Монтанера. Проект здания был создан еще в 1878 г., в самом начале карьеры архитектора.

Дом Висенса

Дом построен из кирпича в мавританском стиле, его фасад богато украшен восточным орнаментом из изразцовой плитки. К дому примыкал сад с искусственным водопадом и ротондой, которые не сохранились до наших дней.

Здание занимает 3 этажа, внутреннее убранство так же было сделано в восточном стиле. Гауди сам до мелочей продумывал, как будет выглядеть дом изнутри и снаружи.

Интерьер дома Висенса

Дом имеет простую планировку, но благодаря изобилию декоративных элементов в отделке (башенки, выступы, эркеры, балкончики) кажется сложным строением. В 2017 г. в доме открыли музей.

Детали фасада

Дворец Гуэля

Эусеби Гуэль был богатым промышленником, меценатом, политическим деятелем. Но прежде всего он известен своим знакомством с Антонио Гауди. Долгое время их связывали крепкие дружеские отношения. Благодаря поддержке Гуэля, Гауди смог воплотить многие свои проекты в жизнь.

Эусеби Гуэль

Дворец Гуэля был одним из первых крупных заказов молодого архитектора. Строительство началось в 1886 г. и заняло 5 лет. Дворец Гуэля расположен в самом центре Барселоны.

Дворец Гуэля

Здание напоминает палаццо Дожей в Венеции. Стены облицованы серым мрамором, что придает фасаду строгий и торжественный вид. Обращают на себя внимание две большие арки с металлическими воротами с инициалами хозяина.

Арки во Дворце Гуэля

Между ними находится кованая скульптура ‒ флаг Каталонии с фениксом. Через ворота экипажи могли попасть в конюшни, расположенные в подвале. На уровне второго этажа возвышается галерея, исполненная в стиле итальянского Возрождения.

Крытая галерея в венецианском стиле

Интерьер внутренних помещений с элементами восточного стиля, неоготики и арт-нуво поражал своей роскошью и изысканностью отделки.

Столовая

Центром дома является зал, возвышающийся до верхнего этажа. Сверху его замыкает огромный купол с отверстиями для солнечного света, напоминающий звездное небо.

Звездный купол

Дымоходы на крышах, облицованные керамикой или природным камнем, напоминают причудливые сказочные грибы.

Башенки-дымоходы на крыше

Позади дома находится внутренний двор ‒ атриум. С этой стороны фасад оформлен скромнее, чем с внешней. К задней стене примыкает небольшая закрытая терраса и балкон.

Задний фасад Дворца Гуэля

Дворец был главной резиденцией семьи промышленника. Здесь проводились концерты, приемы, выставки, а так же хранились коллекции произведений искусства. Семье Гуэля дом принадлежал до 1936 г. Он был отобран революционными властями и отдан под размещение полиции. В 1945 г. отошел в собственность муниципалитета Барселоны, сейчас в нем открыт музей.

Парк Гуэля

Находится в верхней части Барселоны на холме Кармель, создан в 1900 ‒ 1914 годах. Изначально на этом месте, выкупленном Эусеби Гуэлем, планировалась постройка сада и особняков для богатых людей. Однако удаленность от центра города не позволила плану осуществиться ‒ обеспеченные горожане не хотели жить на окраине. Всего было построено 3 жилых дома. Один купил адвокат Триас-и-Доменик, во втором жил сам архитектор Гауди, третий был выкуплен владельцем Эусеби Гуэлем и стал его резиденцией.

Вид на парк сверху

При создании парка Гауди проявил себя как талантливый ландшафтный дизайнер. Парк состоит из зеленых насаждений, архитектурных строений и жилых зон. Строения авторства Гауди следуют природным формам. Он создал комплексную систему дорог, используя местный ландшафт.

Прогулочные дорожки

У входа в парк посетителей встречают сказочные домики, где размещается администрация.

Вид на домики

Далее следует изогнутая лестница с фонтанами. Один из них выполнен в виде саламандры ‒ символа Барселоны.

Фонтан-саламандра

На средней площадке находится мозаичный медальон с флагом Каталонии. Поднявшись наверх посетитель попадает в зал 100 колонн, напоминающий греческий.

Зал 100 колонн

Визитная карточка парка ‒ извивающаяся в виде морской змеи длинная скамья, украшенная мозаикой из цветных черепков. В оформлении Гауди использовал битую посуду, которую ему привозили со всего города. Скамья имеет анатомическую форму, благодаря чему на ней удобно сидеть. Для этого Гауди заставил рабочего сесть на макет скамьи из глины и измерил отпечатавшиеся изгибы его тела.

Извивающаяся скамья

Так как изначально местность была пустынной, в парке было высажено множество растений и деревьев. Прогулочные дорожки проходят среди причудливых галерей в виде птичьих гнезд и пещер, в которых можно отдохнуть на скамейках и укрыться от солнца. Все архитектурные объекты приближены к природным и составляют единой целое с парковым комплексом.

Галерея

Впоследствии наследники Гуэля передали парк мэрии города. В бывшем особняке Гауди теперь открыт его дом-музей.

Зрелые годы и гибель Гауди

За свою жизнь Антонио Гауди создал множество шедевров архитектуры, украсивших Каталонию. К сожалению, часть из них не дошла до нас, а те, что сохранились, находятся теперь под эгидой ЮНЕСКО.

Вторую половину жизни великий архитектор полностью посвятил строительству собора Саграда Фамилия. Он стал очень религиозен. Бывший щеголь и гурман начал одеваться бедно и небрежно, перестал следить за собой. Гауди был вегетарианцем и питался очень скудно. Часто на улице его принимали за бродягу.

Антонио Гауди в старости

Смерть Гауди

7 июня 1926 г. произошел несчастный случай ‒ Антонио Гауди сбил трамвай. Поначалу мастера приняли за бродягу и отвезли в больницу для бедных. У Гауди были переломы ребер и черепно-мозговая травма. По истечении двух дней архитектора нашел его друг ‒ капеллан храма Саграда Фамилия, и его перевели в отдельную палату. 10 июня Гауди умер и был похоронен в крипте недостроенного храма.

Могила Антонио Гауди

Канонизация

С 1992 года в Испании идет кампания за канонизацию Гауди. Его называют архитектором от Бога. Считается, что при строительстве собора Саграда Фамилия, высшие силы непосредственно давали идеи и вдохновляли мастера. В 2003 г. Ватикан начал официальную процедуру канонизации Гауди. Однако этому процессу мешает недостаточное количество чудес. Возможно зодчего объявят блаженным, но пока этот вопрос Ватиканом не решен.

В любом случае память о великом Антонио Гауди живет в виде его изумительных строений, преобразивших не только Испанию, но и мировую архитектуру.

Все работы Антонио Гауди в Барселоне

Все работы Антонио Гауди в Барселоне

В этой статье представлены все основные работы каталонского архитектора Антонио Гауди выполненные им в Барселоне и ближайших окрестностях. Оговорка «Барселона» не случайна: вопреки
распространенному мнению, существуют постройки Гауди и за пределами Барселоны и метрополии: Дом Ботинес в Леоне, Епископский дворец в Асторге, летний дом «Эль Каприччо» в местечке Комильяс, что в
Кантабрии…

Однако лучшие строения Антонио Гауди находятся именно в Барселоне, что, в свою очередь, очень удобно для туристов:
приехал в столицу Каталонии, и пожалуйста: вот тебе «весь Гауди в одном флаконе»! Тем более, что в сравнении со своими коллегами-архитекторами Гауди не отличался  «пловодитостью»: у него,
вроде бы, не так много архитектурных проектов — зато каких!

Шедевры Антонио Гауди, при всей их немногочисленности, определяют лицо Барселоны — о них мы сегодня и поговорим. Итак, все работы Антонио Гауди в Барселоне.

Все работы Антонио Гауди в Барселоне — дом Висенс

Дом Висенс (Casa Vicenc) — первый крупный проект Антонио Гауди  в Барселоне — хотя в те далекие годы, когда молодой архитектор занимался его осуществлением, нынешний барселонский  район
Грасиа, где расположен дом, был вовсе не частью Барселоны, а самостоятельным городком за пределами каталонской столицы.

Здание и строилось как вилла, загородный дом местного фабриканта керамической плитки дона Мануэля Висенса-и-Мунтанера.

Хотя переговоры между Гауди и заказчиком были начаты еще в 1878-м году, вскоре полсе того, как Гауди получил диплом архитектора, строительные работы начались в 1883-м и в омсновным были завершены
через два года, хотя кое-какие доработки осуществлялись вплоть до 1888-го года… читать полностью статью о
Доме Висенс Гауди в Барселоне
Все работы Антонио Гауди в Барселоне — дворец Гуэля

Дворец Гуэля был построен уникальным каталонским архитектором Антонио Гауди, по заказу бизнесмена и мецената Эусеби Гуэля в
1886 — 1890 г.г.  И пусть эту работу принято относить к «периоду становления» Антонио Гауди — дворец Гуэля не менее удивителен и интересен, чем любая другая работа каталонского
Маэстро.

Внимательный турист, неспешно прогуливаясь по знаменитой барселонской Рамбла, обязательно заметит в одной из боковых улиц дом с необычной крышей, будто сплошь усаженной
огромными цветными грибами. Заинтересовавшись, он, возможно, свернет с променада, вступая на территорию не самого благополучного барселонского района,
известного под названием Раваль — и совершенно правильно сделает!

Ибо здесь его ждет настоящий сюрприз. Необычный дом — не что иное, как знаменитый Дворец Гуэля, с 1984-го года включенный в список ЮНЕСКО… читать полностью статью о Дворце Гуэля Гауди в Барселоне

Парк Гуэль — все работы Антонио Гауди в Барселоне

Парк Гуэль, который является одним из самых известных проектов Антонио Гауди — достопримечательность, входящая в список обязательных для посещения объектов, если уж турист действительно хочет
понять и прочувствовать, что же это за город такой — Барселона.

В 1899 г. Эусеби Гуэль приобрел участок земли площадью в 15 Га в экологически чистом районе Барселоны Салют, на расстоянии 3-х км от центра города.  Место, говоря откровенно, не самое удобное
для жизни: весьма неровный ландшафт (угол наклона некоторых улиц и сейчас составляет здесь 45 градусов), отсутствие сколько-нибудь приемлемой инфраструктуры, удаленность от центра — но как раз
это и надо было Гуэлю.

Дело в том, что граф Гуэль, человек  разносторонне образованный, подолгу живал в Лондоне, восхищался садово-парковыми комплексами этого города, был хорошо знаком с «Утопией» сэра Томаса
Мора, да и вообще — являлся человеком весьма просвещенных взглядов.

Все эти факторы и послужили причиной завладевшей Гуэлем идеи — вдали от городского шума и суеты создать идеальное поселение, город-сад, комунну для богатых людей — то есть, место для здорового и
гармоничного существования в ладу с природой и собой. Реализовать эту идею призван был «личный архитектор» Гуэля, гениальный каталонский зодчий Антонио Гауди…читать полностью статью о Парке Гуэль в Барселоне

Все работы Антонио Гауди в Барселоне — Торре Бельесгуард (Дом Фигерас)

Башня Бельесгуард (Torre Bellesguard, 1900 — 1909) — один из тех проектов культового барселонского архитектора Антонио Гауди в Барселоне, которые все еще остаются за пределами первоочередного внимания
многочисленных барселонских туристов — а зря: проект-то ведь интереснейший! Причин для этой незаслуженной «неизвестности» Торре Бельесгуард несколько:

Во-первых —  месторасположение: дом с участком находится вдали от центра города, у подножия горной гряды Сьерра-де-Кольсьерола, где, вдобавок ко всему, и общественный транспорт
не ходит.

А и правильно — нечего ему тут делать! Район престижный, люди здесь живут небедные, встречаются не часто — это вам не многолюдье нижнего города!..читать полностью статью о Торре Бельесгуард Гауди в Барселоне
Дом Бальо — строения Антонио Гауди в Барселоне

Дом Бальо, также именумый Домом Батльо — одна из зрелых работ Антонио Гауди, входящая в «Великолепную Семёрку Гауди» — семь работ каталонского
архитектора, включенных в список ЮНЕСКО. В статье содержится описание дома Бальо, история строительства, интересные факты, связанные с этим эмблематичным для Барселоны зданием, а
также другая полезная информация.

Дом с костями», «дом с черепами», «дом с чешуей» — как только не называли это удивительное творение Антонио Гауди, (1904 — 1906), созданное каталонским архитектором на пике творческой формы и ставшее, по праву, одной из визитных
карточек Барселоны.

Здание, всемирно известное теперь как дом Батльо, было построено еще в 1877 году местным архитектором Эмилио Кортесом, который, так уж получилось, был профессором
молодого Гауди — и никакого интереса с точки зрения архитектуры не представляло: обычный неоклассический городской особняк, каких тогда в
Барселоне строились сотни… читать полностью статью о Доме Бальо Гауди в
Барселоне

Ворота Усадьбы Миральес в Барселоне

Ворота усадьбы Миральес — одна из почти неизвестных работ Антонио Гауди в Барселоне. Тем и хороша столица
Каталонии: невзирая на периоды варварства и смуты, когда звериная суть рвалась из людей наружу, смывая напрочь тонкий слой цивилизации и заставляла крушить, жечь, разрушать
создававшееся веками — город выжил и уцелел.

Барселона по-прежнему — настоящий кладезь исторических, культурных, архитектурных ценностей, и никаким деструктивным элементам не лишить город этого статуса.

Барселона изобилует сюрпризами. Так и здесь: в одном из престижных, спокойных городских районов, в окружении современных зданий улучшенной планировки натыкаешься вдруг на замечательный
обломок прошлого: ворота усадьбы Миральес, выполненные великим Гауди…читать полностью статью о
Портале Миральес Гауди в Барселоне

Дом Калльвет Антонио Гауди

Дом Кальвет (1898 — 1900) — пожалуй, наименее известный из всех проектов Антонио Гауди, невзирая на то, что именно это здание (Casa Calvet), единственное из всех, что построил
архитектор, удостоилось почетной премии за «лучшее здание года», учрежденной в том же 1900-ом мэрией Барселоны.

Почему так: официальное признание и полузабвение публики, особенно публики наших дней? У каждого на слуху находящиеся буквально в нескольких кварталах дом Мила и дом Батльо, а вот о доме Кальвет
большинство современных туристов не имеют ни малейшего понятия.

Причина тому самая простая: при проектировании и постройке дома Кальвет Антонио Гауди был наиболее ТРАДИЦИОНЕН — слово, в отношении величайшего новатора звучащее почти как оскорбление…читать полностью статью о Доме Кальвет Гауди в Барселоне

Фонари Антонио Гауди

В 1878-м, как известно, Гауди получил диплом архитектора. Легенда гласит, что при вручении его директор сказал: «Уж не знаю, господа, кому мы вручаем диплом — гению или
сумасшедшему!». На что Гауди, в соответствии с той же легендой, с байроновской усмешкой ответил: «Похоже, я стал,
наконец, архитектором».

Но оставим легенды на совести биографов. Вернемся к фактам. Участвуя под началом маститого архитектурного метра
Жозепа Фонтсере в создании барселонского парка «Цитадель», Гауди зарекомендовал себя наилучшим образом.

Особенно по вкусу городским властям пришлись декоративные элементы из кованого железа, установленные у входов.Именно по
этой причине в 1879 г. Антонио получает заказ на установку двух фонарей на Королевской площади.

Результат известен: выполненные из корозионно-стойких материалов, помещенные на массивные каменные основания, шестирожковые фонари, созданные по проекту
молодого Антонио Гауди-и-Корнета,  до сих пор являются одним из главных украшений площади…читать полностью
статью о Фонарях Гауди в Барселоне

Криптпа в Колонии Гуэля, Гауди

Колония Гуэль была основана другом и заказчиком Гауди, известнейшим меценатом и покровителем искусств Каталонии Эусеби Гуэлем в 1890-м году в пригороде Барселоны Санта-Колома де Сервельо.

Работу над проектом церкви для колонии Антонио Гауди начал еще в 1898-м, однако строительство велось в период с 1908-го по 1914-ый.

За эти годы удалось возвести только крипту  будущей церкви, а жаль — специалисты утверждают, что это творение Гауди во многих смыслах могло бы стать образцовым.

Вообще, надо отметить, «колония» в нашем случае — вовсе не исправительно-трудовое учреждение для заблудших овец христовых, то бишь, преступников.

Это абсолютно автономный комплекс, образованный промышленным предприятием, домами рабочих и всеми необходимыми объектами инфраструктуры — своеобразная модель
общества в миниатюре, причем, общества абсолютно изолированного от внешнего мира, его пороков и страстей, что, как считалось будет только способствовать повышению морального облика
рабочих…читать полностью статью о Крипте Колонии Гуэля

Дом Мила — все работы Антонио Гауди в Барселоне

Дом Мила (Casa Mila) — последний светский проект великого каталонского архитектора Антонио Гауди.

В 1905-м  зажиточный барселонец Пере Мила выкупил огромный участок земли на Пассейдж де Грасиа, самом фешенебельном проспекте Барселоны, и обратился к Антонио Гауди с предложением выстроить
там доходный дом, который одновременно являлся бы и резиденцией четы Мила. Так возник самый, пожалуй, новаторский проект в светской архитектуре 20-го столетия — дом Мила, известный также,
как Педрера (Каменоломня).

По ходу строительства между четой Мила и Гауди возникали многочисленные распри.

Причин тому несколько: и неоднократное превышение архитектором сметы (не будем забывать, что Гауди был перфекционистом и не особенно считался с финансовыми обстоятельствами
заказчиков), и трения с мэрией, поскольку Гауди вышел за пределы отведенной под строительство площади, и, безусловно, спор о гонораре, который рассматривался в барселонском суде и в
1915-м был решен в пользу архитектора…читать полностью статью о Доме Мила Гауди в Барселоне

Павильоны Усадьбы Гуэля — Антонио Гауди

Павильоны усадьбы Гуэль — одно из ранних творений Антонио Гауди, практически не известное широкой публике. Вообще, роль, которую  Эусеби Гуэль — наследник капиталов «барселонского
индейца» Жоана Гуэля, самый состоятельный человек Каталонии и зять еще одного тогдашнего олигарха,  Антони Лопеса и Лопеса, маркиза Комильяс — о Боже, пора остановиться, иначе
перечисление титулов и регалий растянется до бесконечности!

Одним словом, роль, которую сыграл этот богатейший и при этом не лишенный тяги к прекрасному делец в судьбе Антонио Гауди — общеизвестна.

Именно по заказу своего друга и покровителя в 1884-1887 г.г. Гауди возвел комплекс из двух  павильонов и расположенных между ними ворот, служивших в свое
время главным входом на территорию  огромной загородной усадьбы Гуэля…читать полностью статью
о Павильонах Усадьбы Гуэля

Винные погреба Гуэля в Гаррафе

Винные погреба Гуэля в Гаррафе — одна из очень немногих работ Антонио Гауди за пределами Барселоны, представляющая собой архитектурный комплекс из основного здания и нескольких
вспомогательных.

Погреба были построены в период с 1895 по 1901 год под непосредственным руководством Франсеска Беренгера, ближайшего помощника Антонио Гауди.

Винные погреба Гуэля — работа Гауди так называемого «неоготического периода» (1888 — 1898), во врем которого архитектор искал вдохновения в образцах средневековой готической архитектуры. Но Гауди
не был бы Гауди, если бы занимался слепым копированием.

Признавая общее величие готического стиля, Антонио Гауди относился к нему достаточно критически, считая, что готика так и не смогла решить ряд структурных проблем. Например, те же контрфорсы —
неотъемлемый элемент готического стиля — раздражали каталонца настолько, что иначе, как «костылями», он их и не называл…читать полностью статью о Винных Погребах Гуэля в Гаррафе
Все работы Гауди в Барселоне — Колледж Терезианок

Колледж Терезианок в Барселоне — один из тех проектов Анонио Гауди, о которых известно, по большому счету, немногим. Тому есть ряд причин — и удаленность здания от туристических райнов города
(Колледж расположен в верхней зоне Барселоны, в престижном городском районе Сарриа — Сант-Жерваси), и то, что с момента основания и по сей день Колледж Терезианок — действующее образовательное
учреждение, где учатся дети весьма состоятельно-влиятельных родителей, и попасть туда человеку постороннему совершенно невозможно.

