Мозер коломан работы: Коломан Мозер: живописец, дизайнер, график

5 фактов биографии • Интерьер+Дизайн

Имя Коломана Мозера (30.03. 1868 – 18.10. 1918) встречается едва ли не во всех антикварных справочниках и аукционных каталогах. Ученик Отто Вагнера в Академии художеств в Вене, живописец и график, он активно занимался прикладным искусством и проявил себя в самых разных областях художественного творчества. Сегодня его называли бы модным междисциплинароным автором, работающим на стыке индустрий.

По теме: Стекло венского модерна: выставка в Венеции

Самое большое художественное собрание Коломана Мозера находится в Музее Леопольда в Вене. А венский MАК, Музей декоративно-прикладного искусства, в честь столетия со дня смерти художника организовал масштабную выставку — более 500 экспонатов в контексте рубежа XIX–XX веков. Среди них — гарнитур для спальни, ваза из богемского стекла, ширма с тремя дамскими портретами в рост. Финальная часть экспозиции названа «Прощай, синтез искусств».

Коломан Мозер. Весна. Картина продана на торгах аукционного дома Dorotheum за 345 тыс. евро.

Дизайнер-универсал Именно благодаря его таланту Мозера венский стиль стал международным брендом. Мозера прозвали Тausendkunstler («художник тысячи возможностей»). По его эскизам созданы шкатулки и светильники, фарфор и витражи, кресла и банкноты, ювелирные украшения и игрушки. На рубеже веков Коломан Мозер очень много работал для различных австрийских фирм, проектируя ткани для Backhausen, стеклянные предметы для Bakalowits и оформляя театральные постановки. Он известен как создатель почтовых марок, игральных карт и вечерних платьев. И разумеется, Мозер был незаурядным графиком и живописцем — жизнеутверждающим мастером позитивной палитры.

Коломан Мозер. Автопортрет. 1916.

Учитель детей эрцгерцога В венскую Академию изящных искусств Коломан Мозер поступил тайно: отец, директор гимназии, хотел, чтобы сын овладел нормальной коммерческой профессией. Чтобы учиться, Мозер сам искал средства: он стал иллюстрировать для журналов и подрабатывал учителем рисования у детей эрцгерцога Карла Людвига в замке Вартхольц.

Лучше десять дней работать над одной вещью, чем делать десять вещей за один день.

Коломан Мозер. Эскиз ткани. Backhausen.

Сецессион и Венские мастерские В 1897 году вместе с архитектором Йозефом Хоффманом и художником Густавом Климтом Мозер создает объединение под названием «Сецессион» (secessio: обособление). Сецессионисты провозглашают отказ от академических традиций и утверждают новый стиль. При поддержке мецената Фрица Верндорфера сецессионисты основали «Венские Мастерские» (Wiener Werkstätte) — уникальный союз искусства и ремесел — художников, дизайнеров и мастеров разных специальностей, которые должны были на практике воплотить идею Gesamtkunstwerk. Девиз мастерских был: «Лучше десять дней работать над одной вещью, чем делать десять вещей за один день».

Коломан Мозер. Ранняя весна. Иллюстрация к стихотворению Райнера Марии Рильке, 1901.

Коломан Мозер. Ширма, 1906.

Шашечки и золото Он вовсе не был приверженцем одного стиля. Уникальность Мозера проявилась не только в разнообразии его талантов, но и в его постоянном новаторстве. Вместо извилистых форм ар-нуво, он использовал геометрические фигуры. Глядя, на мебель Венских Мастерских, появляются сомнения в том, что это модерн — это больше похоже на модернизм. В ней нет гибких линий и растительных орнаментов. Мозер первым активно использовал в дизайне золото — принципиальный элемент в оформлении главного входа в здание Сецессиона и витража с девушками, совами и венками — самые известные творения Мозера (1898). Он же придумал знаменитые черно-белые клетки как ключевой элемент для стульев санатория Purkersdorf.

Фасад здания Сецессиона. Вена.

Короткая жизнь В 1905 году Мозер женился на дочери богатого промышленника Дите Маутнер Маркхоф. Переехав с молодой женой на новую квартиру он полностью обставил ее спроектированной им же самим мебелью. Начиная с 1900 года Мозер преподавал в Венской школе прикладного искусства. В 1911-м состоялась его единственная персональная выставка в галерее Митке в Вене, в 1912 году он участвовал в крупной выставке в Дрездене. Затем выставлялся на Первой международной выставке Сецессиона в Риме, в Дюссельдорфе, Манхайме, Берлине. Мозер скончался в возрасте 50 лет. Роковой 1918 год унес Климта, умершего от пневмонии, и Мозера, страдавшего раком гортани.

Коломан Мозер — 197 произведений

Коломан Мозер (нем. Koloman Moser, известен также как Коло Мозер, 30 марта 1868 — 18 октября 1918, Вена) — австрийский художник и график, один из основателей Венского сецессиона. Известен также как дизайнер различных предметов: графических работ, включая почтовые марки, витражей, керамики, стекла, мебели.

Отец художника, Йозеф Мозер, был директором гимназии. После окончания школы Коломан Мозер, не сообщив об этом родителям, в 1885 году выдержал вступительный экзамен в Академию изобразительных искусств в Вене. Обучался там в классах Франца Румплера (1886—1889), Кристиана Грипенкерля (1889—1890) и Матиаса фон Тренквальда (1890—1893). После смерти отца в 1888 году Мозер вынужден был финансировать своё образование самостоятельно, для чего выполнил множество иллюстраций в журналы. В 1892—1893 годах по рекомендации Тренквальда Мозер был учителем рисования детей эрцгерцога Карла Людвига в замке Вартхольц в Райхенау-ан-дер-Ракс.

С 1892-го по 1897 год Мозер был членом художественного объединения Зибенер-Клуб (нем. Siebener-Club), предшественника Венского сецессиона. В 1893—1895 годах он учился у Франца фон Мача, а в 1897 году стал одних из основателей Венского сецессиона. Для журнала Сецессиона Ver Sacrum он создал примерно 140 иллюстраций. Осенью 1897 года Коломан Мозер совершил путешествие через Мюнхен, Нюрнберг и Бамберг в Лейпциг, Дрезден и Прагу.

В 1890-е годы Мозер много занимался прикладным искусством, на него оказало большое влияние творчество шотландских модернистов Чарльза Ренни Макинтоша и Маргарет Макдональд Макинтош, а также английское Движение искусств и ремёсел. В 1899 году он совершил ещё одно путешествие в Прагу, Дрезден и Берлин; в 1900 году — на Всемирную выставку в Париж через Мюнхен и Страсбург, в 1901 году — снова в Богемию и Мюнхен. В 1902 году переехал в новое ателье по адресу Штайнфельдгассе, 19, обставив его мебелью, созданной по его собственным проектам. В том же году он совершил путешествие в Италию. В 1902 году он создал вместе с художником Йозефом Хоффманом и предпринимателем Фрицем Верндорфером[de] предприятие «Венские мастерские» (нем. Wiener Werkstätte) для производства промышленного дизайна по примеру Движения искусств и ремёсел. Летом 1903 года Мозер через Мюнхен поехал в Берн, где встретился со швейцарскими художниками Фердинандом Ходлером, оказавшим большое влияние на его творчество, и Куно Амье; затем в Базель, Париж, Брюгге, Схевенинген, Антверпен, Любек и Гамбург. В 1904 году он снова посетил Италию, а в сентябре того же года — Берлин, где участвовал в первой выставке Wiener Werkstätte.

В 1905 году Коломан Мозер вместе с Густавом Климтом и художниками из окружения последнего вышел из Венского сецессиона, а 1 июля женился на дочери промышленника Дите Маутнер, после чего переехал в квартиру на Ландштрассер Хауптштрассе 138. Там он жил до своей смерти. На этом доме сейчас висит мемориальная доска. В 1906 году в семье родился старший сын Карл. В 1907 году Коломан Мозер вышел из Wiener Werkstätte из-за разногласий с Верндорфером, и стал уделять больше времени живописи. В 1909 году родился его второй сын Дитрих.