Добавим к вышесказанному, что это работа «раннего» Антонио Гауди, причем, заказ сам по себе совершенно для архитектора нетипичный, и даже противоположный по своей
сути всему тому, чем занимался он до того и даже параллельно со строительством Школы… читать полностью статью о
Коледже Терезианок Гауди в Барселоне

Храм Святого Семейства — шедевры Гауди в Барселоне

История строительства Искупительного Храма Святого Семейства в Барселоне, более известного, как Саграда
Фамилия (La Sagrada Familia), еще не закончена — но уже выходит на финишную прямую. Самый известный шедевр Антонио Гауди; безусловный символ каталонской столицы; знаменитый «долгострой» современности и одна из десяти самых посещаемых
достопримечательностей мира; первый объект на портале Tripadvisor, набравший более 100 000 комментариев — это всё о нем, о Храме Святого Семейства: гениальном проекте, 
объединившем в себе науку, религию, природу и архитектуру.

Вселенная, возникшая из точки в результате гениального взрыва в мозгу каталонского зодчего — и расширяющаяся до сих пор (это не метафора: минуло более 130 лет с момента начала
строительства, но никто не может точно сказать и сейчас, когда оно будет завершено…читать полностью статью о Храме Святого Семейства Антонио Гауди в Барселоне

«Барселона-Экскурс» предлагает следующие варианты экскурсий по объектам
Антонио Гауди:

Здесь жил и творил Гауди  (экскурсия на
машине)

Длительность — 5 часов. Стоимость: 1-3 человека — 250 €, 4-5 человек — 280 €, 6 человек — 310 €.

Весь Антонио
Гауди (экскурсия на машине)

Длительность — 9 часов. Стоимость: 1-3 человека — 360
€, 4-5 человек — 390 €, 6 человек — 430 €.

Антонио Гауди — гений, сумасшедший,
святой… (пешеходная экскурсия)

Длительность — 5 часов. Стоимость: 1-2 человека — 120 €, 3-4 человека — 135 €, 5-6 человек — 150 €, 7-10 человек — 165 €.

Свяжитесь с нами:

[email protected]

Тел, WhatsApp, Viber, Telegram

+34 630917047

Мы на Facebook

Мы в Instagram

Антонио Гауди – биография гениального архитектора

В июле 2003 года Ватикан начинает канонизацию каталонского архитектора Антонио Гауди. Жители Барселоны клянутся, что в день, когда его хоронили, в городе плакали камни, а дома, которые он построил, скорбно склонили башни.

Но одних слов недостаточно, чтобы заинтересовать Ватикан. Значит, в этой истории есть что-то еще. Утверждают, Антонио Гауди разговаривал с Богом: «Мой заказчик никуда не торопится…»

Кого имел в виду Гауди? Как он мог строить без чертежей то, чему современная наука не может дать технического обоснования до сих пор?

Крипта Колонии Гуэля – одно из непостижимых творений Гауди. Каким образом эти своды будут держаться, понимал только он.

В каталонской летописи Гауди упоминается, как «Великий Сфинкс мировой архитектуры». После него остались одни загадки, ответы на которые человечество ищет до сих пор:

Краткая биография

Антонио Гауди родился 25 июня 1852 года в маленьком каталонском городке Реус. Повитуха сказала, что мальчик не выживет – его срочно крестили, чтобы спасти душу младенца. Смерть чудом отступила.

Малышу поставили страшный диагноз – тяжелая форма артрита. Врачи определяют максимальный срок жизни мальчика – не более 3-х лет…

Жизнь продолжается

Когда Антонио исполнилось 5 лет, они с мамой отправились в Таррагону, к Деве Марии. Там мальчик, от сильной боли не сумевший встать на колени, склонил голову и поблагодарил Деву Марию за то, что жив до сих пор. Также он поклялся узнать – для чего!

В 6 лет Антонио любовался морем и поражался природе воды:

«Форма волн никогда не повторяется всегда находится новая деталь. В одной большой волне сотня других, поменьше. Если бы люди жили у моря, они не чувствовали бы себя одинокими: улицы и дома слились бы в одну стихию, но при этом никогда бы не стали безликими и похожими друг на друга».

В этот период мальчик понял, что природа не бывает одноцветной, в ней нет прямых линий. Их придумал человек. Именно на берегу моря Гауди построил свой первый дом – из песка.

Антонио Гауди никогда не думал о своих проектах, как об отдельно стоящих зданиях. Он всегда создавал особый мир вокруг них.

Я теперь архитектор!

Когда выпускнику высшей архитектурной школы в Барселоне Антонио Гауди вручали диплом, ректор сказал: «Уж не знаю, гений перед нами или сумасшедший».

Антонио ответил на это: «Похоже, я теперь архитектор!»

С этого момента вся его жизнь изменится. В ней не будет место семье, любимой женщине, близкому другу.

Дом Мануэля Висенса

Фабриканта Мануэля Висенса не смущал своеобразный стиль молодого архитектора. Он заказывает у Гауди проект и возведение своего дома. Этим Висенс увековечил свое имя в истории – в Барселоне дома называются в честь их заказчиков.

Осматривая место постройки, Гауди замечает огромную пальму, окруженную ковром желтых цветом. Все эти элементы присутствуют в дизайне дома и его ограды. За 2 года Антонио «вырастит» во дворе Дона Винсенса настоящий дворец.

Материал, который архитектор использовал при отделке дома, после этого стал очень популярен. Холодная плитка выглядит теплой и живой на вид. Люди поражались этому творению, увековечившему имя Висенса.

Период постройки и отделки дома Винсенса: с 1883 по 1888 года.

Парк Гуэль

Многие сравнивают парк Гуэль со Страной Чудес, о которой рассказал Льюис Кэрролл в своей «Алисе…». Антонио Гауди вписал в Парк пространство так умело, что практически невозможно понять, где заканчивается природа, а где начинается архитектура.

Параллельно с Парком Гуэля Гауди работает над своим знаменитым творением – Храмом искупления «Святое семейство» (Sagrada Familia), строительство которого началось в 1883 году и продолжается по сей день.

Ящерица без хвоста

Ящерица без хвоста – одно из знаменитых творений Гауди, которое находится в парке Гуэля. Гауди пустил по ее венам воду из подземных ключей. Многие верят, что даже брызги, в которых купается это существо, являются целебными.

Для того чтобы отделать ящерицу так, как задумано, Гауди расколол безумно дорогой сервиз заказчика. Он изводил всех, подбирая нужны осколки для своей неповторимой мозаики. Когда запасы стекла истощались, он отправлял рабочих за битыми бутылками на улицы Барселоны.

Самая длинная в мире скамья

Самая длинная в мире скамья находится в парке Гуэля. Ее узор из разноцветной керамики только на первый взгляд кажется случайным. Если посмотреть на него дольше, то можно заметить проявляющиеся «таинственные знаки».

Сальвадор Дали мог часами находиться  на скамье в парке Гуэля. В картинах художника есть узоры, выхваченные из мира архитектуры Гауди. Великий Дали преклонялся перед Великим Гауди, но в реальной жизни встретиться им не было дано.

Крипта

Крипта (1898-1916гг.) в исполнении Гауди до сих пор вводит в заблуждения современных архитекторов – она не имеет привычных для зданий опор и как будто держит сама себя. Антонио открыл новый способ безопорного перекрытия с помощью сетки и цемента (подробнее смотрите в видео).

Чем более хрупкими выглядят арки Гауди в крипте Гуэля, тем более прочными они являются. Мебель для крипты архитектор также проектировал сам – это удивительные предметы с искривленными линиями и ножками в виде костей.

Архитектор в XIX веке научился оживлять предметы и приспосабливать их под людей!

Период постройки дворца, павильона усадьбы, парка, часовни и крипты Гуэля – 1883-1916гг.

Благодаря богатейшему заказчику – Гуэлю, о Гауди узнает весь высший свет Барселоны. К нему выстраивается очередь из заказчиков.

Дом Кальвет

Однажды архитектору заказали дом, который носит имя Кальвет. Место для строительства было ужасным – соседние дома стояли практически вплотную. Только с помощью изощренной планировки сюда можно было втиснуть еще одно здание.

Это был вызов для Антонио, который он принял. После постройки дома Кальвет власти города высоко оценят его изящество в целом и отдельных смысловых элементов в частности. За это Гауди получит награду – первую и последнюю от правительства Барселоны.

Все элементы отделки дома не были случайны и носили глубокий смысл. Взять хотя бы молот на дверях дома в виде креста. Чтобы постучаться в них, нужно было ударить «крестом по жуку» — символу зла. То есть желающий войти должен был сначала победить грех (постучать в дверь).

Дом Кальвет строился в период с 1898 по 1900 года.

Храм искупления Святого Семейства

В храме Святого Семейства Гауди в этот момент отделывает фасад одной из трех башен – Рождества. Архитектору на тот момент был 41 год. На храме появляются первые ослы, улитки, собаки. Чтобы сделать слепок с животных, архитектор погружает их в сон с помощью хлороформа, обмазывает жиром и делает отливку прежде, чем они успевают проснуться.

Если в средние века архитектурные строения были сказочно вымышленными (носили на фасадах вымышленных героев), то во времена Гауди сказкой в архитектуре стала сама природа.

На самом пике архитектурной карьеры Антонио Гауди перестают интересовать дорогостоящие проекты. По Барселоне поползли слухи: «У архитектора действительно есть особый заказчик, это для него он строит Sagrada Familia!». Храм Искупления, которому суждено стать каменной Библией.

Так и будет, если строительство завершится:

  • Самая высокая башня храма, высотой в 170 метров, станет олицетворять Христа.
  • Башня поменьше – Деву Марию.
  • Другие 12 башен – 12 апостолов.
  • 3 фасада храма Святого Семейства – это 3 таинства (Рождества, Страстей и Славы). Венчать собор будет огромный светящийся крест.

Чертежей у Гауди по-прежнему нет… Как-то он обронил фразу по этому поводу:

«Вся архитектура уже есть в природе, достаточно просто посмотреть вокруг»

Месса на святой горе Монсеррат

В этот момент Антонио Гауди часто посещает гору Монсеррат, где растворяется в звуках мессы. После нее он выходил на гору и молчаливо стоял, погружаясь в «религиозный экстаз». После одного из таких случаев он даже впал в летаргический сон.

Именно после этого он заявил, что отныне будет работать только над религиозными заказами, а если ему предложат светский проект, то он должен будет «испросить разрешение на исполнение у святой Мадонны из Монсеррата».

Никаких других подробностей от архитектора добиться не удалось. Возможно, он получил ответ на свой давний детский вопрос: для чего он живет так долго?

Чертежи для последователей

Гауди понимал, что не успеет закончить храм Искупления и впервые за все время стал делать чертежи, проекты, чтобы его последователи смогли закончить это гениальное творение. К сожалению, чертежи были уничтожены пожаром во время гражданской войны.

Антонио успел закончить только один из 3-х фасадов собора – фасад Рождества. Но каким-то чудом возведение храма продолжается. Его строят представители разных стран, народов  и даже разных вероисповеданий. Гауди продолжает диктовать свою волю и превращать архитектуру в продолжение природы.

Гибель гения

7 июня 1926 года из церкви в Барселоне вышел пожилой человек. Он улыбнулся и помахал игравшим детям, затем побрел в сторону улицы. Он больше не оглядывался по сторонам и шел вперед.

Водитель трамвая не успел затормозить…

Увлеченный своими мыслями пешеход этого даже не заметил: «…в природе нет трамваев и прямых линий…».Сбитого старика приняли за нищего и отправили в больницу Санта-Круз. Ту самую, где он делал слепки мертвых детей для библейской панорамы «Убийство младенцев».

Знакомые нашли его там только на следующий день, когда полученные травмы уже были несовместимы с жизнью и даже лучшая клиника не смогла помочь ему.

Умер Антонио Гауди 10 июня 1926 года. На следующий день вышли газеты под заголовками «В Барселоне не стало гения», «В Барселоне умер Святой», «Даже камни оплакивают его».  Антонио Гауди покоится в крипте собора «Святое Семейство».

Антонио Гауди — безумный архитектор, доказавший, что он был прав

Переехав в 16 лет в Барселону, Гауди поступил в Высшую архитектурную школу, впоследствии ставшую отделением Барселонского университета. Правда, учился он там только тому, что считал нужным, и делал только то, что хотел. Вместо проекта кладбищенских ворот он мог представить на экзамене подробное изображение катафалка. При этом рисунок был выполнен безукоризненно, и оценить его поневоле пришлось высшим баллом.

Он ненавидел аналитическую геометрию, считая ее слишком абстрактной наукой, зато уже тогда интересовался параболическими кривыми. На защите его дипломного проекта председатель комиссии сказал: «Сеньоры, перед нами либо гений, либо сумасшедший». «Похоже, теперь я архитектор», — подвел черту студент, известный своей заносчивостью и упрямством.

Круг студенческого общения Гауди составляла барселонская элита. Разумеется, сын провинциального ремесленника слегка привирал о своем происхождении, иногда порядком с этим перебарщивая. Орнамент его первой визитной карточки напоминал фамильный герб Бурбонов. Восемь своих первых стипендий он потратил на покупку золотых часов, которые впоследствии выдавал за семейную реликвию.

Не ищите женщину

О личной жизни Гауди известно только то, что он терпеть не мог женщин, особенно декольтированных, и навсегда остался холостяком. Существует множество версий, почему он дал обет безбрачия. Например, такая: не желая слушать никаких объяснений, ревнивый и деспотичный Гауди в одну секунду отверг свою первую любовь и невесту, стоило ему узнать о ее случайной встрече в поезде с другом детства.

Предание гласит, что он потом всю жизнь мрачнел при виде целующихся. Они вызывали в нем прилив бешенства.

По другой версии избранницей Гауди стала молодая американка, встреченная им на стройплощадке Саграда Фамилия. Но вскоре она вернулась к себе на родину, и безутешный Гауди стал закоренелым женоненавистником.

В третьей версии участвовала разведенная учительница Жозефа Мореу по прозвищу Пепета. Преподавала она в рабочем кооперативе ткачей, для которого Гауди много чего сделал, начиная с разработки канцелярских скрепок и заканчивая строительством целого цеха.

Кстати, на стенах после Гауди остались, например, такие изречения: «Хочешь быть умным? Будь добрым!» и «Излишняя вежливость является признаком плохого воспитания!» Но это так, к слову. Неопытный и робкий архитектор долго ухаживал за Пепетой, не решаясь признаться в своих чувствах. Когда же наконец он, мучась и краснея, сделал ей предложение, то понял, что медлил зря: она уже успела обручиться с каким-то более удачливым торговцем лесом.

Четвертая и самая драматичная история повествует о том, как юная и прекрасная девушка, в которую был влюблен Гауди, в последний момент ушла от него в монастырь. Архитектор пережил жестокое разочарование, но потом решил, что это знак свыше, что с него хватит искушений, что плоть надо усмирять, только тогда дух сможет воспарить. Отныне его единственной возлюбленной стала архитектура.

Антонио Гауди и архитектурное искусство Европы XX века. Барселона и шедевры Гауди

Антонио Гауди и архитектурное искусство Европы XX века

Гауди-и-Корнет, испанский архитектор, работал в Барселоне, создал своеобразный вариант стиля модерн…

Новый энциклопедический словарь

 В начале 1970-х годов в архитектуре Западной Европы постепенно возникло новое направление, родоначальники и последователи которого попытались противопоставить свои творческие принципы идеологии и идеалам искусства модернизма. Они именовали себя сторонниками постсовременного искусства, так называемого искусства эпохи постмодернизма.

В 1977 году в свет вышла работа главного идеолога и сторонника постсовременного искусства Чарльза Дженкса (р. 1939). В книге «Язык архитектуры постмодернизма» он сделал попытку представить читателям и ценителям зодчества образ некоего последователя идей постмодернистского искусства.

Как ни странно, символом нового художественного направления в архитектуре стал… Антонио Гауди. Дженкс писал: «Если бы я был принужден указать на совершенно явного постмодерниста, я бы привел в пример Антонио Гауди. Но это невозможно, потому что он был предмодернистом. Я все же считаю Гауди именно пробным камнем для постмодернизма, образцом, с которым нужно сравнивать любые недавно построенные здания, чтобы увидеть, действительно ли они метафоричны, “контекстуальны” и богаты в точном смысле этого…»


Чарльз Дженкс

Казалось бы, родоначальник постмодернизма оговорился или несколько поспешил с подобной оценкой творчества Гауди. Однако и в заключение своей работы Дженкс говорил о знаменитом мастере не только как об основоположнике, прародителе нового течения в искусстве XX века, но и как о художнике, опередившем свое время на несколько десятилетий.

В той же книге «Язык архитектуры постмодернизма» Дженкс писал: «Вкус здания, его запах и осязаемая фактура привлекают чувствительность, так же как это делают зрение и размышления. В совершенном произведении архитектуры, как у Гауди, значения суммируются и работают вместе в глубочайшем сочетании. Мы еще не достигли этого, но нарастает традиция, которая осмеливается предъявить это требование будущему».

На самом деле Дженкс вовсе не случайно упомянул в своей работе о произведениях Антонио Гауди и соотнес его манеру архитектурного изображения с принципами искусства постмодернизма. Наконец-то настало время творческого метода Гауди, архитектора, имя которого еще несколько лет до выхода в свет книги Дженкса даже не вспоминали летописцы мирового зодчества.

Разработанные Гауди на рубеже XIX–XX веков особенная творческая манера и способы архитектурных решений выбивались из общего строя создававшихся в то время сооружений. Произведения талантливого мастера были настолько самобытны и оригинальны, что оказались невостребованными в этот период развития европейского зодчества. Впервые всерьез о таланте Антонио Гауди, его новаторстве и связи его творчества с предыдущими поколениями художников заговорили постмодернисты, которые считали мастера основоположником нового течения, значительно опередившим свое время.

Действительно, невозможно не согласиться с тем, что творчество Гауди возникло несколько преждевременно. На самом деле, казалось, зодчество, равно как и искусство в целом, развивалось как бы по прямой линии, согласно законам логики.

Даже в 1960-е годы, у самого порога зарождения постмодернизма, искусствоведы видели в развитии искусства логичную преемственность принципов одного течения другим, новым. Так, в 1920-е годы из противоречий идеологии социального утопизма и художественного модернизма в искусстве вырастает новое направление, которое получило название современного, или модернистского. Основоположники движения модернизма выступали за соблюдение в искусстве принципов строгости и геометричности изображаемых форм, а также за их обусловленность конструктивно-технологическими требованиями. При этом последователи модернистского искусства призывали художников на пути к искусству будущего отказаться от следования сложившимся к тому времени традициям художественного изображения и построения. Главным лозунгом модернистов стало создание стилистически единого архитектурного образа.

Модернисты часто называли себя не иначе как провозвестниками нового искусства, искусства будущего. При этом они говорили о том, что в искусстве будущего не будет места творческой манере художников и зодчим прошлого. Такой же критике подвергались и мастера, чья творческая манера шла вразрез с идеологическими установками, предложенными модернистами.

После окончания Второй мировой войны принципы художественного изображения действительности и архитектурного построения распространились по всему миру. Таким образом, считали последователи современного искусства, модернизм доказал свое доминирующее положение и право на существование.

Умами большинства мастеров середины XX века владели идеи, ставшие основой современного движения. Казалось, искусству модернизма уже ничто не угрожает, его будущее виделось многим ясным и безоблачным. Действительно, модернизм смог занять в искусстве привилегированное положение. Именно поэтому незамеченными в то время оставались произведения, созданные такими талантливыми мастерами-архитекторами, работавшими в начале XX века, как Огюст Пере (1874–1954) во Франции, Марчелло Пьячентини (1881–1960) в Италии, Эрих Мендельсон (1887–1953) в Германии, Рагнар Эстеберг (1866–1945) в Швеции, Эро Сааринен (1910–1961) в США и конечно же Антонио Гауди в Испании.