После 1907 года Мозер регулярно принимал участие в выставках. Так, в 1908 году он участвовал в выставке в Вене, организованной группой Климта, в 1909 — в международных выставках в Вене и Дюссельдорфе. В 1911 году прошла его персональная выставка в галерее Митке в Вене, в 1912 году он участвовал в крупной выставке в Дрездене. Затем он выставлялся на Первой международной выставке Сецессиона в Риме, затем в Дюссельдорфе и Манхайме, в 1916 году — на Венской выставке в Берлине.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

ещё …

Коломан Мозер, художник Сецессиона — История красоты — LiveJournal

Сорт модерна, произраставший в немецкоязычных землях, называется югендстиль. Выставка австрийского художника Коломана Мозера расширяет представление о модерне, даваемое основной экспозицией Виллы Штука и, в непосредственном сравнении, позволяет уловить тонкие отличия и специфику австрийского, венского югендстиля.

В последние годы XIX в. в Вене возникло объединение художников, исповедовавших отказ от консервативного академического историзма, вслед за Мюнхенским и Берлинским, названное Венским сецессионом. Иногда этот термин — Венский сецессион — используется более широко, для обозначения австрийской ветви югендстиля.

Коломан Мозер входил в число основателей Венского сецессиона наряду с другими выдающимися художниками, например, с Густавом Климтом, чье имя наверняка хорошо вам знакомо.
Вот почему на выставке Мозера и одна очаровательная работа Климта была представлена:

Как и большинство художников Сецессиона, Мозер имел классическое академическое художественное образование. Его ранние живописные работы, как этот автопортрет, в общем, не выходят за стилистические рамки бидермайера.

Хотя новый стилистический потенциал в них, несомненно, виден.

Помимо чисто художественных причин, расцвет югендстиля в Австрии был поддержан причинами чисто экономическими. Австро-венгерская монархия стала конституционной, что запустило процессы демократизации в обществе, которые, в свою очередь, привели к попаданию большего числа людей в средний и высокий средний класс. Для художественного рынка это означало появление большего числа потребителей его продукции.

А технический прогресс и связанное с ним развитие производства сделали доступными всевозможные предметы быта и повседневного обихода.

Характерной чертой модерна в целом и югендстиля в частности стало размывание границы между искусством и ремеслом. Точнее, граница эта расширилась, включив в себя, помимо «высоких» искусств, архитектуры, живописи и скульптуры, получившие равные с ними права искусства «низкие», прикладные.

Собственно, в этот период начало складываться понятие дизайна. И Коломан Мозер стал одним из первых дизайнеров в том смысле, в каком мы сейчас это понимаем.

Трудно назвать какую-то прикладную область, в которой бы он не работал. Например, типографика, каллиграфия и то, что сейчас обозначается, как леттеринг, создание типографских и рукописных шрифтов и отдельных букв, буквиц.

Шрифты в модерне стали совершенно самостоятельным, автономным и очень ярким полноправным искусством. Экспонаты выставки позволяют не только увидеть законченные шрифтовые образцы, но и проследить процесс их рождения.

Искусство экслибриса в эпоху модерна переживало расцвет.

Мозер создал немало прекрасных работ и в этом жанре.

Штудии Мозера, бесконечно исследующие пластику какого-нибудь одного листка растения, своим блеском и тщательностью заставляют вспомнить штудии Дюрера.

Видно, как художник сначала изучает природу растений с беспристрастностью ученого-ботаника,

а затем блестяще стилизует его, основываясь на этом знании.

Создавал Мозер и эскизы мебели.

Мне жаль, что я не могу поближе показать вам вышитых пайетками рыб за стеклами этого кабинета его дизайна! Как выяснилось, этот экспонат нельзя было фотографировать, так что снять рыб поближе я не успела, но вот эта контрабандная фотка у меня осталась.

Посуда? Конечно.

Книги? Безусловно.

Всевозможные виды типографской продукции? Во всем их разнообразии,

реклама,

постеры,

афиши…

Мозер много путешествовал по Европе, чутко воспринимая влияния других мастеров и школ модерна. Среди множества художников, знакомство с которыми обогатило творческую палитру Мозера, нельзя не назвать великолепного швейцарца Фердинанда Ходлера. (Может мне кто-нибудь сказать, почему я до сих пор не представила вам большую экспозицию Ходлера из художественного музея Цюриха, в котором побывала прошлым летом??? Я исправлюсь, покажу обязательно!)

Шотландец Чарльз Ренни Макинтош — еще одно культовое имя модерна, еще один художник, чье творчество оказало на Мозера большое влияние. Работы Макинтоша были представлены на одной из выставок в знаменитом выставочном зале Cецессиона. Вот макет этого легендарного здания, квинтэссенции югендстиля, венская школа которого иногда так и называется — сецессион.

А вот выполненный Мозером эскиз витража для здания Сецессиона.

Нельзя не упомянуть и об английском художественном движении Arts & Crafts, влияние которого, на мой взгляд, особенно явно проявляется в текстильных работах Мозера.

Разработанные им дизайны тканей совершенно великолепны.

В них, может быть, наиболее наглядно манифестируется идея включения прикладного дизайна в круг искусства.

«Времени — его искусство, искусству — его свободу!» (Нем. Der Zeit Ihre Kunst. Der Kunst Ihre Freiheit.)

Этот девиз, и сейчас украшающий фасад Сецессиона, относится не только к югендстилю, но и к творчеству Коломана Мозера.

В 1903 он, вместе с еще одним художником, основал Венские мастерские — производственное сообщество представителей изобразительного искусства, ставившее себе целью реформирование художественного ремесла. В 1905 с Густавом Климтом и группой художником вышел из основанного им же Сецессиона из-за разногласий во взглядах на искусство. В 1907, опять-таки из-за разногласий во взглядах, вышел из Венских мастерских, вновь начав больше внимания уделять живописи.

Эти перипетии свидетельствуют о постоянном творческом поиске, в котором находился Мозер, и неизменной творческой честности, неизменном равенстве художника самому себе.

Наверное, поэтому творчество Мозера являет собой пример стилистической цельности и верности художественным принципам нового времени, заслуга формулирования которых во многом ему же и принадлежит.

И видный деятель, и плотник – Газета Коммерсантъ № 51 (6531) от 23.03.2019

В Вене показывают ретроспективу знаменитого графика и дизайнера Коломана Мозера (1868–1918). В пространстве живописи и домашних шкафов, архитектурных эскизов и почтовых марок обрел уют Алексей Мокроусов.

1918 год австрийская культура запомнила надолго. Один за другим из жизни ушли четыре гения австрийского модерна: архитектор Отто Вагнер (1841–1918), художники Густав Климт (1862–1918) и Эгон Шиле (1890–1918) и их коллега Коломан Мозер.

В ряду классиков Мозер стоит особняком, это видно по подзаголовку его ретроспективы в венском Музее прикладного искусства, самой большой в истории,— «Универсальный художник между Густавом Климтом и Йозефом Хофманом»: вроде как вместе, но не сразу поймешь, кто он — явно не архитектор, едва ли живописец, да, занимался дизайном, дело прибыльное, но вряд ли столь же престижное, как чистое искусство. Но то, что Мозер сделал вместе с Хофманом, переменило мир не меньше, чем поиски импрессионистов или графико-эротические революции Климта и Шиле. Мозер тоже приложил к революциям руку — больше к графике, чем к эротике; работы для журнала Ver Sacrum, этой утонченной иерихонской трубы югендштиля, сформировали «венский стиль». А 2500 созданных в ту пору эскизов плакатов, переплетов и виньеток не теряются на фоне главного труда — фирменного шрифта Сецессиона, определившего зрение, а в конечном счете и смыслы эпохи.