Словно в стороне от общего развития искусства начала XX столетия оставались даже целые художественные направления. Среди них необходимо особенно отметить следующие: экспрессионизм, органичная архитектура и неоклассицизм. Последователи указанных течений неизменно объявлялись сторонниками модернизма бесталанными неудачниками, не сумевшими доказать жизнеспособность проповедуемых ими принципов художественного видения. Все то, что не отвечало требованиям современного искусства, не имело права на жизнь и не могло быть признано ценным.

Многочисленные высказывания последователей принципов модернистского искусства в отношении представителей других течений отличались противоречивостью. Так, Мишель Рагон, знаменитый автор книги «О современной архитектуре», вышедшей в начале 1960-х годов, с величайшим восхищением говорит о Гауди: «Гауди – поэт камня… Гауди превосходит всех “одержимых творцов” силой своего дарования…» Столь же лестно автор отзывается и о произведениях, созданных известным зодчим. Однако далее, за прославляющей мастерство архитектора тирадой, следует критика его творческой манеры. Словно бы опомнившись и в то же время вступая в противоречие с самим собой, Рагон замечает: «Гауди мало что изобрел. В истории современной архитектуры Гауди не принадлежит место новатора. Он не продвинул архитектуру ни на один шаг…»

Подобную оценку теоретиков и последователей искусства модернизма не смогли опровергнуть даже слова Шарля Ле Корбюзье (1885–1965), высказавшегося как-то по поводу творчества Гауди следующим образом: «Я увидел в Барселоне Гауди – произведения человека необыкновенной силы, веры, исключительного технического таланта… Его слава очевидна в его собственной стране. Гауди был великим художником…» Однако следует заметить, что в данном случае в глубине души автора восхваляющей тирады настоящий ценитель архитектурного искусства все же возобладал над идеологом и последователем идей модернизма.

Шарль Ле Корбюзье

Долгое время мастера, работавшие в первой половине XX века, не принимали творчество Гауди. Не раз со стороны архитекторов-функционалистов и академистов в адрес мастера звучали обвинения в бесталанности и сумбурности.


Тем не менее и среди функционалистов находились такие, кто видел в творчестве Антонио Гауди будущее архитектурного искусства. Так, известный испанский зодчий Хосе-Луис Серт (1902–1981), опубликовавший в 1955 году работу, посвященную анализу художественных принципов Гауди, писал: «Вполне вероятно, что при дальнейшем развитии современной архитектуры последние опыты Гауди приобретут все большее значение и будут по достоинству оценены. Тогда будет признано величие его роли пионера и зачинателя…»

В 1960–1970-е годы столь же противоречивым было и отношение к творчеству Гауди советских зодчих. Творческую манеру испанского мастера чаще всего определяли как иррационалистическую (в негативном понимании слова), содержащую декоративистские черты архитектуры. Советские искусствоведы говорили о том, что произведения Гауди носят «мрачно-фантастический характер», а образы, им созданные, заключают «крайне субъективистскую трактовку художественных проблем архитектуры».

Более или менее положительная (правда, с массой оговорок) оценка творчества Антонио Гауди была дана в то время только лишь в посвященной испанскому зодчему и написанной М. Гарсиа статье, вошедшей во «Всеобщую историю архитектуры», первое издание которой появилось в 1972 году.

Несмотря на столь противоречивое отношение модернистов к творчеству Гауди, сегодня можно с уверенностью говорить о том, что созданные им произведения имеют огромное значение для развития мирового архитектурного искусства XX столетия.

Современные российские любители зодчества знают о творчестве Антонио Гауди в основном из немногочисленных монографий зарубежных авторов. Наиболее полно жизнь и творческие принципы испанского мастера представлены в работе профессора, доктора архитектуры, в настоящее время заведующего кафедрой Гауди в Барселонском политехническом университете, Жоана Бассегода-и-Нонеля (р. 1930), который в течение 25 лет занимался изучением художественного метода великого архитектора.

Плодом столь длительного труда стала книга, в которой автор, пытаясь понять творческие принципы зодчего, рассуждал о связи творчества Гауди и того времени, в котором он жил. Речь также шла и о связи художественного метода, выработанного испанским архитектором, с тем культурным движением, которое последовало за ним.

Нонель не раз подчеркивал то обстоятельство, что некоторая неизвестность Гауди в Европе середины XX столетия в большей степени была обусловлена доминирующим положением модернистского искусства. Однако уже тогда многие (пожалуй, наиболее дальновидные) из последователей новых, современных принципов в искусстве по достоинству оценивали творчество Гауди.

Ряд академистов также видел в художественных принципах испанского зодчего шаг вперед в развитии мирового архитектурного искусства. Так, в одной из своих статей основоположник современной бразильской архитектурной школы Оскар Нимейер (1907–1989) (сам, кстати, отдававший предпочтение старинной архитектуре) писал в те годы: «У наиболее одаренных архитекторов рождалось неудержимое стремление к поискам новых форм и решений; стремление, особенно четко заявившее о себе в нашу эпоху дерзаний и побед, которую наша реформистская функциональная архитектура просто-напросто не в состоянии выразить, поскольку она лишена смелости и фантазии. Этим объясняется и обращение к Гауди с его необузданной архитектурой, столь симптоматичной для современной эпохи; этим объясняется и то новаторское движение… отмеченное повышенным интересом к новым прекрасным художественным формам».

Нужно сказать, что Оскар Нимейер, создатель Бразилиа, признанный корифей архитектурного искусства XX века, мастер, которого называли не иначе как творец города будущего, не переставал восхищаться произведениями Гауди, считая его зодчим нового поколения (и это несмотря на то, что Гауди жил и работал несколькими десятилетиями раньше!). Анализируя современное ему искусство и творчество Антонио Гауди, он писал: «Современная архитектура, преодолев период борьбы, нанесший ей такой ущерб, пошла по пути художественной свободы к новым решениям, насыщенным исканиями, новаторством и поэзией. Мы представляем себе образ мыслей Гауди, которые нас всегда привлекали, когда обращаемся к архитектуре барокко в нашем прошлом в надежде вернуть современной архитектуре причудливость, новизну и изысканность».

На самом деле явление неприятия творческой манеры Антонио Гауди в первой половине XX столетия достаточно легко объяснить: слишком уж отличны созданные им произведения от всех тех архитектурных сооружений, что появлялись в то время. Творения испанского мастера никак не могли вписаться в рамки, как тогда говорили, «правильного, нормального и магистрального» в искусстве.

 Оскар Нимейер

Многих современников невероятно удивлял интерес мэтра архитектуры XX века, Оскара Нимейера, к творчеству Гауди. Действительно, в то время казалось невероятным увлечение знаменитого зодчего творениями провинциального мастера, имя которого нередко упоминали вместе с эпитетом «юродивый».

Однако причина живого интереса Нимейера к творчеству Гауди вполне объяснима. Мастера всегда привлекали свободные живописные и криволинейные архитектурные формы, словно бы находившиеся в оппозиции к общепринятому функционализму. Кроме того, появление свободного от ортодоксов зодчества Нимейер считал вполне закономерным этапом в развитии мировой архитектуры.

Значимость и глубина творений Гауди по-настоящему открылись любителям и мастерам архитектурного искусства только во второй половине XX века.

Архитекторы, работавшие в то время, стремились к тому, чтобы открыть новые способы построения и изображения действительности.

Следует заметить, что творения Гауди поразили Оскара Нимейера не только и, пожалуй, не столько свободой линий. Долгое время искавшего новые методы в архитектуре Нимейера привлекали в творчестве провинциального мастера прежде всего его самобытность, близость к природе, эмоциональное наполнение и глубокая содержательность. Той же цели добивался в своем творчестве и сам Нимейер, однако происходило это в несколько ином измерении – в рамках другого архитектурно-художественного направления.

На протяжении всего творчества Оскар Нимейер, равно как Ле Корбюзье, Эро Сааринен или Кендзо Танге (1913–2005), пытался отойти от сложившихся к тому времени стереотипных представлений о взаимодействии формы и функции и разработать новые способы художественного изображения, которые отвечали бы требованиям искусства нового времени. Наверное, именно поэтому Нимейеру оказалось настолько близким и понятным творчество Антонио Гауди, человека невероятной внутренней свободы, профессионала, обладавшего талантом безграничного потенциала.


Творчество Оскара Нимейера можно считать своеобразным выражением искусства трех наций: европейской, южноамериканской и африканской. Возможно, именно поэтому знаменитый архитектор смог ощутить обособленность творчества Антонио Гауди не только в мировой, но и в национальной, испанской, культуре.

Необходимо заметить, что искусство Испании имеет особенное значение в истории развития европейской культуры. Еще в XIX веке впервые прозвучали слова о том, что Африка начинается за Пиренеями. Но с данным утверждением можно было бы поспорить.

За Пиренеями находилась не только Африка. На протяжении нескольких десятков столетий на Иберийском полуострове формировалась своя неповторимая культура, выросшая из гармоничного соединения самых разных культур Европы, Африки, Азии, Америки. Таким образом, было бы справедливее утверждать о существовании за Пиренеями искусства, ставшего своеобразным синтезом искусства Запада и Востока.

 Кафедральный собор города Бразилиа

На основе подобного смешения возникали явления, в значительной степени обогатившие мировую культуру. Среди них первый европейский университет, появившийся не где-нибудь, а в Саламанке (испанский город, находящийся на западе страны), произведения испанских живописцев или знаменитый «Дон Кихот». Таким образом, именно упомянутые выше противоречивые влияния стали основой для рождения гармоничной и цельной культуры, одним из ярчайших проявлений которой и стала испанская архитектура.

Как известно, административные районы Испании называются землями. Необходимо сказать о том, что культура каждой из испанских земель развивалась самостоятельно.

В результате среди прочих наиболее развитой с точки зрения культуры и искусства оказалась Каталония, которая находилась на побережье Средиземного моря, открывавшего путь в Европу и Азию.

Однако подобное географическое положение вовсе не помешало развитию на территории Каталонии самобытной национальной культуры. В одной из своих статей испанский журналист М. Висенталь справедливо заметил, что «Каталония переводит, торгует, обменивается товарами, но не теряет родного языка и собственной индивидуальности».

Наиболее ярко культурное своеобразие Каталонии было выражено в ряде работ мастеров искусств, творивших на рубеже XIX–XX веков. Именно тогда и появились поздние творения Антонио Гауди. В архитектурных сооружениях Гауди, первые из которых были созданы во второй половине XIX столетия, наиболее полно отразились те сепаратистские тенденции и идеи, которые зародились в испанском обществе того времени.

Несколько позднее советский литературовед, академик Арсен Арутюнович Тертерян (1882–1953) так написал о культурном феномене Каталонии: «Способность испанских мастеров преображать любые заимствования своим мировосприятием, своей фантазией сохранилась до новейших времен. Так, воплощенное в камне причудливое воображение барселонского архитектора Антонио Гауди то уносилось в прошлое, к рыцарским временам (епископский дворец в Асторге), то воспаряло к небу, как в детской грезе (церковь Святого Семейства в Барселоне)».

Таким образом, можно с уверенностью говорить о творчестве испанского мастера и как о глубоко национальном, отражающем самобытный характер Каталонии явлении и в то же время как о явлении общеевропейском и мировом. Неслучайно в ряде монографий творчество Антонио Гауди определяется как космополитичное, универсальное и всемирное.

До сей поры живы многочисленные, пришедшие из глубины веков истории о творцах, чей талант не был признан при жизни. Причем в большей степени такие легенды повествуют о поэтах и художниках. О непризнанных зодчих подобных историй известно куда меньше. И это вовсе не означает, что архитекторов считали гениями всегда и безоговорочно. Дело все в том, что непризнанные мастера подобного направления в искусстве, в условиях частнособственнических отношений в обществе, как правило, не приглашались для исполнения дорогостоящих заказов.

Подобную работу обычно предлагали известным мастерам. Однако могло случиться так, что общее признание их таланта несколько запаздывало. А потому постичь все величие и значимость их творений люди могли только лишь по прошествии десятилетий, и даже веков. Так случилось и с Антонио Гауди.

Нередко подобное запаздывание признания таланта того или иного зодчего было связано с тем, что его творения намного опережали свое время, или это было связано с изменением архитектурного стиля и направления, того, что принято называть модой.

Пришедшая на смену предыдущей, мода нередко меняет идеалы и кумиров, старые при этом, становясь невостребованными и лишними, уходят в небытие. Нередко такое явление культурного перепутья сопровождается развенчанием старых норм и идеалов. Ярким примером тому может быть довольно резкая критика, прозвучавшая в начале 1970-х годов в адрес основоположников модернистского направления в искусстве.

Однако наряду с вышеупомянутым происходит и другое явление. Нередко во время смены направлений в искусстве наблюдается повышенное внимание к наиболее ярким моментам в истории развития искусства и, как следствие этого, вспоминаются имена творцов, которые незаслуженно были забыты в свое время и чьи устремления и методы художественного изображения становятся близки и понятны провозвестникам новых движений. Именно так произошло с известным ныне американским скульптором, работавшим в первой половине XIX столетия и получившим признание только в 1960-е годы Горацио Гриноу (1805–1852).

Величие в искусстве не всегда достигается посредством создания грандиозного творения. Так, например, ставшие знаменитыми архитекторы Клод Никола Леду (1736–1806) и Иван Ильич Леонидов (1902–1959) получили признание после представления своих проектных работ.

Однако Антонио Гауди прославился именно грандиозными сооружениями. Его профессионализм невозможно было не заметить. Все созданные им произведения расположены в центральном районе Барселоны. И все они занимают центральные участки в отведенном районе, имеют огромные размеры и полифункциональны (в этой связи будет достаточно упомянуть колонию Гуэль, представляющую собой сложный архитектурный комплекс).


Предвосхитив наступление новой эпохи в искусстве, Гауди с присущим ему мистицизмом и аскетизмом смог в то же время отразить свое время, период развития предмодернизма и зарождения современной культуры. В свойственной только ему манере он выразил все те идеи, которые ознаменовали наступление новой эры в искусстве.

Творчество Антонио Гауди складывается словно бы из синтеза, с одной стороны, его духовных устремлений, уводящих в прошлое, взращенных на религиозности, и, с другой стороны, его фантазий, выходящих за рамки реальной действительности. Гауди был и остается одним из крупнейших и талантливейших мастеров архитектурного искусства рубежа XIX–XX столетий, когда в мировой культуре стало оформляться новое, современное искусство.

Стиль Гауди стал своеобразным отражением того времени, в которое жил и работал зодчий. Тогда искусство развивалось на основе смешения рационалистического и свободного от всяческих догм и традиций начал.

Вот почему произведения Гауди часто лишены связи с национальными тенденциями развития и нередко характеризуются как универсальные и космополитичные. Это подтверждает и тот факт, что архитектор для сооружения своих конструкций часто использовал всевозможные параболообразные арки, гиперболоиды, спирали, наклонные колонны. Подобные применявшиеся Гауди детали и геометрические линии опередили не только архитектуру второй половины XIX столетия, но и инженерные решения следующего, XX века.

Творчество Антонио Гауди в отдельных деталях и композиционных решениях было сходно с произведениями художников-примитивистов. Однако работы архитектора отличаются большим динамизмом и изменчивостью творческой манеры.

Можно говорить о том, что художественный метод Гауди представляет собой воплощение определенного этапа развития мировой архитектуры. Талант мастера позволил зодчему шагнуть вперед в поиске новых художественных принципов изображения и опередить свое время.

В творчестве Гауди (как и в творчестве любого другого творца) можно проследить закономерную смену отдельных периодов. Так, ранние его работы эклектичны и отражают особенности архитектуры периода второй половины XIX века.

Последующие произведения знаменитого зодчего являются воплощением национально-романтических идеалов, своеобразным выражением выработанных самим мастером идей и форм, впоследствии названных искусствоведами ар нуво (модерн). Последние работы, созданные испанским архитектором уже в начале XX столетия, словно возвращают зрителя в XVII век, когда в искусстве сформировалось направление, названное классицизмом.

Рассуждая о самобытности и исключительности творческой манеры Гауди, нельзя не сказать о том, что та самобытность и исключительность не были абсолютными. В некоторых работах мастера можно обнаружить черты методов художественного изображения, выработанные другими творцами.

Дом Генри Адамса. Архитектор Луис Генри Салливен

«Падающая вода» – резиденция Эдгара Кауфмана. Архитектор Фрэнк Ллойд Райт

Так, например, в ряде произведений Гауди заметны детали, которые напоминают (если не учитывать стилевое различие) работы американских зодчих, основоположников органичной архитектуры, Луиса Генри Салливена (1856–1924) и Фрэнка Ллойда Райта (1867–1959). В связи с этим многие искусствоведы склонны считать Антонио Гауди предшественником экспрессионизма, причем больше с точки зрения художественного изображения (выставка фотографий сооружений Гауди, прошедшая в 1911 году во Франции, имела колоссальный успех у ценителей не только архитектурного, но и изобразительного искусства), чем архитектурного построения.

Творчество Антонио Гауди стало выражением природного, жизненного начала, а также той рационалистической сущности, которой отличалось искусство эпохи модернизма. Его произведения логически выстроены, органичны и вместе с тем они земные, даже несмотря на ощутимое сходство с возвышенно-духовными работами Эль Греко.

Вместе с тем произведения испанского архитектора были лишены той ненужной хрупкой истонченности, некой болезненности и манерности, словом, всего того, что характеризует стиль барокко.

Отель «Империал». Архитектор Фрэнк Ллойд Райт

Все творения, созданные Гауди, в полной мере отвечают требованиям рационалистического искусства не только с точки зрения функционального, пространственного и технического решений, но и с точки зрения используемых автором художественных методов. Об этом не раз говорили архитекторы и искусствоведы 1920-х годов.

Таким образом, на первый взгляд могло показаться, будто бы творчество Гауди как нельзя лучше вписывалось в рамки именно современного искусства. Однако это не так. Дело в том, что в процессе развития высокие идеологические принципы и художественные приемы модернистов, по существу, превратились в канонизированный геометризм, лаконичность, технологическую и техническую простоту и четкость линий.

А потому сторонники и последователи современного искусства отвергали всяческие полеты фантазии, выражавшиеся в создании произведений, обладавших высоким динамизмом. Тем более не принимались и попытки некоторых авторов оживить или приукрасить архитектурные формы. В связи с этим необходимо особенно подчеркнуть, что в середине XX столетия архитектуру Оскара Нимейера, считавшуюся модернистской (и никогда в полной мере не отвечавшей всем требованиям этого направления), называли не иначе как крайне формалистической.

Анализ культурной ситуации, сложившейся в Европе в середине XX столетия, позволяет понять причины непонимания современниками творчества испанского архитектора Антонио Гауди. В те годы об авторе Саграда Фамилиа и усадьбы Гуэль мало кто слышал. Казалось, искусствоведы и коллеги по архитектурному цеху упорно не желали замечать творения настоящего мастера, каковым и был Гауди.

Как оказалось, по праву оценить творчество испанского зодчего смогли только европейские живописцы. Многие критики часто говорят о художниках XX века как о преемниках Гауди. Действительно, синтетичные и вместе с тем необычайно гармоничные творения архитектора стали провозвестниками такого направления в изобразительном искусстве, как сюрреализм.

Впервые творчество Антонио Гауди попало в круг внимания критиков в 1950-е годы. Именно тогда резко возрос профессиональный интерес к художественной манере испанского мастера со стороны европейских зодчих, которых удивляли и восхищали произведения, обладающие одновременно динамизмом, пластичностью и живописностью. Архитекторы середины XX столетия, желая, видимо, почерпнуть новое с точки зрения методов художественного изображения, выражали живой интерес к творчеству провинциального мастера. Так, в 1955 году Х.Л. Серт в одной из своих статей, посвященных творчеству Антонио Гауди, писал: «В последних произведениях ряда современных инженеров и художников часто применяются легкие конструкции, напоминающие по своим формам раковины или другие произведения природы. Этим формам, многие из которых изогнуты, предстоит играть значительную роль в будущем. Нельзя дальше застраивать наши города, ограничиваясь зданиями-коробками, порожденными конструкцией плиты и опоры». Другими словами, Серт словно бы заставляет современных ему мастеров отказаться от четких прямых линий и уделять больше внимания живой природной пластике и эстетичности создаваемых произведений – тому, что служило основой художественного метода Антонио Гауди. По его мнению, созданное из камня архитектурное сооружение должно жить подобно живому организму, радовать глаз зрителя, не подавлять волю, а, напротив, пробуждать в человеке разнообразные мысли и эмоции.