Решающее слово принадлежало дизайну. В 1903 году Мозер и Хофман организовали «Венские мастерские», в деле участвовал и промышленник Фриц Верндорфер, который отнесся к идее не как меценат, а как бизнесмен: думал о прибыли и не ошибся.

Сперва в мастерских работали трое — серебряных дел мастер и два рабочих по металлу; вещи снабжались монограммой и художника—автора идеи, и ее исполнителя. Вскоре пришлось переехать, число сотрудников росло вместе с заказами. Кроме драгоценных металлов работали с тканями и эмалью, жемчугом и вышивкой, керамикой и кожей. Кто бы мог подумать, что вазы для цветов и тем более столовые приборы могут стать выразителем новых веяний, материальным воплощением главного лозунга модерна о единстве формы и функции. Для одной из выставок мастерские изготовили приборы и сервизы на 60 столов — и ни разу не повторились! Не было такого вида прикладного искусства, где не сверкали бы венские мастера — во многом благодаря идеям британских коллег, основателя движения «Искусство и ремесла» англичанина Чарльза Роберта Эшби и шотландца Чарльза Ренни Макинтоша. В эру машинного производства, лишавшего домашние вещи ауры, они сделали ставку на ручное производство, то, что сегодня носит гордое имя handmade.

В 1907-м Мозер покинул мастерские, чтобы преподавать и помочь Отто Вагнеру в создании величественной церкви Ам Штайнхоф (Мозер занимался там витражами и фресками). Появилось время для живописи, с которой он начинал в юности,—она тоже есть на выставке. Среди 500 экспонатов не только иллюстрации и образцы тканей, проекты для фасада Сецессиона и переплеты, при виде которых по-прежнему трясутся руки библиофилов, но и 20 картин, включая впервые показываемое «Мужское ню» (1913) из частной коллекции. Рисовал он немного, влияние Ходлера очевидно, но, увидев раз эти портреты и пейзажи, их не забудешь — как и графику, где порой безгранично увлечение японской культурой.

Многогранность Мозера поражает. Среди прочего на выставке есть выполненные им почтовые марки, для своего времени тоже прорыв — вместо коронованных особ и госсимволов он предложил как сюжеты почте Боснии и Герцеговины ландшафты и сцены повседневной жизни.

Трудоголик Мозер увлекался и театром. Его опыты редко достигали сцены, их охотнее использовали при оформлении печатных изданий пьес (о сценических проектах Мозера рассказывает и небольшая, но насыщенная выставка в Театральном музее Вены). В эскизах видна эволюция художника в целом — от историзма к Сецессиону.

В том числе для спектаклей он проектировал и мебель. Именно она стала хедлайнером выставки, в том числе благодаря уникам из частных коллекций — так, из Англии приехал шкаф «Зачарованные принцессы» (девы видны лишь при открытых дверцах). О влиянии Мозера-мебельщика рассказывают и в залах, и в двуязычном, англо-немецком, каталоге. Некоторые шкафы предвосхищают современный дизайн, в том числе авторов мебели из ИКЕА. Вроде как противоречие с уникальным стилем, но Мозер ценил массовость, его открытка к 60-летию правления Франца-Иосифа разошлась тиражом 4 млн экземпляров. Да, прислонился к власти, но он и сам был власть, определявший, с какой именно скоростью форма следует за функцией. Оказалось, с высокой.

Неисчерпаемый Коломан Мозер: живописец, дизайнер, график

Коломан Мозер (Koloman Moser, известен также как Коло Мозер, 30 марта 1868 — 18 октября 1918, Вена) — австрийский художник и график, один из основателей Венского сецессиона. Известен также как дизайнер различных предметов. А также автор графических работ, включая почтовые марки, витражей, керамики, стекла, мебели.  Коломан Мозер — один из наиболее значительных представителей австрийского, и, в частности, венского искусства начала XX века. Он один из наиболее значимых представителей югендстиля. На раннем этапе его стиль испытал влияние импрессионизма, а позднее творчество Мозера находилось под сильным влиянием Фердинанда Ходлера. Кроме живописи, Мозер получил большую известность также как художественный дизайнер.