В работах многих архитекторов и художников начиная с этого времени можно проследить черты, напоминающие творения Гауди. Так, например, некоторые исследователи склонны считать, что влияние испанского мастера можно проследить в культовых сооружениях, созданных Джованни Микелуччи (1891–1990), а также частично в капелле Нотр-Дам-дю-О, находящейся в Роншане, автором которой является Ле Корбюзье.

Однако первые заметки, появлявшиеся в печати, лишь поверхностно анализировали творчество Антонио Гауди. Те частичные обращения к художественному методу испанского архитектора, о которых говорилось ранее, были не чем иным, как стремлением создать произведение, внешне напоминавшее стиль Гауди.

Церковь Сан-Джованни Батиста. Архитектор Джованни Микелуччи

Капелла Нотр-Дам-дю-О. Архитектор Ш. Ле Корбюзье

В середине XX века наиболее прогрессивные художники ставили своей задачей выработать множество новых архитектурных форм, которые противоречили бы основным принципам современного искусства. Именно такой целью и был обусловлен интерес к произведениям Гауди, которые отличались необычайной внешней пластичностью и выразительностью. Столь же богатой почвой для создания новых способов архитектурного изображения оказалось и разнообразие используемых испанским зодчим конструкций.

В 1960-е годы в архитектурном искусстве Европы произошел новый переворот. В то время стали появляться произведения молодых мастеров, которые пропагандировали принципы так называемого программно-техницистского движения.

При этом антиэстетическая направленность идеологии нового течения вовсе не означала, что произведения авторов, работавших в данном стиле, лишены эстетизма и маловыразительны. Однако в то время эстетическое и декоративное наполнение, а также эмоциональность произведений Антонио Гауди оставались на заднем плане и не могли служить источником вдохновения для архитекторов, являвшихся сторонниками программно-техницистского направления.

Тем не менее произведения Гауди с течением времени все более привлекали внимание архитекторов второй половины XX столетия. Интерес к его работам касался прежде всего основного, выработанного испанским зодчим художественного принципа, который заключался в формальном уподоблении того или иного архитектурного сооружения какому-либо субъекту природы.

При этом влияние творчества Гауди более всего прослеживается не только у сторонников функционально-бионического направления в искусстве, одним из представителей которого был швейцарский архитектор Юстус Дахинден (1925–2005). Чаще всего черты художественного метода Гауди можно увидеть в произведениях тех авторов, кто оказался духовно близок ему. Ярким примером этого является творчество такого же одинокого, как и Гауди, творца – американского архитектора итальянского происхождения Паоло Солери (р. 1919), который обладает той же мистической фантазией, отличавшей и создания испанского мастера.

Искусствоведы, начавшие работать в 1970-е годы, по-новому высветили художественный метод Антонио Гауди. Стоит упомянуть, что именно в это время появляются различные издания, посвященные жизни и творчеству испанского архитектора. Выходят в свет иллюстрированные альбомы и журналы, представлявшие произведения Гауди.

Жилой дом в Цюрихе. Архитектор Юстус Дахинден

В Аркосанти – экспериментальном проекте Паоло Сорели в Аризоне

Тогда же своеобразным веянием времени стало упоминание искусствоведами и профессиональными архитекторами имени испанского мастера в публикациях. В 1970-е годы становится едва ли не правилом хорошего тона восхищаться работами Гауди (чего не было еще десятилетие назад).

В связи с этим возникает закономерный вопрос: чем же вызвано столь внезапное признание таланта Антонио Гауди? Дело в том, что именно на 1970-е годы приходится кризис современной культуры и начало становления и развития культуры постмодернистской. Как известно, появление последней было обусловлено разочарованием творцов в идеалах и художественных принципах, разработанных в рамках искусства модернизма, на смену которому неизменно должно было прийти новое направление.

Однако кризис идеологии модернизма стал не единственной причиной развития постмодернизма. Его появление было вызвано целым рядом причин социального и культурного характера. По существу, рождение постмодернизма стало своеобразным выражением того кризиса, который имел место в то время в европейском обществе. Но прежде, чем оно должно было появиться на свет, художники должны были осознать необходимость рождения нового искусства.

Как известно, идеологи модернизма впервые выступили в 1920-е годы. При этом идеология сторонников современного искусства привлекала массы за счет того, что они ратовали не только за преобразование зодчества и культуры в целом, но и за коренное обновление способов поиска архитектурных форм. Однако идеалы модернистов так и остались недосягаемыми.

А на деле человека середины XX столетия окружали безликие каменные, похожие одна на другую коробки-параллелепипеды. Все это в течение полувека наводило на людей скуку и раздражение, в результате чего искусствоведы и профессиональные архитекторы решили, что современное искусство зашло в тупик.

Путь к рождению постмодернистской культуры оказался довольно долгим. А предшествовал ему появившийся в 1950-е годы лозунг о возможно большей вариабельности используемых при создании произведений художественных приемов. Подобные требования выдвигали тогда сторонники функционализма [1], которые не могли в одно мгновение принять понимание творческого процесса (в том числе и в архитектуре) как свободного полета фантазии художника.

Появление идеологии постмодернизма в европейской культуре можно сравнить с вечерним летним ветерком, который несет прохладу и свежесть. Идеологи постмодернизма сразу же выступили против канонов современного искусства. Они пропагандировали использование в архитектуре целой палитры красок и всевозможных геометрических форм, отражение в создаваемых произведениях национальных традиций.

Основоположники постмодернизма выступили как оппоненты сторонников современного искусства с их «технологической» идеологией, а также продолжателей идей модернизма, последователей таких течений, как необрутализм [2], метаболизм [3] и футурулогическое проектирование [4]. Впервые за долгие годы прозвучали призывы к созданию образно-эмоциональной архитектуры. Постмодернисты стали первыми художниками, заговорившими о существовании особенного языка архитектуры.


С появлением постмодернистов доминирующее положение стали занимать потребители архитектуры – зрители и заказчики. Основоположники постмодернистского искусства призывали творцов ориентироваться на вкусы, потребности и запросы зрителя, тогда как их предшественники – идеологи модернизма – говорили о назидательной роли и первостепенном значении архитектуры.

В связи с этим главным лозунгом постмодернистов стал призыв к индивидуализации создаваемого архитектурного образа. Одновременно, исходя из принципов антиэлитарной сущности искусства, постмодернисты выдвигали требование понятности и доступности языка архитектуры не только для критиков и профессионалов, но также (и в большей степени) для обывателей.

Выдвигая подобные требования, сторонники постмодернизма реально оценивали вкусы рядовых любителей зодчества. Однако, хорошо зная о довольно низком уровне часто продиктованных модой пристрастий рядовых ценителей архитектурных сооружений, о некоей традиционности вкусов, постмодернисты заговорили о пересмотре и переоценке культурного наследия и традиций. Они выступали за формирование нового взгляда на исторический опыт предшественников – зодчих многих поколений.

Именно с появлением первых публикаций и произведений постмодернистов профессионалы и критики стали чаще говорить о том, что искусство (и архитектура в том числе) должно быть выразителем национально-культурных традиций. Так, американский архитектор Чарльз Мур (1925–1993) писал: «Физические пространства и очертания здания должны помогать человеческой памяти в восстановлении связей через пространство и время… Мне кажется, что предстоящие полстолетия уже взывают к восстановлению связей между нами и прошлым…»

Таким образом, постмодернисты отказались от идеологии современного искусства и обратились к обыденной, отвечавшей запросам обывателей, а потому лишенной стилистики архитектуре региональных школ и позже – к эклектизму [5] искусства второй половины XIX столетия. Однако и художественные методы эклектизма оказались для постмодернистов слишком ограниченными, строгими, нормализованными и регулярными.

Творчество Антонио Гауди, которое воплотило синтез стилистики эклектизма, искусства ар нуво [6] и национально-романтических движений, в то же время оказалось обособленным от какого бы то ни было стиля. Именно индивидуализированный характер произведений Гауди и привлек внимание постмодернистов. Поэтому Дженкс, даже несмотря на то, что творчество испанского мастера глубоко было индивидуально, называл его произведения не иначе как эталоном искусства периода постмодернизма.

На самом деле в творчестве Антонио Гауди можно обнаружить немало деталей, отвечающих принципам постмодернистского искусства. Действительно, его работы характеризуются индивидуальностью и в отношении к владельцу-заказчику, и с точки зрения всего творчества автора.

Городские сооружения Гауди содержательно насыщены и контекстуальны [7]. При этом очевидно, что мастер стремился к тому, чтобы создаваемая постройка хорошо вписывалась в окружающую архитектуру.

Стоит заметить, что доминирующую роль играло все же окружение, поскольку известны случаи, когда подвергались изменениям первоначальные проекты вследствие того, что стиль или форма нового сооружения не вписывались в окружающий пейзаж и застройки.

Как уже говорилось выше, произведения Антонио Гауди эмоционально и содержательно невероятно насыщены. Часто они носят изобразительный характер. Работы испанского мастера отличают духовное наполнение и способность вести беседу со зрителем. Они могут говорить, причем, по словам Ч. Мура, «говорить разные вещи разным людям».

Судя по воспоминаниям современников, в процессе работы над возведением и отделкой той или иной постройки Гауди разрешал мастерам – строителям и отделочникам – вносить их собственные изменения в первоначальный проект. Именно отсюда берет начало замеченная исследователями связь произведений испанского мастера с национальной традицией.

Кроме того, сооружение оказывается своеобразным выражением культуры не только государства или региона, но и того города, где оно находится. Отсюда же происходит и связь стиля произведения со стилем окружающих построек.

Итак, произведения Гауди отличаются разнородным характером с точки зрения архитектурного стиля. Однако, с другой стороны, все они представляют собой отдельные части (одновременно отличные и похожие друг на друга) единого целого, объединенные самобытным талантом автора, его творческими устремлениями.

Исследователи творчества Антонио Гауди не раз отмечали местный колорит его произведений. В работах испанского мастера прослеживаются черты, присущие национальной традиции. Среди прочих необходимо отметить такие: выражение испанского варианта романского и готического стилей, барокко, наследие испано-мавританского искусства и выросших из него орнаментальной облицовки и потолков типа «артесонато», а также эстетичности и изобразительности архитектурных форм.

Так, всевозможные башни и башенки, украшающие сооружения Гауди, говорят о традиции искусства мусульманского Востока, а плавные линии стен зданий (например, павильоны парка Гуэль) сходны со стенами знаменитого Дома с ракушками, который находится в Саламанке.

Конструкция многих из произведений Гауди восходит к древней каталонской традиции. Однако более всего характер и традиции местной архитектуры раскрывают те изобразительно-символические детали, которыми изобилуют сооружения, созданные испанским мастером.

Подобные декоративные элементы (например, объемный крест – символ Каталонии), украшают не только созданные зодчим культовые и религиозные постройки, но и обычные жилые дома.

Саламанка. Дом с ракушками

Известно, что дракон, являющийся для каталонцев привычным героем фольклорных повествований, стал неотъемлемой деталью произведений Антонио Гауди. При этом дракон у Гауди может быть выполнен из любого материала (будь то камень или железо) и принимает самые причудливые формы (так, достаточно часто можно увидеть дома, выстроенные по проектам Гауди, с крышей, имеющей форму мифического дракона). Тот же национальный колорит и характер имеют многие другие гиперболизированные автором элементы архитектурной композиции.


Словом, можно согласиться с теми исследователями, которые считали творчество Гауди вестником рождения нового направления в искусстве XX столетия – постмодернизма. Именно оно позволило мастерам значительно обогатить и разнообразить художественный метод, выработанный архитекторами-модернистами конца XIX века.

По существу, искусство Гауди с его разносторонностью работ и вседозволенностью стало своеобразным толчком для развития постмодернистского течения. Его произведения невольно оказались подтверждением лозунга, выдвинутого постмодернистами: «Больше значит больше», появившегося словно бы в противовес ставшему афоризмом выражению знаменитого американского архитектора немецкого происхождения Людвига Миса ван дер Роэ (1886–1969): «Меньше значит больше».

Появление и развитие искусства постмодернизма и признание новыми мастерами таланта Антонио Гауди привело к развитию созданных испанским архитектором способов художественного изображения в испанском зодчестве.

В связи с этим необходимо упомянуть о возникшей в середине XX столетия в Барселоне проектной группе, называвшейся «Архитектурная мастерская». В 1960–1970-е годы участники группы представили на суд общественности свои произведения, которые отличались фантастичностью, изобразительностью и литературностью.

Многие сооружения, появившиеся в Барселонском проектном коллективе, напоминали художественный метод, выработанный Антонио Гауди.

Среди деталей и черт, делающих работы молодых испанских мастеров похожими на произведения Гауди, можно выделить следующие: гиперболизация и эмоционально напряженная образность, экспрессия и пластичность форм. Использование нового, до той поры никем из зодчих не применявшегося. Необычное сочетание материалов. Включение в композиции новых для того времени индустриальных конструкций.

Несомненно, использование в работе художественных методов и приемов архитектурного изображения, разработанных Гауди, только подчеркивало признание новым поколением зодчих таланта испанского мастера. Пожалуй, наиболее ярким и неопровержимым доказательством этого является тот факт, что одна из композиций, созданных барселонским проектным коллективом, была названа авторами «Предместье Гауди».

Итак, связь искусства постмодернизма с творческим наследием Антонио Гауди очевидна. Однако говорить о том, что творчество Гауди каким-либо образом повлияло только на становление идеологии этого течения в архитектуре (которое, так или иначе, зависело от конформизма буржуазного общества начала XX столетия и вкусов потребителей), было бы несправедливо. На самом деле искусство испанского архитектора и выработанный им художественный метод намного сложнее, шире и универсальнее, чем об этом было сказано выше.

Многие искусствоведы, размышляя о сущности художественного метода Гауди, говорят о том, что оно в большой степени связано с прошлым общечеловеческой культуры. При этом отмечается, что с прошлым его связывают не только используемые автором формы, но и содержательная сторона создаваемых произведений. Однако, несмотря на это, творчество испанского зодчего оказалось приближенным к будущему. В связи с этим вспоминаются слова Ч. Дженкса, который писал: «Архитектура должна быть многозначной. Как и здания Гауди, она должна быть сверхкодирована посредством различных типов знаков, избыточна в отношении значений, вульгарных и элитарных, обыкновенных и оригинальных, буквальных и метафорических. “Предсказание” – это синоним “надежды”, но, как мне кажется, мы находимся в точке, не так уж отличающейся от той, из которой созрело ар нуво. Современная архитектура как язык в данный момент обогащается популярными и народными архитектурными диалектами и эрзац-архитектурой. Все может произойти, и можно верить, что процесс этот уже начался…»

Многозначность и контекстуальность произведений Антонио Гауди есть не что иное, как выражение традиционной полистилистичности, синкретичности [8] и целостности испанской культуры. Последнюю можно сравнить с мозаичным рисунком, состоящим из десятков сотен разноцветных, собранных вместе деталей, которые и образуют единый орнамент.

Нужно заметить, что именно подобная стилевая целостность, четко прослеживаемая в произведениях Гауди, и является одной из тех черт, которая позволяет отграничить творчество испанского мастера от искусства постмодернистов. А излюбленные методы Гауди – такие, как обращение в прошлое, утопический характер композиций, заимствование ряда деталей из готического искусства и фольклора, использование народно-ремесленных традиций, – позволяют исследователям представлять его творчество как истинно современное искусство, национально-романтического направления.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








Как архитектура Гауди сделала Барселону такой неповторимой?

Page Content

В: Я хотел бы узнать, как работа Гауди сделал архитектуру Барселоны такой отличной от других испанских городов?

A: Работа Гауди радикально отличается от работы других архитекторов. Большинство его самых значимых творений находится в Барселоне. Причина этого кроется в том, что в то время, когда он жил здесь с 1870 по 1929 г.г. (он родился в Реусе, небольшом городке недалеко от Барселоны), главные его спонсоры тоже жили в Барселоне.

Почему его работы так сильно отличались от работ других испанских архитекторов? Дело в том, что его работы не похожи на работы *любых* других архитекторов. Чтобы понять, о чем я говорю, лучше всего взглянуть на фотографии его творений. Мы написали статьи о Гауди (перейдите по ссылке Гауди), но мы также сделали фотогалерею с примерами его работ:



Sagrada Família работы Гауди
Park Güell Антони Гауди
La Pedrera (Casa Mila)
Casa Batlló

Творчество Гауди было уникальным не только для Барселоны и других городов Испании, но и для всего мира. Это одна из причин, по которой тысячи архитекторов со всего мира приезжают каждый год в Барселону.

Барселона — это каталонский город, и у людей здесь неповторимый уклад жизни, со своими обычаями непохожими на остальную Испанию. Гауди символизировал эту разницу в своем творчестве, и жители Барселоны приняли его уникальный стиль, как выражение своей неповторимой культуры.

Комментарий от нашего читателя Пау из Барселоны: Гауди работал не только в Барселоне, его творения есть в Кастилии (епископский дворец в Асторге) и по всей Каталонии (Colònia Güell).

Он был лучшим (или самым талантливым) из всех модернистов своего времени, но в то же время существуют великолепные работы и других модернистов (психиатрическая больница Пере Мата в Реусе от таких архитекторов, как Пуч-и-Кадафалк и Доменек-и-Монтанер).

Комментарий редактора. Пау, спасибо за комментарий. Я согласен. Информация о двух упомянутых тобой модернистах была бы нам очень интересна.

Барселона Антонио Гауди — архитектура, список, творения, карта, фото, описание

В череде имен гениальных творцов произведений искусства архитектуры имя Антонио Гауди будет жить в памяти людей века, пока будут стоять созданные по его фантастическим проектам здания. Можно долго безмолвно смотреть на эти архитектурные шедевры, прежде чем найдутся слова, способные выразить всю гамму чувств восхищения, восторга, эстетической эйфории. Вид удивительных зданий настолько необычно красив, что не верится, что такое возможно спроектировать и построить в реальной жизни.

Дворец Гуэля

В разных уголках безмерно любимой Гауди Барселоны он построил чудо-здания неоготического стиля и обессмертил свое имя. Самостоятельная экскурсия пройдет по семи уникальным объектам, созданным воображением и мастерством Гауди. Первый из них – Дворец Гуэля раcположен по адресу: ул. Nou de la Rambla, 3-5. Это первый из самых больших проектов неординарного архитектора, заказанный ему богатым предпринимателем Гуэлем, выросшим в бедном районе Барселоны. В память о своих родителях он решил возвести дворец. Уже будучи наслышанным о молодом архитекторе и его оригинальных решениях в архитектуре, Гуэль обратился именно к Гауди.

Все этажи дворца связаны параболическим куполом, проходящим через них, и роскошной лестницей неоготического стиля. Внутреннее оформление не только красиво, но очень умно продумано: отопительная система объединена с вентиляционной; максимальная освещенность достигнута с помощью дополнительных фигурных окошек в куполе крыши. Повсюду присутствуют символы королевской власти: 120 колонн из геррафского мрамора (король Педро), изумительной красоты фреска с изображением Геркулеса (Филипп IV), потолки из дерева (эпоха Фердинанда).

По-королевски дворец выглядит и снаружи: две роскошные арки, служащие входом, задрапированы замысловатым узором кованых решеток, среди которых можно различить инициалы имен владельца и архитектора. В центре ажурной ограды на высоком металлическом фонаре прикреплен герб, изображающий орла, сидящего на кованом шлеме и расправляющего для полета крылья (символ независимости Каталонии).

Дом Кальвет

Если во Дворце Гуэля воплотились только начинания элементов необычной символической архитектуры, то в последующих строениях они проявились более ярко. Примером этого служит Дом Кальвет, расположенный на улице Carrer de Casp, 48, построенный уникальным проектировщиком по просьбе вдовы текстильного магната Барселоны Кальвета в 1900 году. Здание совмещает в себе черты бизнес-офиса и жилого дома (согласно требованиям заказчицы), но все это представлено в таком виде, что иначе как сказочным, этот дом не назовешь. Только фасад углового строения можно рассматривать часами, настолько интересны его детали и общая картина. Каждый этаж отделен изящными изгибами со «шляпками грибов» над окнами; входные колонны в виде текстильных катушек символизируют семейный бизнес; лепной бюст главы династии Кальвет в нише под крышей – дань уваженияему. Архитектор щедро использует в декоре природные элементы: изумительный барельеф над дверью главного фасада изображает кипарис –символ гостеприимства, присутствуют в оформлении оливковое дерево, рог изобилия.

Не могут не вызвать восхищения настоящие произведения искусства – балконы и балкончики с тонким ажуром изящных металлических ограждений. Своеобразные «подставки» в виде фигурно изогнутых трапеций под балконами оформлены в цветочном варианте. Выпуклый узор боковых стен, декоративные детали оригинальных фронтонов дополняют эффект сказочной красоты удивительного дома.Чтобы осмотреть все его интерьеры, нужно потратить не один час.

Дом Бальо

Если кто-то решил, что его больше нечем удивить, то он заблуждается, потому что следующий объект экскурсии может сразить наповал (в хорошем смысле) видавших виды путешественников. Дом Бальо, расположенный на проспекте Passeiq de Gracia, 43, представляет поистине фантастическое воплощение сказочных идей гениального архитектора, который подверг переделке старый дом фабриканта Бальо. Полный символики фасад поражает видом необычной формы окон с зеркальными синими стеклами, извивами межэтажных границ, калейдоскопически пестрой окраской стен.

Крыша в виде чешуйчатого дракона, грациозно изогнувшегося в высоте на фоне неба и башенка в форме креста святого Георгия, как бы пронзающая чудовище символически дополняют мифическую нереальность архитектуры. Балконы с витиеватыми белыми оградами на изящных лепных основах напоминают загадочные черепа; разделительные колонны между окнами похожи своей конструкцией на кости. За эти аналогии местные жители прозвали необыкновенное здание Домом Костей. Творческим воображением Гауди в художественных каменных изображениях воплотились причудливые формы флоры и фауны, горячо любимые им с детства. Дом Бальо – символ новой, до этого неведомой архитектуры, исключающей прямолинейность конструкций, положил начало знаменитого уникального стиля Гауди.

Дом Мила

Это здание обтекаемых форм находится на пересечении бульвара Пассеч де Грасиа и улицы Карре де Провенса. Оно является полным воплощением криволейности в архитектуре, где буквально нет ни одного идеально прямого отрезка. Как говорил сам Гауди, в облике дома он передал изгибы волн, облаков, листьев и цветов. Неправильной формы оконные проемы, многочисленные колонны разной толщины, непрерывная извилистая полоса козырьков над окнами воплотили замысел автора. Здесь можно увидеть самые неожиданные формы каменных изваяний – результат нестандартных решений художника, который даже дымоходы облек в затейливую художественную оболочку. Шахты лифтов, установленных в доме, задекорированы зящными скульптурами. Гауди была проделана огромная проектная и созидательная работа над шедевром, который взят под охрану ЮНЕСКО как бесценный памятник.

Собор Святого Семейства

Еще один реальный шедевр из мира фантастики можно увидеть на улице Carrer de Provenca – Храм, который кажется высеченным из цельной скалы непревзойденно умелым резчиком, а не выстроенным из отдельных камней. Настолько органично вписались в общий ансамбль все необыкновенные составляющие самого главного детища Гауди, которому он посвятил 40 лет своей жизни, но так и не успел до конца воплотить весь замысел. Возведение уникальной святыни Саграда Фамилия длится уже 130 лет.

Нельзя несколькими словами обозначить архитектурный стиль этого сокровища, отразившего талант Гауди, стремившегося уйти от острых готических форм к более округлым, плавным, изящным. Несмотря на огромные размеры собора, он кажется легким, воздушным. Гауди стремился создать «библию в камне», над которой вознесутся 17 символических башен, олицетворяющих 12 апостолов, 4-х евангелистов и Иисуса. 3 фасада оформлены в соответствии с главными линиями земной жизни Христа. О каменном чуде нельзя рассказать в одной статье, его нужно долго изучать, чтобы постичь все величие и красоту неземного строения.

Парк Гуэля

Следующий адрес – ул. Carrer lt Olot откроет еще одно чудо от Гауди – парк уникальных творений архитектуры, каждое из которых оригинально и великолепно неповторимостью форм. Зал 100 колонн потрясает воображение своей монументальностью и величием, расписными лепными плафонами потолка. Огромная мозаичная саламандра, распростершаяся на импровизированном бассейне, кольцом свернувшаяся змея, диковинная скамейка с мозаично живописной спинкой – все так необыкновенно и фантастично прекрасно! Целый день можно любоваться творениями великого мастера, которые вне времени и пространства.

Дом Висенс

Его смело можно назвать главным украшением довольно серого фабрично-заводского района Барселоны – Грасиа по адресу: Carrer de les Carolines, 18-24. Как яркий самоцвет среди невзрачных собратьев, дом Висенс «озаряет» окрестности цветной мозаичной отделкой стен. Даже не зная, кто такой Висент, можно догадаться о его производстве, потому что декоративные узоры фасада «сотканы из керамической плитки». Винсент владел кирпичным заводом и цехом по изготовлению отделочной плитки. Именно этими традиционными материалами воспользовался Гауди и создал свое первое архитектурное произведение искусства как дипломированный специалист, снабдив его (дом) чудесным садом с фонтаном. До нашего времени он (сад) не сохранился, а дом продолжает радовать своей красочной композицией. Внутрь разрешено попасть только 22 мая, в день Святой Риты, но уже большое счастье увидеть шедевр Гауди снаружи. Все архитектурные творения испанского гения входят в список мирового наследия и взяты под охрану ЮНЕСКО.

Как сэкономить в Барселоне?

Все прекрасно знают, что Барселона дорогой город. Если есть возможность сэкономить, то почему этим не воспользоваться? Что нужно сделать, чтобы получить:

  • Билеты в Саграда Фамилия и парк Гуэль без очереди
  • Трансфер из аэропорта и в аэропорт Барселоны или трансфер в одну сторону из аэропорта Жироны – позволит быстро и с комфортом добраться до центра города
  • Билеты на Hop-On Hop-jff автобус
  • Скидку 20% на билеты в лучшие музеи (в том числе Пикассо, Хуана Миро, MNSC), достопримечательности (в том числе Casa Mila, Casa Batllo и Camp-Nou), экскурсии и велотуры, карточку Hola Transport

Всё это будет доступно вам после покупки Барселона City Pass (+ посещение Собора Святого Семейства).

Билеты с приоритетным проходом позволит сэкономить время и не стоять в огромных очередях. Также вы можете купить Барселона City Pass (c посещением Собора Святого Семейства+ Аудиогид + Башня).

В каком отеле остановиться

Для тех, кто ещё не выбрал отель в Барселоне, рекомендуем следующие варианты:

Маршрут экскурсии Барселона Антонио Гауди на карте

Антонио Гауди — Работы, факты и смерть

Антони Гауди был испанским архитектором из Барселоны, чьи свободные работы были созданы под сильным влиянием природы.

Кем был Антони Гауди?

Антонио Гауди родился в 1852 году, сыном медника, и с юных лет увлекся архитектурой. Он учился в школе в Барселоне, городе, который стал домом для большинства его великих работ. Гауди был частью движения каталонского модернизма, в конечном итоге превзойдя его своим естественным органическим стилем.

Ранние годы

Гауди родился в Каталонии на средиземноморском побережье Испании 25 июня 1852 года. Он рано проявил интерес к архитектуре и отправился учиться в Барселону — самый современный город Испании в то время — около 1870 года. учеба была прервана военной службой, Гауди окончил Провинциальную архитектурную школу в 1878 году.

Развитие в качестве профессионального архитектора

По окончании учебы Гауди сначала работал в художественном русле своих викторианских предшественников, но вскоре разработал свой собственный стиль. сочиняя свои работы с сопоставлением геометрических масс и оживляя поверхности узорчатым кирпичом или камнем, яркой керамической плиткой и цветочными или рептильными металлическими изделиями.Например, саламандра в парке Гуэль является представителем творчества Гауди.

В первые годы своего существования, на Всемирной выставке в Париже 1878 года, Гауди продемонстрировал созданную им витрину, которая произвела такое впечатление на одного мецената, что привело его к работе Гауди о поместье Гуэля и дворце Гуэля, среди прочих. В 1883 году Гауди было поручено построить собор в Барселоне под названием Basilica i Temple Expiatori de la Sagrada Familia (Базилика и Искупительная церковь Святого Семейства). Планы были составлены ранее, и строительство уже началось, но Гауди полностью изменил дизайн, придав ему свой особый стиль.

Гауди также вскоре начал экспериментировать с различными перестановками исторических стилей: Епископальный дворец (1887–1893) и Casa de los Botines (1892–1894), оба готические, и Casa Calvet (1898–1904), которые были выполнены в стиль барокко. Некоторые из этих заказов стали результатом Всемирной выставки 1888 года, на которой Гауди снова устроил впечатляющую презентацию.

Зрелый художник

После 1902 года дизайны Гауди начали игнорировать общепринятую стилистическую классификацию, и он создал структуру, известную как уравновешенная, то есть она могла стоять сама по себе без внутренних распорок, внешних опор и т. Д.Основными функциональными элементами этой системы были колонны, которые наклонялись для использования диагональных толчков и облегченных сводов из плитки. Примечательно, что Гауди использовал свою уравновешенную систему, чтобы построить два многоквартирных дома в Барселоне: Дом Бальо (1904–1906) и Дом Мила (1905–1910), полы которых были структурированы как кластеры из плиток лилий. Оба проекта считаются характерными для стиля Гауди.

Заключительная работа и смерть

Все более набожный, после 1910 года Гауди оставил почти все другие работы, чтобы сосредоточиться на Саграда Фамилия, которую он начал в 1883 году, уединившись в монастыре и живя в мастерской.Используя уравновешенные методы Гауди, церковь заимствовала бы стили соборной готики и модерна, но представила их в неузнаваемой форме.

Гауди умер, работая над Храмом Святого Семейства 10 июня 1926 года в Барселоне, Испания. Он умер после того, как его сбил троллейбус в Барселоне, всего за несколько недель до своего 74-летия. Хотя структура оставалась незавершенной на момент его смерти в 1926 году — был построен только один трансепт с одной из четырех башен, — окончательная дата завершения необычного сооружения — 2026 год, в ознаменование 100-летия его кончины.

Кем он был и почему он важен? — ARTnews.com

Благодаря своим экстравагантным, меняющим форму структурам, основанным на различных источниках, от движения искусств и ремесел 19 века до исламской и азиатской архитектуры, до традиционных каталонских форм и т. Д., Антони Гауди стал одним из самых известных архитекторов первой половины. ХХ века. Он остается пионером ар-нуво и модернизма, или каталонского модернизма. Гауди больше всего известен своими замысловатыми постройками по всей Барселоне, а легендарная базилика Саграда Фамилия стала одним из самых популярных туристических направлений в Европе в прошлом веке.Следующий путеводитель прослеживает рост Гауди к известности в испанском городе, выделяя некоторые из его самых известных вкладов в его ландшафт.

Статьи по Теме

Ранний интерес Гауди к природе повлиял на его архитектуру.
Гауди родился в 1852 году в каталонском городе Реус. Он рано черпал вдохновение в котельном бизнесе своей семьи. Как работающий архитектор, Гауди позже сказал, что у него «эта способность чувствовать, видеть пространство, потому что я сын котельщика.Котельщик — это человек, который делает объем из поверхности; он видит пространство, прежде чем приступить к работе ». Страдая от проблем со здоровьем в детстве, Гауди проводил длительные периоды в летнем доме в испанском городе Риудомс, где проводил большую часть своего времени, наблюдая и изучая мир природы. Считается, что подобный опыт сформировал его архитектурный стиль, потенциально заложив основу для биоморфных форм его структур.

Карьера Гауди в Барселоне началась, когда он был молод.
Архитектор окончил Барселонскую архитектурную школу в 1878 году. В то время директор учреждения Элис Рогент, как известно, сказал: «Я не знаю, присудили ли мы эту степень сумасшедшему или гению; время покажет.» В том же году он разработал витрину для барселонского перчаточного магазина, принадлежащего Эстеве Комелла, и впоследствии изделие было показано на Всемирной выставке в Париже. Первое поручение Гауди от городского совета Барселоны было получено в 1879 году, когда он спроектировал общественные фонарные столбы, которые до сих пор устанавливаются на городских площадях Plaça Reial и Pla del Palau.

Дом Висенс Антонио Гауди в Барселоне.
Лукас Валлесильос / VW Фото через AP Изображения

Его влияние на город росло в 1880-х годах, когда он усовершенствовал свой неповторимый стиль.
Первым жилым проектом Гауди было строительство Casa Vicens, которое было построено между 1883 и 1885 годами. Здание было заказано финансистом Мануэлем Висенсом и Монтанером и предназначалось для использования в качестве летнего дома для его семьи. Отель Casa Vicens расположен в районе Грасиа в Барселоне, на улице Каррер-де-ле-Каролин. Он отличается яркими красными акцентами, завораживающими мозаиками из черепицы и тонкими минаретами, возвышающимися над крышей.В этот период Гауди спроектировал еще один летний дом в северном городе Комильяс для Максимо Диаса де Кихано, зятя маркиза Комильяс. Вилла, получившая название El Capricho, отличается яркой красно-зеленой башней, богато украшенным портиком и округлыми стенами. В этом десятилетии Гауди также получил свой первый заказ от барселонского предпринимателя Эусеби Гуэля, который стал известным покровителем работы архитектора.

Внутри Храма Святого Семейства в Барселоне. Europa Press через AP

Гауди начал работу над Basílica de la Sagrada Família в 1883 году.
Гауди взялся за свой самый известный проект, Basílica de la Sagrada Família в Барселоне, в 1883 году, через год после того, как архитектор Франсиско де Паула дель Вильяр сделал первоначальное предложение для конструкции. Гауди отклонился от неоготического плана собора, который был пересмотрен из-за финансовых проблем, связанных с материалами и производством, и выбрал более нетрадиционный дизайн.Когда Гауди умер, только одна часть собора — колокольня церкви, посвященная апостолу Варнаве — была достроена. Строительство храма Святого Семейства, которое в настоящее время является одной из самых посещаемых достопримечательностей Испании, остается незавершенным, и в 2020 году официальные лица объявили, что его завершение ожидается в 2026 году, когда исполняется 100 лет со дня смерти Гауди. Храм Святого Семейства, культовый внешний вид которого отмечен скоплением замысловатых шпилей и очень подробными скульптурными изображениями жизни Иисуса Христа, имеет 56 колонн, переходящих в потолок, полный калейдоскопических форм, и витражи синего, зеленого, красного и электрического цветов. и оранжевые оттенки.Эти потусторонние фантасмагорические элементы резко контрастируют с более утонченным и менее эффектным видом многих соборов в Европе.

Главный вход в парк Гуэля в Барселоне.
Hal Beral / VWPics через изображения AP

В начале 1900-х годов Гауди построил некоторые из своих самых известных построек в окрестностях Барселоны.
Большинство самых известных построек Гауди были построены в начале 20 века. Среди проектов тех лет — обширный Парк Гуэль, который был построен между 1900 и 1914 годами и содержит скульптуры, архитектурные элементы и сады; Дом Бальо, здание, которое когда-то было жилым, а теперь украшено скелетными деталями на фасаде; и холмистый жилой дом Casa Milà, также известный как La Pedrera, который был последним жилым домом, спроектированным Гауди, и по сей день здесь проживают арендаторы.Центральное место во всех трех структурах занимают элементы, расположенные на разных уровнях. В случае домов Бальо и Ла Педрера пешеходные крыши предлагают посетителям совершенно новые впечатления от построек, а в парке Гуэль есть пики и виды, которые открывают зрителям новые перспективы на общественный парк и город за его пределами. В 1910 году Парижское Общество изящных искусств представило выставку, посвященную творчеству Гауди, с фотографиями, моделями и планами его построек. Год спустя он показал многие из тех же произведений на Первом национальном архитектурном салоне в Мадриде.

Фасад дома Мила (Ла Педрера) в Барселоне.
CTK через AP Изображения

Гауди погиб безвременно, но его след в истории искусства и современной архитектуре стал неизгладимым.
Архитектор был убит после того, как в 1926 году его сбил трамвай, и он был похоронен в склепе Собора Святого Семейства после похорон, на которые в Барселоне собрались огромные толпы. Семь его построек — Парк Гуэль, Паласио Гуэль, Дом Мила, Дом Висенс, фасад Рождества и склеп храма Святого Семейства, Дом Бальо и склеп в Колонии Гуэль — внесены в список всемирного наследия ЮНЕСКО, а его своеобразный сумасброд стиль раздвинул границы архитектурных условностей 20-го века.

Гауди Биография, жизнь и цитаты

Биография Антонио Гауди

Детство в Реусе

Антони Пласид Гиллем Гауди-и-Корнет родился в Реусе, Каталония, к югу от Барселоны на побережье Средиземного моря, в июне 1852 года. Его место рождения остается под вопросом небольшой спор, так как точных документов не существует, и иногда утверждается, что он родился в соседнем муниципалитете Риудомс, родной деревне его семьи по отцовской линии (хотя он был крещен на следующий день после своего рождения в церкви Сант Пере Апостол в Реусе ).Он был младшим из пяти детей, рожденных медником Франсеском Гауди-и-Серра и его женой Антонией Корнет-и-Бертран. Семья Гауди имела корни в регионе Овернь на юге Франции.

С самого начала Гауди очень ценил природу и особенно окружающую среду своего родного региона Каталония. В конце концов он стал энтузиастом активного отдыха, присоединившись к клубу под названием Centre Excursionista de Catalunya в 1879 году (который совершил много поездок в сельскую местность региона и на юг Франции).Несмотря на свое рвение к природе, Гауди в юности был болезненным, страдал различными недугами, в том числе ревматизмом, которые, похоже, способствовали его сдержанному характеру.

Переезд в Барселону и архитектурное образование

Гауди большую часть времени до 16 лет проводил в Реусе, где он учился в детском саду с Францеском Беренгером, который стал одним из его помощников, и работал на текстильной фабрике. В 1868 году он переехал в Барселону, чтобы учиться в монастыре. Находясь там, он заинтересовался утопическими социалистическими идеями и вместе с двумя своими однокурсниками разработал план преобразования монастыря Поблет в утопическую фаланстерию, коммунальное экспериментальное учреждение, предложенное Шарлем Фурье и другими философами того времени.

Гауди прошел четыре года обязательной военной службы, начиная с 1875 года, но из-за плохого состояния здоровья он проводил большую часть своего времени в отпуске по болезни, что позволило ему сначала поступить в школу Ллотжа, а затем в Высшую школу архитектуры Барселоны, из которой он получил степень в области архитектуры в 1878 году. Похоже, что в то время проблемы со здоровьем были широко распространены в семье Гауди, так как в 1876 году умерла его мать, а также его старший брат Франческ, который, по иронии судьбы, только что стал врачом.

Тем не менее, молодой Гауди быстро развил зачатки и связи, которые привели его к профессиональному успеху. Он стал рисовальщиком у некоторых из самых известных архитекторов Барселоны; включая Джоан Марторелл, Хосепа Фонцере и Леандре Серраллах — работа, которая помогла ему оплатить учебу. За это время Гауди подготовил один из немногих сохранившихся рукописных документов, приписываемых ему: так называемый «Рукопись Реуса», по сути студенческий дневник, в который Гауди записывал свои впечатления от архитектуры и внутреннего декора и излагал свои ранние идеи по этим темам. .