С 1892-го по 1897 год Мозер был членом художественного объединения Зибенер-Клуб (нем. Siebener-Club), предшественника Венского сецессиона. В 1893—1895 годах он учился у Франца фон Мача, а в 1897 году стал одних из основателей Венского сецессиона.

В 1902 году он создал вместе с художником Йозефом Хоффманом и предпринимателем Фрицем Верндорфером предприятие «Венские мастерские» (нем. Wiener Werkstätte) . Оно соответственно планировалось для производства промышленного дизайна по примеру Движения искусств и ремёсел.

Коломан Мозер в 1900 — 1918 гг. был профессором Венской Академии изобразительных искусств. В 1969 году в его честь  назвали переулок в Вене (Kolo-Moser-Gasse).  А в 1989 году выпустили монеты номиналом в 500 шиллингов с его портретом. Также изображен на австрийской почтовой марке 1968 года.

Конечно, самое большое художественное собрание Коломана Мозера находится в Музее Леопольда в Вене.

Бернар Константинов
По материалам: wiki.org
Фото: wiki.org,  https://www.elledecoration.ru/
Материалы www.austria-today.ru содержат оценки исключительно австрийских СМИ и не отражают позицию austria-today.ru

Поделитесь материалом:

Мозер, Коломан

1. Биография. (Biography)

Отец художника, Джозеф Мозер, был директором школы. после окончания, Коломан Мозер, без информирования родителей в 1885 году сдал вступительные экзамены в Академию изобразительных искусств в Вене. там учился в классах Франц Rumpler 1886 — 1889, христианские Griepenkerl 1889 — 1890 и Маттиас фон Trenkwald 1890 — 1893. после смерти отца в 1888 году Мозер был вынужден финансировать свое образование самостоятельно, который сделал много иллюстраций в журналах. В 1892 — 1893 лет по рекомендации Trenkwald Мозер был учителем детей эрцгерцога Карла Людвига в замке Wertholz в городе Райхенау-ан-дер-РАКС.

С 1892-го по 1897 год Мозер был членом художественного объединения Sibener клуба. Siebener-Club (Siebener-Клуб), предшественником Венского сецессиона. В 1893 — 1895 лет учился с Франц фон мАч, и в 1897 году был одним из основателей Венского сецессиона, за отделение журнал Ver Sacrum (Ver Крестец) создал 140 иллюстрации. осень 1897 года Коломан Мозер совершил поездку через Мюнхен, Нюрнберг и Бамберг, Лейпциг, Дрезден и Прагу.

В 1890-е лет Мозер сделал много ремесел, он оказал большое влияние на произведения шотландского модерниста Чарльза Ренни Макинтоша и Маргарет Макдональд Макинтош, и английское движение искусств и ремесел. В 1899 году он сделал еще одну поездку в Прагу, Дрезден и Берлин, в 1900 году — на Всемирную выставку в Париж через Мюнхен и Страсбург, в 1901 году — обратно в Чехию и Мюнхен. В 1902 году переехал в новое ателье в Steinfeldgasse, 19, обставить его мебелью по своему проекты. В том же году он совершил поездку в Италию. В 1902 году он создал вместе с художником Йозефом Хоффманом и предприниматель Фриц Waerndorfer предприятия «Венские мастерские» это. Wiener Werkstatte (Винер Werkstatte) по производству промышленного дизайна на примере движения Искусств и ремесел летом. 1903 года Мозер через Мюнхен отправился в Берн, где встретился со швейцарским художника Фердинанда Ходлера, оказали большое влияние на его работу, и Куно, УМВД, затем в Базель, Париж, Брюгге, Гаага, Антверпен, Любек и Гамбург. В 1904 году он вновь посетил Италию, а в сентябре того же года в Берлин, где он принял участие в первой выставке Wiener Werkstatte (Винер Werkstatte).