Независимая практика

Гауди начал привлекать собственных клиентов еще до своего выпуска в 1878 году. В том же году он представил витрину для производителя перчаток Camella на Всемирной выставке в Париже, которая привлекла внимание текстильной промышленности. производитель Эусеби Гуэль, который сразу же попросил Гауди спроектировать мебель для капеллы пантеона Паласио-де-Собрелльяно в Комильясе (конструкция была спроектирована бывшим работодателем и наставником Гауди, Джоан Марторелл).В конце концов, Эусеби Гуэль поручил Гауди не менее пяти крупных проектов в течение следующих тридцати пяти лет.

В 1877 году Гауди получил свой первый значительный заказ — Casa Vicens, резиденцию для Мануэля Висенса и Монтанера, местного производителя кирпича и плитки, что эффективно укрепило репутацию Гауди в Барселоне. В 1883 году, в том же году, когда был построен Дом Висенс, Гауди начал работу над Саграда Фамилия в Барселоне.

Благодаря заказу в 1878 году строительства рабочего кооператива Матаро Гауди заинтересовался тамошним учителем Хосефа Мореу, но она, очевидно, не ответила ему взаимностью.Она была единственной женщиной, к которой Гауди когда-либо проявлял романтический интерес, и после этого он полностью погрузился в работу до конца своей жизни, а его католическая вера все больше владела его психикой после отвержения. В 1885 году он ненадолго переехал в сельский городок Сан-Фелиу-де-Кодинес, чтобы избежать эпидемии холеры, остановившись в резиденции Франческа Уллара. Благодарный за ночлег, Гауди сконструировал обеденный стол взамен жилья.

Всемирная выставка 1888 года привлекла внимание к Барселоне, и город претерпел значительные улучшения, в том числе расширение электроснабжения, которое было заметно в ночное время с помощью световых арок, распространившихся по ширине основных бульваров города.Гауди получил работу по проектированию павильона Compania Trasatlantica, судоходной компании, принадлежащей маркизу Комильяс, которая отличалась использованием подковообразных арок и привела к выполнению нескольких реставрационных работ для Гауди от городского совета Барселоны.

Покровительство семьи Гуэля

Гауди получил большую часть своих важных поручений от Эусеби Гуэля; У этих двух мужчин было много общего, в том числе их набожная католическая вера. Они начались в 1884 году с проектирования павильонов Гуэля, хозяйственных построек для летнего дома Гуэля в Педральбес, Каталония, и продолжились работой Гауди над Палау Гуэль (1886-88), семейным домом в центре Барселоны, который сегодня открыт для общественность для посещений.В 1890 году Гуэль перенес свои фабрики в город Санта-Колома-де-Сервельо и попросил Гауди спроектировать сообщество для своих рабочих. Гауди работал над проектом почти 30 лет, прежде чем сыновья Гуэля отказались от проекта в 1918 году. Между 1895 и 1897 годами Гауди построил Bodegas Güell, винодельню и охотничий домик в Ла Куадра-де-Гарраф. А в 1900 году Гауди начал большую ландшафтную застройку под названием Парк Гуэль, которая занимала его до 1914 года.

Гуэль был одним из самых известных друзей Гауди, который дружелюбно описал его как приятного в общении, вежливого и верного своим близким людям. контрастирует с некоторыми сообщениями, в которых Гауди изображается грубым, отстраненным и нелюдимым.В начале своей карьеры Гауди играл роль светского человека, который, по общему мнению, одевался в модные костюмы и часто посещал такие мероприятия, как театр, опера, потворствовал аппетиту к изысканной еде (очевидно, несмотря на свою вегетарианскую диету) и приезжал на работу. в конном экипаже. С течением времени ситуация резко изменилась, поскольку его вера побудила его вести гораздо более аскетический образ жизни.

Стоит, однако, отметить, что Гауди привлек гораздо более широкую клиентуру, чем просто семья Гуэля; он также спроектировал многочисленные частные дома, многоквартирные дома, промышленные и офисные здания и большое количество церковных комиссий, включая несколько реставраций.В 1908 году два американских предпринимателя, чьи имена остаются загадкой, даже попросили Гауди спроектировать для Нью-Йорка небоскреб под названием Hotel Attraction, отличающийся параболической центральной башней, которая должна быть выше Эмпайр-стейт-билдинг и увенчана звездный мотив.

Каталонский национализм

Гауди редко принимал непосредственное участие в политической деятельности, несмотря на то, что он часто использовал каталонские мотивы в своих зданиях, что свидетельствует о его глубокой преданности родному региону.Он поддерживал тесные связи с региональными художником обществами, в том числе католической Серкль Артистического де Сант Lluc (художественный круг Святого Луки), который он вступил в 1899. Но он стойко отказался уговорами от окружающих и друзей, чтобы баллотироваться на должность, так как некоторые из его коллеги-архитекторы модернизма сделали. Однако Гауди присутствовал на демонстрациях. Он был избит полицией во время беспорядков в Барселоне в 1920 году, а в сентябре 1924 года, в Национальный день Каталонии, Гауди был избит и арестован во время акции протеста против запрета диктатора Примо де Риверы на использование каталонского языка.Он был ненадолго заключен в тюрьму, а затем освобожден под залог в 50 песет.

Последние годы и смерть

После 1914 года Гауди, чья преданность католической вере стала его единственным интересом за пределами архитектурной практики, прекратил работу над всеми другими проектами, кроме Саграда Фамилия, который занимал его до самой смерти в 1926 году. 7 июня того же года он шел с работы на свою ежедневную молитву и исповедь в церкви Сан-Филип-Нери, когда его сбил трамвай на Gran Via de les Corts Catalanes, и он потерял сознание.Его потрепанная одежда и отсутствие документов, удостоверяющих личность, означали, что он был принят за нищего, и в результате лечение было отложено почти на день. Наконец, его опознал капеллан Саграда Фамилия, но его состояние ухудшилось, и через несколько дней он скончался. Гауди устроили похороны, на которых присутствовало очень большое количество людей, и он был похоронен в склепе Саграда Фамилия, хотя к моменту его смерти церковь оставалась далеко незавершенной.

Наследие Антонио Гауди

Влияние Гауди трудно оценить количественно.Его известность росла — даже на международном уровне — при жизни, но признание его работы начало угасать после его смерти. Во время гражданской войны в Испании (1936-39 гг.), Во время которой город Барселона значительно пострадал, поскольку он был последним противником националистических сил Франко, мастерская в соборе Святого Семейства была сожжена, и многие из сохранившихся рисунков и знаменитых моделей Гауди ( его предпочтительный рабочий метод дизайна) были потеряны. На какое-то время работы над Саграда Фамилия были остановлены, а в 1990-х годах возник вопрос о том, следует ли вообще прекратить работы над сооружением.

Расцвет международного стиля, особенно в 1940-х и 1950-х годах, во многом настроил общественное мнение против ар-нуво, а весьма необычные работы Гауди часто высмеивались как фантастические, а в некоторых случаях и наоборот. Еще в 1993 году историк архитектуры Нил Левин охарактеризовал сторожки парка Гуэль как нечто, из чего гномы выпрыгивают, чтобы напугать проходящих посетителей.

Однако с 1960 года признание работ Гауди только увеличилось благодаря трудам таких ученых, как Джордж Коллинз, Джудит Рорер, Игнаси де Сола-Моралес и учеников Гауди, включая Сезара Мартинелла, и других, которые помогли Гауди а каталонский модернизм получил еще большую международную известность.Сегодня Гауди уважают как новатора во многих отношениях. Хотя его давно называют архитектором в стиле модерн, самые последние оценки подчеркнули его исключительный гений среди его каталонских и европейских современников.

Хотя Гауди хорошо знал богатое и разнообразное архитектурное прошлое Каталонии благодаря ее средиземноморскому расположению, он не оставался сторонником возрождения. Он был более смелым в своих экспериментах с параболическими структурами, которые он изучал на моделях в своей мастерской. Эти формы в сочетании с богатством декоративных поверхностей и материалов, характерных для многих каталонских построек, означают, что его постройки будут привлекать внимание и в будущем.

Сегодня всемирная известность Гауди как дизайнера гарантирована, а семь его зданий в Барселоне внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Многочисленные дани Гауди включают его беатификацию католической церковью в 2000 году; Гитарный концерт Кристофера Рауса Гауди (1999), одноименный мюзикл 2002 года, награды Гауди Каталонской киноакадемии и самолет Iberia Airbus A340, названный в его честь. Возможно, наиболее значительным является ожидаемое завершение строительства церкви Sagrada Familia (в настоящее время запланировано на 2026 год) к столетию со дня смерти Гауди; такое событие должно привести карьеру этого легендарного архитектора к соответствующему и драматическому завершению.

Архитектура Гауди, био, идеи | TheArtStory

Краткое содержание Антонио Гауди

Нам сегодня трудно поверить, что самый известный современный испанский архитектор встретил свою кончину, когда в возрасте 73 лет его сбил трамвай, и его приняли за обычного нищего на полную. за день до того, как его наконец опознали, слишком поздно, чтобы выздороветь. И все же набожный католицизм и преданность Антонио Гауди спартанскому режиму почти полностью определили его характер к последнему десятилетию его жизни, которое он почти полностью посвятил строительству своего, пожалуй, самого известного произведения — церкви Саграда Фамилия в Барселоне.За почти пятьдесят лет независимой практики Гауди придумал и воплотил в жизнь некоторые из самых образных архитектурных форм в истории, все они были в его родной Каталонии, которые с тех пор стали синонимом идентичности региона. Самый известный — и самый индивидуалистичный — представитель каталонского модернизма (ар-нуво), Гауди очаровал и вдохновил поколения архитекторов, дизайнеров и даже инженеров. Сегодня его работы привлекают поклонников во всем мире одними из самых отличительных, своеобразных и узнаваемых дизайнов всех времен.

Достижения

  • Гауди был очень новаторским с точки зрения своих исследований структуры, просматривая множество региональных стилей, прежде чем ухватиться за параболические, гиперболические и цепные формы кладки и наклонные колонны, которые он разработал с помощью утяжеленных моделей в своей мастерской. Они часто сочетаются с естественными и очень символичными религиозными образами, которые инкрустируют структуру яркими красочными поверхностями.
  • Работы Гауди являются наиболее изобретательными, смелыми и яркими из всех дизайнеров каталонского модернизма (каталонское направление модерна), но они вполне характерны для механизма в целом.
  • Работа Гауди очень личная, отчасти из-за его набожного католицизма, веры, которая становилась все более пылкой по мере развития его карьеры. Отчасти из-за этого в его работах много отсылок к религиозным темам, и к концу жизни он все больше вел аскетический образ жизни, даже отказавшись от всех других поручений, чтобы сосредоточиться на своих проектах церкви, известной как Sagrada Família.
  • Гауди часто сотрудничал с несколькими другими каталонскими дизайнерами, промышленниками, художниками и мастерами в своих проектах, в первую очередь с Хосепом Марией Хухолем, который часто отвечал за сломанную плитку (trencadís), которая характерна для большей части зданий Гауди.Это помогает объяснить, почему в конструкциях Гауди часто используется такое большое разнообразие материалов, которые используются изобретательными и умными способами.

Биография Антонио Гауди

Антони Пласид Гиллем Гауди-и-Корнет родился в Реусе, Каталония, к югу от Барселоны на побережье Средиземного моря, в июне 1852 года. Место его рождения вызывает небольшие споры, поскольку точных документов не существует и иногда утверждают, что он родился в соседнем муниципалитете Риудомс, родной деревне его семьи по отцовской линии (хотя он был крещен на следующий день после своего рождения в церкви Сан-Пере-Апостол в Реусе).Он был младшим из пяти детей, рожденных медником Франсеском Гауди-и-Серра и его женой Антонией Корнет-и-Бертран. Семья Гауди имела корни в регионе Овернь на юге Франции.

Биография, жизнь и творчество Антонио Гауди

Кто такой Антони Гауди?

Антони Гауди, который считается главным представителем каталонского модернизма, является одним из самых важных архитекторов в истории. Его работы выделяются сочетанием структурных решений, вдохновленных природой, а также глубоким религиозным символизмом.На самом деле биография Гауди находится под очень сильным влиянием католицизма, который определил все аспекты личности архитектора.

Самыми важными произведениями Гауди в Барселоне являются Храм Святого Семейства, Дом Висенс, дворец Гуэля, Дом Бальо, парк Гуэля и Дом Мила. Все эти памятники, а также склеп в Колонии Гуэль, расположенный в Санта-Колома-де-Сервельо, входят в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

История Гауди: детство и учеба

Антони Гауди-и-Корнет родился 25 -го июня 1852 года в Реусе, столице региона Баш-Камп, области к югу от Каталонии.Мать Гауди, Антония Корнет-и-Бертран, была дочерью производителя котлов, как и отец архитектора, Франческ Гауди-и-Серра, котельник из Риудомса, небольшого городка, расположенного всего в нескольких километрах от Реуса.

Гауди жил со своими родителями, старшей сестрой и братом, Розой и Францеском, в скромном доме в центре Реуса, хотя они часто бывали в Риудомсе, где у семьи было поместье под названием Mas de la Calderera. Начав учебу в начальной школе в школе, которой руководил Франческ Беренгер, отец одного из его будущих сотрудников, в 1863 году Антони Гауди поступил в Escuelas Pías de Reus, где он встретил двух своих ближайших друзей детства, Хосепа Рибера Санса и Эдуарда Тода. i Güell, с которым он сотрудничал при публикации сатирического журнала El Arlequín и над планом утопического проекта восстановления монастыря Поблет.

В 1868 году Гауди переехал в Барселону, чтобы закончить среднюю школу. Будущий архитектор переехал в оживленный район Ла-Рибера со своим братом Францеском, который в то время изучал медицину.

В 1874 году Гауди был принят в архитектурную школу. Молодой человек совмещал учебу с первыми набегами на профессиональный мир, сотрудничая с признанными архитекторами, такими как Хосеп Фонцере, Франсиско де Паула дель Вильяр и, прежде всего, с его главным наставником Джоан Марторелл.Успеху Гауди в 1876 году несколько омрачила смерть его брата и матери. Три года спустя его сестра умерла, и Гауди с отцом взяли на себя ответственность за его племянницу, единственного ребенка его сестры, которая страдала от довольно серьезных проблем со здоровьем.

Откройте для себя захватывающую жизнь Антонио Гауди с этой биографией

Эта книга — первая иллюстрированная биография Гауди, существующая на рынке. Он очень подробно освещает жизнь архитектора, включая более 150 исторических изображений его профессиональной и личной жизни.

Это книга, подходящая для всех типов читателей, включающая иллюстрации и оригинальные зарисовки творений Гауди. ¡Откройте для себя книгу!

Начало карьеры Гауди

В 1878 году Гауди получил диплом архитектора и открыл свой офис на улице Калле дель Калл, в бывшем еврейском районе Барселоны. Именно там он начал работать над своими ранними заказами, такими как помещения для кооперативного общества La Obrera Mataronense, несколько уличных фонарей для Plaza Real в Барселоне и витрина для престижного перчаточного магазина Comella.Эта последняя работа привлекла внимание могущественного барселонского промышленного магната Эусеби Гуэля и Бачигалупи, который вскоре превратился в главного покровителя архитектора.

Благодаря своим отношениям с Гуэлем и его причастности к наиболее выдающимся интеллектуальным кругам Барселоны, в течение своей жизни Гауди смог завязать интересные контакты и участвовать в архитектурных проектах, которые становились все более и более амбициозными и позволили ему оставить свои бедные студенческие годы позади и ведут довольно активную общественную жизнь.

В 1883 году архитектор представил планы своей первой крупной работы, Casa Vicens, и приступил к Капризу в кантабрийском городке Комильяс, где архитектор уже приобрел хорошую репутацию благодаря своим работам для тестя Гуэля. , Антони Лопес, первый маркиз Комильяс. Также в 1883 году Гауди принял заказ на замену Франсиско де Паула дель Вильяр руководить строительными работами в храме, инициированными барселонским книготорговцем Хосепом Марией Бокабелла, которые в конечном итоге превратились в главную работу архитектора.

Консолидация Гауди как архитектора

Профессиональная карьера Гауди набирала обороты в последней четверти 19 века, когда его работы в Барселоне и других городах сделали его архитектором. Дружба Гауди с Евсеби Гуэлем с годами укреплялась и стала источником проектов, которые становились все более и более стимулирующими, таких как Дворец Гуэля (1886-1888), в то время как его расцветающие отношения с церковным миром побудили его выполнять новые заказы религиозного характера, такие как Colegio Teresiano (1889-1890) и Епископальный дворец Асторга (1887-1893), проект, который Гауди реализовал параллельно со строительством Casa Botines в Леоне (1892).

Аналогичным образом, в этот период каталонский архитектор спроектировал свою первую работу в районе Эшампле в Барселоне, Casa Calvet, который был назван городским советом Барселоны лучшим зданием 1900 года.

Профессиональный успех Гауди часто омрачался разочарованиями в его личной жизни. Несмотря на комфортное экономическое положение и интеллектуальные способности, архитектору не удалось победить свою большую любовь, Пепету Мореу. Это разочарование в сердечных делах должно было стать решающим моментом для Гауди, который превратился в гораздо более замкнутого и религиозного человека.Его озабоченность христианской моралью даже привела к тому, что он подверг опасности свою жизнь, как это было продемонстрировано в 1894 году, когда он несколько дней был прикован к постели после выполнения очень строгого и опасного для жизни поста.

Творческое великолепие произведений Гауди

С 1900 по 1910 год архитектор достиг своего профессионального пика. В работах Гауди в Барселоне, таких как Парк Гуэль (1900-1914), Башня Беллесгард (1900-1909), Дом Бальо (1904-1906), Дом Мила (1906-1912) и крипта Колония Гуэль ( 1908-1914) архитектор продемонстрировал свои безграничные творческие способности, которые поставили его в авангарде художников, даже впереди модерна, доминирующего направления в крупных европейских городах, и прямо в глазах общественности.

Из-за оригинальных идей или сильного характера Гауди постоянно спорил. Его сторонники считали его гений несомненным, а недоброжелатели критиковали его экстравагантный вкус и непропорциональные амбиции. Архитектор держался в стороне от этих споров, не отклоняясь от своих идей и не делая уступок, чтобы завоевать поклонников. Фактически, он также не поддавался давлению со стороны клиентов, которые время от времени жаловались на чрезмерную эстетическую смелость архитектора и головокружительные финансовые затраты, которые влекли за собой его строительные работы.

Одержимая преданность своему делу привела к тому, что социальная жизнь Гауди была сведена к абсолютному минимуму, и эта изоляция ухудшилась с 1906 года, когда умер отец архитектора. Смерть, которая произошла всего через несколько месяцев после того, как они двое переехали в Парк Гуэль, должна была стать тяжелым ударом для Гауди, который впал в глубокую депрессию.

Последние годы Гауди

Изгнанный новой интеллектуальной элитой, с 1914 года Гауди отказался от любых других поручений и посвятил все свое время и энергию строительству Собора Святого Семейства, осознавая, что это его самое важное наследие.Медлительность строительных работ из-за нехватки средств дала Гауди время поиграться с различными аспектами храма. Архитектор хотел, чтобы каждый элемент идеально вписывался в сложную символическую программу, которую он разработал. Для него Храм Святого Семейства был подобен каменной Библии, которая должна была собрать воедино все аспекты истории и загадки христианской веры, поэтому никакие детали нельзя было оставлять на волю случая.

Седьмого июня 1926 года, закончив работу в Храме Святого Семейства, Антони Гауди отправился в церковь Сан-Фелип-Нери.Когда он прибыл на перекресток, где сходятся улицы Каррер Байлен и Гран Виа, его сбил трамвай.

Гауди получил сотрясение мозга и сломал несколько ребер, и после нескольких часов агонии он скончался десятого июня. Похороны были многогранным делом. Архитектор был похоронен в часовне Кармен, в склепе Собора Святого Семейства.

Все, что вам нужно знать о Гауди

За величием произведений Гауди скрывается человек, которого мало кто знает.Кто повлиял на его работу? С какими трудностями он столкнулся при разработке своих проектов? Кто был его большой любовью?

В этой иллюстрированной биографии Антонио Гауди вы узнаете в мельчайших подробностях захватывающую жизнь гениального архитектора, но, прежде всего, человека, который всю свою жизнь посвятил неустанному стремлению к совершенству.

«Божий архитектор», который оживил здания

Антони Гауди, испанский архитектор, наиболее известен своей органичной и плавной архитектурой.Его работы легко узнать по характерному сочетанию формы, цвета, текстуры и органической эстетики. Родившись 25 июня 1852 года в бедной семье в Каталонии, он быстро проявил большой интерес к архитектуре — страсть, которая поглотила его на всю оставшуюся жизнь.

Антонио учился в Барселоне, городе, где хранится большинство его великих работ. Он также был частью движения каталонского модернизма, которое в конечном итоге изменило его стиль, вдохновленный природой.

На его работы в первую очередь повлияли его жизненные страсти.К ним относятся архитектура, природа и религия. Внимание Гауди к деталям было непревзойденным, а его сочетание таких материалов, как керамика, витражи, кованое железо и даже столярные изделия, заворожило многих. Антони также представил некоторые новые методы обработки материалов, такие как использование керамических отходов (тренкадис).

Божий архитектор Антонио Гауди

Хотя он участвовал во многих великих работах в Барселоне, но большую часть своего времени он потратил на строительство Саграда Фамилия (Искупительный храм Святого Семейства) в Барселоне.Несмотря на то, что он вложил в этот проект время и энергию, он оставался незавершенным на момент его смерти.

Антони умер в Барселоне 10 июня 1926 года, что было всего за 15 дней до своего 74-летия.

После его смерти его работы вышли из моды и были вновь обнаружены в 1960-х годах. С тех пор его работы получили высокую оценку критиков во всем мире. Многие из его зданий с тех пор были удостоены статуса всемирного наследия ЮНЕСКО.

Римско-католическая вера Антония росла на протяжении всей его жизни, религиозные образы появлялись во многих его произведениях.Его вера, наконец, принесла ему прозвище «Боги-Архитектор», что в конечном итоге привело к его беатификации Папой.

Давайте исследуем жизнь человека, навсегда изменившего архитектурный дизайн.

Антонио Гауди, около 1878 г. Источник: Canaan / Wikimedia Commons

Ранние годы Антонио Гауди

Антони Гауди, Антонио Гауди и Корнет на каталонском языке или Антони Гауди и Корнет на испанском языке, родился в провинциальной Каталонии 25 июня 1852 года. У него были скромные корни, а его отец, Франческ Гауди-и-Серра, работал медником.Гауди был младшим из пяти детей своего отца и матери Антонии Корнет и Бертран.

Из пяти детей только трое дожили до взрослого возраста. Семья Гауди происходила из среднего региона Южной Франции, но его предок Жоан Гауд переехал в Каталонию в 17 веке.

Из-за отсутствия официальных документов его точное место рождения потеряно для истории. Несмотря на это, часто утверждается, что он родился в Реусе или Риудомсе, которые являются соседними муниципалитетами района лагеря Баш.Позднее в официальных документах Гауди, касающихся его студенческих и профессиональных лет, действительно указан Реус в качестве места его рождения.

Антони глубоко полюбил свою «родину» и «гордился своим средиземноморским наследием». Он считал, что жители Средиземноморья «наделены творческими способностями, оригинальностью и врожденным чувством искусства и дизайна».

Он проводил много времени на открытом воздухе, особенно в летние месяцы, когда они останавливались в семейном доме Гауди Мас де ла Кальдерера. Это дало ему множество возможностей погрузиться в изучение природы.

Гауди (на заднем плане) со своим отцом (в центре), племянницей Розой и доктором Сантало во время визита на Монтсеррат в 1904 году. Источник: Джбарта / Wikimedia Commons

Однако Гауди не был здоровым ребенком. Он часто страдал ревматизмом, что, как считается, способствовало его сдержанному и часто сдержанному характеру. Это привело его в конечном итоге к вегетарианству.

Антони проявлял большой интерес к архитектуре с самого раннего возраста. Он учился в Барселоне, самом современном городе Испании в 1870-х годах.В то время Барселона была интеллектуальным и политическим центром Каталонии.

Его учеба была временно прервана обязательной военной службой, после чего он окончательно окончил Провинциальную архитектурную школу в 1878 году. Это время он провел в пехотном полку в Барселоне в качестве военного администратора.

Большую часть службы он провел на больничном, что позволило ему продолжить учебу. Его слабое здоровье также спасло его от необходимости участвовать в Третьей Карлистской войне между 1872 и 1876 годами.

Дом детства Гауди. Источник: Монтсеррат Гили / Wikimedia Commons

Удары трагедии

Антонио Гауди потерял мать в 1876 году; ей было всего 57 лет. В том же году умер его 25-летний брат Франсеск. Он только что получил диплом врача.

Несмотря на это, Гауди продолжал изучать архитектуру в Школе и Высшей школе архитектуры Барселоны, которую окончил в 1878 году. Антони нужно было финансировать свое обучение, работая чертежником в различных архитекторах и строительных фирмах.

Он также изучал французский язык, историю, экономику, философию и эстетику. Его оценки были средними, и он иногда проваливал курсы.

По окончании учебы Элиес Рогент (директор Барселонской архитектурной школы) сказал: «Мы дали это ученое звание либо дураку, либо гению. Время покажет». Как сообщается, Гауди, получая ученую степень, сказал своему другу, скульптору Льоренс Матамала, с его ироничным чувством юмора: «Льоренс, они говорят, что я теперь архитектор.»

Первые проекты Гауди после окончания учебы были далеки от величия его более поздних работ. Некоторые из его первых заказов были фонарями для Placa Reial в Барселоне. Ему также было поручено проектировать недостроенные газетные киоски Girossi и Cooperativa Obrera Mataronense (Рабочие »). Кооператив Матаро)

Профиль Гауди был поднят с его первой значительной комиссией, Casa Vicens. Это привело к еще большему количеству важных заказов, но сначала он должен был посетить небольшую ярмарку.

The Roof of Casa Battlo воплощает уникальный стиль Гауди. Источник: Chongming76 / Wikimedia Commons

Гауди развивает свои архитектурные мускулы

Архитектурный стиль Антони развивался на протяжении нескольких этапов его жизни. После выпуска в 1878 году стиль Антонио Гауди изначально был сильно вдохновлен его викторианскими предшественниками.

Это было очевидно в его школьных проектах того времени. Вскоре он разработал свой стиль, состоящий из смешивания геометрии с анимированными поверхностями из кирпича или камня, керамической плитки, а также с цветочными или рептильными металлическими изделиями.

Работы Гауди в то время напоминали мавританский (или мудехарский) стиль архитектуры, который представляет собой уникальное сочетание мусульманского и христианского дизайна в Испании. Прекрасными примерами этого стиля являются Casa Vicens (1878–80) и El Capricho (1883–85), а также поместье Güell и дворец Güell конца 1880-х годов.

Антони Гауди решил продемонстрировать свои работы на Всемирной выставке в Париже в 1878 году. Его работы настолько впечатлили одного мецената, что его попросили поработать, в частности, над поместьем Гуэль и дворцом Гуэля.

Саламандра Антонио Гауди, Парк Гуэль — прекрасный образец его уникального стиля. Источник: Danel solabarrieta / Wikimedia Commons

Гауди получил задание построить Basilica i Temple Expiatori de la Sagrada Familia (Базилика и Искупительная церковь Святого Семейства) в Барселоне. Несмотря на то, что планы уже были составлены, он, верный своей форме, полностью пересмотрел дизайн и добавил в него свой собственный неповторимый стиль.

Гуади вскоре обнаружил, что экспериментирует с другими старыми стилями, чтобы создать некоторые из своих самых известных работ.К ним относятся Епископальный дворец (1887–1993 гг.) И Каса-де-лос-Ботинес (1892–1994 гг.), Оба готические, и Каса Кальвет (1898–1904 гг.), Выполненный в стиле барокко. Большая часть его комиссионных в этот период была получена благодаря его витрине на Всемирной выставке 1888 года.

Личная жизнь Гауди и взгляды на автономию Каталонии

Антони Гауди был предан своему делу и всю жизнь оставался холостым. Было известно, что его привлекала только одинокая женщина, Хосефа Мореу, учительница в кооперативе Матаро.К сожалению, на его чувства не ответили взаимностью.

Гауди нашел убежище в своей глубокой и растущей католической вере. Знакомые часто вспоминали о нем как о неловком, неприятном и в целом вспыльчивом человеке. У его близких были совсем другие воспоминания.

Друзья и родственники часто описывали его как дружелюбного и вежливого, хорошего и невероятно лояльного.

В юности он часто одевался «как денди», носил дорогие костюмы и тщательно следил за своим внешним видом.В более поздней жизни это полностью изменится. Он часто скупо ел, пренебрег своим внешним видом и часто носил поношенные костюмы. Это, в конечном итоге, оказалось для Гауди роковым.

Гауди всегда невероятно гордился своим каталонским происхождением и глубоко поддерживал его культуру. Однако он в целом неохотно проявлял политическую активность в отношении автономии региона от Испании.

Политики, такие как Франческ Камбо и Энрик Прат де ла Риба, предлагали ему баллотироваться в депутаты, но он отказался.Несмотря на это, он часто оказывался не в том месте и не в то время.

В 1920 году во время празднования Цветочных игр он был избит испанской полицией во время беспорядков. На него снова напали 11 сентября 1924 года во время демонстрации Национального дня Каталонии против запрета каталонского языка.

Позже он был арестован Гражданской гвардией при диктатуре Примо де Ривьера и провел некоторое время в тюрьме. Позже Гауди был освобожден после внесения залога в 50 песет.

Гауди показывает Саграда Фамилия папскому нунцию кардиналу Франческо Рагонези, 1915. Источник: Canaan / Wikimedia Commons

Уравновешенная система Антони

После 1902 года проекты Антонио Гауди резко отличаются от того, что считалось общепринятым. В это время он создал свой собственный тип структуры, который впоследствии стал известен как уравновешенный.

Эти типы зданий могут стоять сами по себе без необходимости во внутренней или внешней структурной опоре, например, таких как внутренние колонны или внешние контрфорсы.Основными функциональными элементами этой системы были опоры или колонны, которые наклонялись по диагонали при использовании облегченных сводов из плитки. По сути, как сказал бы сам Гауди, это очень похоже на дерево.

Этот стиль строительства лучше всего представляют два многоквартирных дома в Барселоне: Дом Бальо (1904–06) и Дом Мила (1905–10). Оба из них состоят из полов, которые были структурированы как кластеры из плиток лилий, и они считаются типичными для стиля Гауди.

Casa Milà в Барселоне — типичный стиль Антонио Гауди. Источник: Misdianto / Wikimedia Commons

Эти два здания были спроектированы, как он часто делал, как метафоры горного и морского характера Каталонии.

Гауди восхищался несколько эксцентричным архитектором, поскольку он был важным участником Renaixensa. Это было художественное возрождение движения декоративно-прикладного искусства в сочетании с политическим возрождением и формой пылкого антикастильского «каталонства».

Оба этих движения были направлены на оживление образа жизни в Каталонии, который давно подавлялся правительством Испании, в котором доминировали кастильцы и мадридцы.

Церковь Святого Семейства или Саграда Фамилия быстро стала религиозным символом движения Renaixensa. Этот проект со временем полностью поглотил Антонио Гауди.

Гауди и Саграда Фамилия

Антонио Гауди было поручено построить церковь в 1883 году. Когда он начал работать над ней, он заметно становился все более и более набожным.

Антонио Гауди становился все ближе к богу в последние годы своей жизни. После 1910 года он начал отворачиваться от своей другой работы и вместо этого сосредоточился на Саграда Фамилия, которую он начал в 1883 году.Он проводил все больше и больше часов, укрываясь на территории и живя вне своей мастерской.

Эта церковь будет включать как сбалансированную систему Гауди, так и элементы более традиционных стилей. Финальное здание церкви было заимствовано из соборной готики и стилей модерн, но представлено в неузнаваемом виде.

Храм Святого Семейства, Барселона, около 2009 г. Источник: Бернар Ганьон / Wikimedia Commons

На основе своих оригинальных рисунков и моделей церкви Гауди до неузнаваемости уравновесил соборно-готический стиль.Он превратился в заметно сложный лес спиральных опор, гиперболоидных сводов и боковых стен, а также гиперболоидную параболоидную крышу.

В 2010 году недостроенная церковь была освящена как базилика Папой Бенедиктом XVI.

Церковь оставалась незавершенной на момент его смерти в 1926 году с завершением одного трансепта и одной из запланированных четырех башен. В ознаменование 100-летия его смерти планируется завершить его видение к 2026 году.

Некоторые из его работ находятся под защитой ЮНЕСКО

Некоторым работам Антонио Гауди был присвоен статус всемирного наследия ЮНЕСКО.В целом его работы признаны одними из самых выдающихся построек ХХ века. Они охватывают его жилые, общественные здания и его более творческие работы.

Из его работ следующие работы получили статус ЮНЕСКО:

  • Casa Mila — 1984
  • The Park Güell — 1984
  • Palau Güell — 1984
  • Casa Batllo — 2005
  • Casa Vicens — 2005
  • Рождество Фасад — 2005
  • Склеп и апсида Храма Святого Семейства — 2005
  • Склеп Колония Гуэль в Санта-Колома-де-Сервельо — 2005

Статусом ЮНЕСКО Гауди официально признан его «исключительный и выдающийся творческий вклад в развитие архитектуры и строительных технологий. в конце 19 — начале 20 вв.»

Они также признают, что» работы Гауди демонстрируют важный обмен ценностями, тесно связанный с культурными и художественными течениями его времени, как это представлено в el Modernisme [sic] Каталонии. Он предвосхитил и повлиял на многие формы и методы, которые имели отношение к развитию современного строительства в 20-м веке ».

Parc Güell. Источник: Script / Wikimedia Commons

Трагическая смерть легенды

7 июня 1926 г. Антони Гауди совершал обычную ежедневную прогулку в церковь Сан-Фелип-Нери для своей обычной ежедневной молитвы и исповеди.По пути между улицами Жирона и Байлен он был сбит проезжающим трамваем № 20 и потерял сознание.

У Гауди не было документов, удостоверяющих личность, и его растрепанный вид в то время люди на месте происшествия сочли несчастным нищим. Ему не была оказана немедленная медицинская помощь.

В конце концов его доставили в больницу Санта-Креу, где ему оказали элементарную помощь. На следующий день Гауди был признан капелланом Саграда Фамилия, но его состояние значительно ухудшилось.

Гауди скончался от ран 10 июня 1926 года в возрасте 73 лет, всего за несколько недель до своего 74-летия. Через несколько дней его похоронили. Большая толпа собралась, чтобы попрощаться с этим дальновидным художником.

Он был интернирован в часовне Богоматери на горе Кармель в склепе храма Святого Семейства. На могиле есть следующая надпись: —

«Антонио Гауди Корнет. Из Реуса. В возрасте 74 лет человек образцовой жизни и выдающийся мастер, автор этого чудесного произведения — церкви, благочестиво скончался в Барселоне. десятый день июня 1926 года; отныне прах такого великого человека ожидает воскресения из мертвых.Да упокоится он с миром ».

Похороны Гауди в 1926 году. Источник: Canaan / Wikimedia Commons

Гауди был забыт и снова запомнен

Стилем Гауди восхищались, часто без какой-либо критики, художники и скульпторы-сюрреалисты и абстрактные экспрессионисты на протяжении всей его жизни . Такова непостоянная природа моды, что после его смерти его работы пережили период забвения и стали в значительной степени непопулярными среди критиков

Его часто игнорировали как причудливые и чрезмерно чрезмерно выразительные.В 1920-е и 30-е годы ведущие к его работам в значительной степени игнорировались.

Дома, в Каталонии, на него с презрением смотрели нусентизм, новое движение, пришедшее на смену модернизму. Во время беспорядков и разрушений гражданской войны в Испании в 1936 году его великая работа, Саграда Фамилия, была разграблена. Множество документов, макетов и чертежей его завершенного вида было потеряно для истории.

К 1950-м годам его работы снова получили признание критиков и художников, таких как единственный и неповторимый Сальвадор Дали.Чувства Дали разделял и архитектор Джозеф Луис Серт. К столетию со дня его рождения была основана Asociación de Amigos de Gaudí (Ассоциация друзей Гауди) с целью распространения и сохранения его наследия.

Четыре года спустя, в 1956 году, в Сало-дель-Тинелл в Барселоне была организована ретроспектива, и кафедра Гауди в Политехническом университете Каталонии была создана с целью углубления изучения произведений Гауди и участия в их сохранении.

Casa Battlo, Барселона. Источник: Rapomon / Wikimedia Commons

Наследие Гауди

С 1950 по 1960 годы критики, такие как Джордж Р. Коллинз и Роберто Пейн, начали повышать осведомленность о творчестве Гауди. Дома, в Каталонии, его работы заново открыли Александр Чиричи, Хуан Эдуардо Чирло и Ориоль Бохигас.

С тех пор Гауди снова получил международное признание, особенно в Японии, где были опубликованы важные исследования. С тех пор его стиль оказал влияние на таких архитекторов, как Сантьяго Калатрава и Норман Фостер.

Религиозный и аскетический образ жизни Антони в конечном итоге вдохновил архиепископа Барселоны Рикарда Марии Карлеса предложить Гауди для украшения в 1998 году.

В 150-ю годовщину его рождения было проведено множество официальных церемоний, концертов, шоу и конференций, и вышло несколько книг. В сентябре того же года в Palau dels Esports de Barcelona состоялась премьера мюзикла, названного просто «Гауди».

В 2008 году в его честь была учреждена премия Гауди.Они были организованы Каталонской киноакадемией и вручаются лучшим каталонским фильмам текущего года.

Его работы в настоящее время пользуются огромной популярностью во всем мире как среди общественности, так и среди архитекторов. Его, еще не завершенный, шедевр Саграда Фамилия в настоящее время является самым посещаемым памятником в Испании.

Работа Антонио Гауди была официально признана ЮНЕСКО за ее важность для всемирного наследия, но для всех, кто видел его работы, это очевидно.

Подарок Гауди |
Искусство и культура

Когда четверть века назад я впервые наткнулся на поразительные и причудливые работы Антонио Гауди, я предположил, что он, должно быть, был каким-то причудливым гением, создавшим прекрасное искусство из своего дикого воображения, не обращая внимания на других архитекторов или художников. до или во время его жизни. Я также подумал, что барселонский архитектор, которого сейчас чествуют в этом городе в честь празднования Международного года Гауди, был единственным в своем роде, и что его фантастические изогнутые конструкции, дымоходы из разбитой плитки, роскошный декор и причудливые башни стояли особняком.

Однако вскоре я обнаружил, что это предположение обеспокоило моих друзей из Барселоны. Для них Гауди был глубоко укоренен в истории Каталонии, их региона Испании, и в моде ар-нуво, которая волновала такие культурные центры, как Париж, Вена, Брюссель, Глазго, Мюнхен и Барселона на рубеже 20-го века. . Я совершал обычную ошибку постороннего человека, впервые сталкивающегося с величием Гауди.

Однажды вечером меня привез домой Микель де Морагас, профессор коммуникаций Автономного университета Барселоны, который взял меня на головокружительную экскурсию по городу. Зная о моем интересе к Гауди, Морагас, восторженный, быстро говорящий сын выдающегося барселонского архитектора, выгонял свой Renault из гудящего движения, резко останавливался на углах улиц, указывал на искусно изогнутые и украшенные здания и кричал над шумом каждый раз: «Модернизм.Это испанский термин, обозначающий эпоху ар-нуво в Барселоне.

Примерно 15 построек, выбранных Морагасом, все были похожи на Гауди, но ни одно не было построено Гауди. Морагас не пытался понизить рейтинг Гауди. Он смотрит на него как на колосса Каталонии, одного из величайших культурных даров Барселоны миру. Он считает, что оригинальность Гауди опередила его главных соперников в архитектурном стиле модерн в Барселоне. Но, как подчеркнул Морагас, «Гауди был не один».

Это правда, о которой стоит помнить, поскольку в этом году Барселона отмечает 150-летие со дня рождения архитектора.Необычайное внимание может побудить посетителей совершить мою ошибку. Но лучше всего понять Гауди, поместив его в художественный, социальный и политический контекст своего времени и города.

Барселона, столица Каталонии (северо-восточный регион Испании, которая была независимым государством до 15 века) и центр каталонской культуры, не нуждается в праздновании Гауди для привлечения туристов. В 2001 году около 3,4 миллиона из них (более чем в два раза больше населения города) приехали в средиземноморский мегаполис, многих из них заманил Гауди.Круглый год толпы людей разглядывают грандиозные повороты его воображения: высокие башни Саграда Фамилия, огромная впечатляющая церковь, которая все еще строится; захватывающий дух холмистый фасад Дома Мила, многоквартирного дома, также называемого Casa Mila, который возвышается над фешенебельным бульваром Пасео де Грасиа; и гигантская мозаичная ящерица, которая охраняет игривый парк Гуэль на окраине Барселоны. Собор Святого Семейства Гауди, самый популярный туристический объект в городе, стал его символом, почти таким же символическим, как Эйфелева башня или Статуя Свободы.Фасад и башни этой недостроенной церкви украшают в изобилии футболки, шарфы, тарелки, плакаты, коврики для мыши, путеводители и открытки.

Официальные лица Барселоны говорят, что хотят, чтобы памятный год углубил опыт Гауди. «Мы должны убрать Гауди с открыток», — говорит Даниэль Гиральт-Миракл, искусствовед, руководящий правительственной командой, организовавшей празднование. «Мы должны по-настоящему увидеть Гауди, узнать и понять его. Это большая цель года Гауди.”

В соответствии с этим музеи и другие учреждения организовали около 50 выставок, чтобы объяснить архитектурные приемы Гауди, продемонстрировать его мебель и дизайн интерьера, а также описать его эпоху. Финансируемые государством автобусы доставляют туристов между основными достопримечательностями и выставками Гауди. И двери некоторых зданий, таких как впечатляющий Дом Бальо, внушительное здание в двух кварталах от дома Мила, были впервые открыты для публики.

Как я узнал, Гауди не из легких.Его искусство и личность сложны. Во-первых, он был одержим природой и геометрией. Он настаивал на том, что природа — это «Великая книга, всегда открытая, которую мы должны заставить себя читать». Он украсил свои постройки точными копиями парящих деревьев, разноцветных ящериц и окаменелых костей, а также снабдил свои постройки архитектурными параболоидами и другими замысловатыми геометрическими формами. Он не любил работать с архитектурными планами, потому что его видения трудно было изложить на бумаге. Кроме того, он часто менял свой дизайн по мере того, как его здания оживали.

Его манеры были резкими и иногда властными. Он дал понять другим, что никогда не сомневался в своем творческом гении. Он не любил, чтобы помощники ставили под сомнение его работу. «Ответственный человек никогда не должен вступать в дискуссии, — сказал он однажды, — потому что он теряет авторитет из-за дебатов». Рафаэль Пьюджет, хорошо знавший его современник Гауди, описал архитектора как человека с «болезненной, неразрешимой гордостью и тщеславием», который действовал, «как будто сама архитектура зародилась в тот самый момент, когда он появился на земле.С возрастом он стал очень религиозным и посвятил последнее десятилетие своей жизни строительству чрезвычайно амбициозного храма Святого Семейства. Но критики утверждали, что им двигало больше его эго, чем его преданность Богу.

Антони Гауди I Корнет родился 25 июня 1852 года в небольшом каталонском городке Реус, в 75 милях к юго-западу от Барселоны. Он происходил из длинного рода ремесленников; его отец, дед и прадед были медниками. Он изучил элементарные навыки медного ремесла в юности, а затем уехал в Барселону в 1868 году в возрасте 16 лет, чтобы завершить свое среднее образование и поступить в школу архитектуры при университете.

Его раннее обучение меднику может объяснить его энтузиазм в отношении мельчайших деталей строительства. Он станет практическим архитектором, работая вместе со своими мастерами. Когда, например, строился Дом Мила, он стоял на улице и лично контролировал размещение каменных плит фасада, приказывая каменщикам вносить коррективы, пока он не нашел подходящее место для каждой плиты.

Его студенческая работа понравилась не всем профессорам.Работая неполный рабочий день в архитектурных мастерских, он часто прогуливал занятия и давал понять студентам и учителям, что он не особо задумывается об архитектурном образовании. По его мнению, это была просто дисциплина, лишенная творчества. Голосование профессорско-преподавательского состава за то, чтобы его сдать, было близким, и по окончании его обучения в 1878 году директор школы объявил: «Господа, сегодня мы здесь либо в присутствии гения, либо сумасшедшего».

Судя по фотографиям, Гауди был красивым молодым человеком с проницательными голубыми глазами, рыжеватыми волосами и густой бородой.Он носил хорошо скроенные, модные костюмы, посещал оперу в знаменитом театре Лисео и любил обедать вне дома.

Гауди был младшим из пяти детей, и все остальные умерли раньше него, двое в детстве, двое в молодом возрасте. Он потерял мать в 1876 году, когда ему было 24 года, всего через два месяца после смерти своего брата Франсеска, студента-медика. Его сестра Роза умерла три года спустя, оставив ребенка, Розиту, которую вырастили Гауди и его отец. Туберкулезная и алкогольная, она тоже умерла в молодости.

Гауди никогда не был женат. В начале своей карьеры, проектируя жилье для рабочего кооператива, он влюбился в Пепету Мореу, разведенную школьную учительницу и редкую красавицу, которая продемонстрировала свою независимость, купаясь на публике, читая республиканские газеты и общаясь с социалистами и антимонархистами. Гауди попросил ее выйти за него замуж, но она отказалась. Биографы упоминают о возможном интересе к двум или трем другим женщинам при его жизни, но не сообщают подробностей. Однако его племянница Розита была решительна.«У него не было девушки или любовных отношений», — сказала она однажды. «Он даже не смотрел на женщин».

Барселона 1880-х годов была захватывающим местом для молодого архитектора. Город быстро разрастался, строились новые дома и офисы. Богатая буржуазия могла щедро тратиться на строительство. Они хотели выглядеть современно и модно и были открыты для новых художественных веяний. Больше всего от этого патронажа выиграют три архитектора: Луис Доменек-и-Монтанер, который был на три года старше Гауди, Хосеп Пуиг-и-Кадафальк, который был на 15 лет моложе, и, конечно же, сам Гауди.

Курс карьеры Гауди был определен, когда в возрасте 26 лет он встретил Эусеби Гуэля, богатого промышленника, политика и будущего графа. Всего на пять лет старше Гауди, Гуэль в 1883 году попросил его спроектировать ворота, конюшни, охотничий павильон и другие небольшие постройки для поместья его семьи на окраине Барселоны. В течение следующих 35 лет, всю оставшуюся жизнь Гуэля, он нанял Гауди в качестве своего личного архитектора, заказав множество проектов, от обычных прачечных до элегантного и величественного Палау Гуэля, его особняка недалеко от улицы Рамбла, набережной длиной в милю. что проходит через сердце старого города.По просьбе своего покровителя Гауди даже спроектировал склеп. Для этого он разработал гениальную систему перевернутого моделирования для расчета нагрузок на колонны, арки и своды с помощью веревок, на которые он повесил мешки с птичьими выстрелами в качестве гирь.

Гуэль был щедрым покровителем. В то время как Гауди строил Палау в конце 1880-х годов, стремительный рост затрат на строительство встревожил одного из секретарей промышленников, поэта по имени Рамон Пико Кампамар. «Я наполняю карманы дона Евсеби, а Гауди опорожняет их, — пожаловался Пико.Позже он показал своему работодателю пачку счетов. Осмотрев их, Гуэль пожал плечами. «Это все, что он потратил?» он сказал.

В 1883 году, когда он начал работать на Гуэля, Гауди получил контракт на должность архитектора Искупительного храма Святого Семейства, Саграда Фамилия. Проект был поддержан группой консервативных католиков, которые хотели построить святое здание, где грешники могли бы искупить свои жертвы перед искушениями современности.

Хотя Гауди не был особенно набожным в молодости, строительство Храма Святого Семейства укрепило его веру.Постный пост, который он соблюдал в 1894 году, был настолько строгим, что чуть не убил его. Отец Хосеп Торрас, духовный советник Художественного кружка Святого Луки, организации католических художников, к которой принадлежал Гауди, должен был уговорить его разрушить его.

На рубеже 20-го века пылкая религиозная вера часто шла рука об руку с сильным каталонским национализмом. Раздраженные господством Мадрида, каталонцы начали вспоминать свою историю как независимой средиземноморской державы. Это привело к возрождению каталонских культурных традиций, решимости использовать каталонский язык и требованиям политической автономии.Хотя Гауди был убежденным каталонским националистом, он не принимал участия в политике. Тем не менее, когда испанский король Альфонсо XIII посещал место храма Святого Семейства, Гауди говорил с ним только на каталонском языке. Спустя годы полиция остановила 72-летнего архитектора, когда он пытался присутствовать на запрещенной мессе каталонских мучеников 18-го века. Когда полиция потребовала, чтобы он обратился к ним на кастильском испанском, официальном языке, он возразил: «Моя профессия обязывает меня платить налоги, и я плачу их, но не переставая говорить на моем родном языке.«Гауди бросили в камеру и отпустили только после того, как священник заплатил штраф.

Работы Гауди, как и работы Доменека и Пуига, во многом обязаны декоративному стилю ар-нуво, появившемуся в других европейских городах. Помимо извилистых изгибов и структур, имитирующих естественные формы, он отдавал предпочтение арабским и восточным узорам и символам, которые поощряли националистические чувства. Если вы посмотрите на изделия из металла и мебель, спроектированные Гауди и французским архитектором в стиле модерн Гектор Гимар, их трудно отличить друг от друга.Однако Гауди не считал себя последователем модернизма и считал художников, которые собирались вечерами в Els Quatre Gats (кафе, спроектированном Пучем), для обсуждения своей работы, слишком распутными. Он предпочитал компанию других членов консервативного и религиозного Художественного кружка Святого Луки.

Большая часть ранней архитектуры Гауди, в том числе Палау Гуэль, кажется мне плотной и темной, хотя и освещенной новыми штрихами. Возродив старую технику арабов Испании, он обшил 20 дымовых труб дворца фрагментами керамики и стекла.Под его руководством рабочие разбивали плитки, бутылки и тарелки, а затем складывали из них яркие абстрактные узоры. По всей видимости, он даже разбил один из обеденных сервизов Гуэля в Лиможе. По мнению Гауди, бесчисленные цвета, полученные в результате этой техники, известной как тренкадис, отражают мир природы. «Природа не преподносит нам ни одного монохромного объекта. . . Ни в растительности, ни в геологии, ни в топографии, ни в животном мире », — писал он в свои 20 лет. Trencadis стал торговой маркой Гауди.

Один проект, Парк Гуэль, — это рай для тренкадис. На рубеже 20-го века Гуэль решил создать пригородный город-сад на холме с видом на Барселону. Проект так и не был реализован полностью; было построено всего два дома, в том числе тот, в который переехал Гауди со своим отцом и племянницей. Но архитектор завершил большую часть общественных работ для прерванного города-сада и украсил их фрагментированной плиткой. Парк Гуэль с его грибовидными шпилями, большой змеевидной скамьей, причудливым фонтаном, озорным воздухом и видами на город остается популярным местом для отдыха с детьми по выходным.

Гауди построил несколько зданий в другом месте в Испании, и ходили слухи, что он когда-то составлял планы отеля в Нью-Йорке. Но его самая большая работа была в основном связана с Барселоной и ее пригородами. Три здания, все произведения его зрелости — Дом Бальо, Дом Мила и Собор Святого Семейства — иллюстрируют сущность его архитектуры. Когда американский архитектор Луи Салливан увидел фотографии Собора Святого Семейства, он назвал его «величайшим произведением творческой архитектуры за последние 25 лет».»Гауди задумывал свои здания как произведения искусства. Например, он планировал, что Дом Мила будет служить не только жилым домом, но и пьедесталом для огромной статуи Девы Марии, пока владелец не откажется. Так Гауди превратил все здание в монументальную скульптуру. (После десятилетий функционального, не декоративного дизайна подход Гауди к архитектуре как искусству вернулся в моду такими современными архитекторами, как деконструктивисты Фрэнк Гери и Дэниел Либескинд. Как сказал несколько лет назад высокотехнологичный архитектор Норман Фостер: « Спустя столетие методы Гауди продолжают оставаться революционными.”)

Дом Бальо, построенный в 1906 году, представлял собой реконструкцию жилого дома, построенного Гауди в многоквартирном доме, в котором уже были работы Доменека и Пуига. Хотя все три здания являются выдающимися примерами модернизма, улицу иногда называют «Блоком раздора», потому что на ней изображены усилия соперников. Гауди проявил фантазию гораздо больше, чем другие, с фасадом из окон необычной формы, разделенных колоннами, напоминающими окаменевшие кости.

Успех Дома Бальо побудил богатых застройщиков Пере и Розера Мила поручить Гауди построить роскошный жилой дом всего в нескольких кварталах от него.Дом Мила Гауди, или, как его стали называть, Ла Педрера, Каменный карьер, представляет собой огромное здание с изогнутыми по фасаду плитами из известняка медового цвета, скульптурными балконами, обрамленными густой чугунной растительностью, и крышей, охраняемой странными домами. воинственные дымоходы и форточки.

Хотя дом Ла Педрера долгое время считался шедевром в стиле модерн, он вызывал насмешки, когда был построен в 1910 году. Карикатуристы изображали его как гараж для дирижаблей, военную машину с пушками, торчащими из каждого окна, и лабиринт пещер, кишащих животными.Художник Сантьяго Русиньол пошутил, что единственное домашнее животное, которое арендатор может держать там, — это змея. Были и некоторые похвалы: например, критик Рамиро де Маэзту написал в газете Nuevo Mundo, что «талант этого человека настолько ослепителен, что даже слепой узнает работу Гауди, прикоснувшись к ней». Но в целом Барселона, как и другие города Европы, теряла вкус к архитектуре в стиле модерн.

Гауди, которому было 58 лет, когда «Дом Мила» был завершен, до конца своей жизни не получил бы еще одного крупного частного заказа от кого-либо, кроме Гуэля.Обратив свое внимание на Саграда Фамилия, он спроектировал для него твердый камень и керамические шпили, которые парят, как первобытные деревья. Он спроектировал два больших портала со скульптурой, столь же сложной, как и любой из великих готических соборов Европы.

Однако в начале 20 века пожертвования для церкви сократились, поскольку жители Барселоны разочаровались в радикальном консерватизме, который исповедуют основные покровители Саграда Фамилия. Гауди продал свой дом, чтобы собрать деньги для проекта, и вымогал деньги у других, вплоть до попрошайничества на улицах.Его отец умер в 1906 году, его племянница — в 1912 году, оставив его без ближайших родственников. Его духовный наставник епископ Торрас и его покровитель Гуэль умерли несколько лет спустя. «Мои лучшие друзья все мертвы, — сказал 64-летний Гауди после смерти Гуэля в 1918 году. — У меня нет ни семьи, ни клиентов, ни состояния, ничего». Но он не отчаивался. «Теперь я могу полностью посвятить себя храму», — заявил он.

К этому времени он был почти лысым, его борода поседела и он казался слишком худым для своей неопрятной, грязной одежды.Он носил бинты на ногах, чтобы облегчить боль при артрите, ходил с палкой и зашнуровывал ботинки резинкой. Он ел листья салата, молоко и орехи, а еще жевал апельсины и хлебные корки, которые держал в карманах. В 1925 году он переехал в небольшую комнату рядом со своей мастерской в ​​Саграда Фамилия, чтобы быть ближе к своему всепоглощающему проекту.

7 июня 1926 года, пересекая бульвар Гран-Виа, Антони Гауди не посмотрел ни направо, ни налево, проигнорировал предупреждающие крики и звон колокольчика приближающегося троллейбуса и скомкался, когда тот ударил его.У него не было документов, и он выглядел настолько дурно, что его поместили в общую палату больницы Барселоны. Когда днем ​​позже его опознали, он отказался от предложений перейти в частную клинику. «Мое место здесь, среди бедных», — сказал он, как сообщается. Он умер пару дней спустя, всего за две недели до своего 74-летия, и был похоронен в склепе Саграда Фамилия.

Работа над церковью продолжалась время от времени после его смерти. К тому времени, когда в 1936 году из-за начала гражданской войны в Испании строительство было остановлено, четыре шпиля стояли на месте.Каталонские республиканцы, возмущенные поддержкой католической церковью лидера фашистских повстанцев генералиссимуса Франсиско Франко, разорили церкви Барселоны. Они разграбили старый офис Гауди в Саграда Фамилия и уничтожили его рисунки, но оставили структуру нетронутой. Британский писатель Джордж Оруэлл, сражавшийся с антифранковскими силами, назвал его «одним из самых отвратительных зданий в мире». Он утверждал, что левые «проявили дурной вкус, не взорвав все, когда у них была возможность».

Хотя среди поклонников Гауди были и такие, как каталонский художник-сюрреалист Сальвадор Дали, 100-летие со дня его рождения прошло в 1952 году без особых торжеств.Похвала эксцентричного Дали только заставила Гауди казаться диковинным и изолированным — странным отшельником, вдохновлявшимся безумными сновидениями. Но Гауди, как писал искусствовед Time Роберт Хьюз в своей книге «Барселона», не верил, что «его работа имеет хоть малейшую связь с мечтами. Он был основан на структурных законах, ремесленных традициях, глубоком опыте природы, благочестии и самопожертвовании ». Вдумчивый интерес к Гауди резко возрос за последние несколько десятилетий, когда испанские критики, как и критики в других странах, начали более внимательно присматриваться к забытым произведениям эпохи модерна.

В 1986 году барселонский сберегательный банк Caixa Catalunya приобрел Дом Мила. Здание, которое вместе с Палау Гуэля и парком Гуэля Гауди было объявлено объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1984 году, находилось в плачевном состоянии, но фонд, созданный банком, тщательно восстановил его и в 1996 году открыл некоторые части для публики. Ж. Л. Хименес Фронтин говорит: «Чтобы сделать одинаковые кирпичи, нам пришлось искать одну и ту же землю».

Банк предоставляет посетителям доступ к крыше и двум постоянным экспозициям.Можно проследить жизнь и творчество Гауди; во втором — квартира в том виде, в каком она могла быть обставлена ​​на рубеже веков. В честь Международного года Гауди до 23 сентября будет открыта специальная выставка «Гауди: искусство и дизайн», на которой представлены мебель, двери, окна, дверные ручки и другие декоративные элементы, спроектированные архитектором.

В начале 1980-х годов возобновились серьезные работы над Саграда Фамилия. Планируется, что к 2007 году неф будет готов к богослужению, но строительство всей церкви с дюжиной шпилей может занять до середины века.Критики жалуются, что современные художники, действуя без планов и рисунков Гауди, создают уродливые и несовместимые работы. Роберт Хьюз называет строительство и декорирование пост-Гауди «безудержным китчем».

Со своей стороны, католическая церковь хочет сделать Гауди святым. Ватикан санкционировал начало процесса беатификации в 2000 году после того, как кардинал Рикард Мария Карлес из Барселоны попросил об этом, заявив, что Гауди не мог создать свою архитектуру «без глубокого и привычного созерцания тайн веры».«Но это, как утверждают некоторые критики, заходит слишком далеко. Как говорит профессор коммуникаций Микель де Морагас: «Мы думаем о нем как о Гауди-инженере, Гауди-архитекторе, Гауди-художнике, а не Гауди-святом».

Но независимо от того, святой Гауди или нет, нет никаких сомнений в том, что его архитектура может вызывать удивление и трепет. Как сказал Хоаким Торрес-Гарсиа, художник, работавший одновременно с Гауди, «невозможно отрицать, что он был незаурядным человеком, настоящим творческим гением.. . . Он принадлежал к расе людей из другого времени, для которых осознание высшего порядка было поставлено выше материальности жизни ».

.