В 1905 году Коломан Мозер, Густав Климт и вместе с художниками из круга вышел из Венского сецессиона, а 1 июля женился на дочери промышленника дите Маутнер, а потом переехали в квартиру на Ландштрассер хауптштрассе 138. там он жил до самой смерти. в этом доме теперь висит мемориальная доска. В 1906 году семье родился старший сын Карл. В 1907 году Коломан Мозер вышел из Wiener Werkstatte (Винер Werkstatte) из-за разногласий с Werndorfer, и начал больше времени уделять живописи. В 1909 году родился его второй сын Дитрих.

После 1907 года Мозер регулярно участвовал в выставках. так что в 1908 году он участвовал в выставке в Вене, организованной группой Климта, в 1909 — в международных выставках в Вене и Дюссельдорфе. В 1911 году он провел свою первую персональную выставку в галерее сделать в Вене, в 1912 году он участвовал в крупной выставке в Дрездене. потом он выставлялся на международной выставке сецессиона в Риме, потом в Дюссельдорф и Эссен, в 1916 году — на Венской выставке в Берлине.

Коломан Мозер в 1900 — 1918 годов был профессором Венской Академии художеств. умер в 1918 году от рака горла и похоронен в Gettingso кладбище в Вене. В 1969 году в его честь был назван переулок в Вене Kolo-Moser-Gasse (Коло-Мозер-Гассе), и в 1989 году был выпущен монет в 500 боб с его портретом. изображен на австрийской почтовой марке 1968 (Года 1968).

Коломан Мозер

Купить картину или постер «Poster of the Beethoven sonatas evening» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шедевра в вашем интерьере, то профессиональные художники распишут ка

от 2763.20 р.

Купить картину или постер «Primmeln in the basket» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шедевра в вашем интерьере, то профессиональные художники распишут картину масляными к

от 882.20 р.

Купить картину или постер «Profile of a girl. Preparatory work for a decorative stain in red and green.» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шедевра в вашем интерьере, то п

от 888.80 р.

Купить картину или постер «Reclining Female Nude (Mileva Roller)» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шедевра в вашем интерьере, то профессиональные художники распишут карт

от 1161.60 р.

Купить картину или постер «Reproduction template for the leaf for Gerlach’s love allegories. New Series, Plate 35» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шедевра в вашем интер

от 880.00 р.

Купить картину или постер «Reproduction template for the left part of the leaf for Gerlach’s love allegories. New Series, Plate 30» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шеде

от 2668.60 р.

Купить картину или постер «Reproduction template for the middle part of the leaf love for Gerlach’s allegories. New Series, Plate 30» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению ше

от 888.80 р.

Купить картину или постер «Reproduction template for the right part of the leaf for Gerlach’s love allegories. New Series, Plate 30» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шед

от 2712.60 р.

Купить картину или постер «Rudolf Steindl, a brother of the artist» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шедевра в вашем интерьере, то профессиональные художники распишут ка

от 1106.60 р.

Купить картину или постер «Self-portrait» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шедевра в вашем интерьере, то профессиональные художники распишут картину масляными красками и

от 924.00 р.

Купить картину или постер «Self-portrait» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шедевра в вашем интерьере, то профессиональные художники распишут картину масляными красками и

от 880.00 р.

Купить картину или постер «Self-Portrait with mermaid» вы можете на натуральном холсте или на постерной бумаге. По вашему желанию мы можем покрыть холст прозрачным 3D гелем, текстура которого подчеркнет на картине мазки и создаст эффект, имитирующий масляную живопись.Если вы стремитесь к подлинному воспроизведению шедевра в вашем интерьере, то профессиональные художники распишут картину масляны

от 1185.80 р.

Коломан Мозер — австрийский архитектор, дизайнер и художник — (1868-1918) — iDesignWiki


Коломан Мозер был австрийским художником, оказавшим значительное влияние на графическое искусство двадцатого века, одним из ведущих художников движения Венского сецессиона и соучредителем Wiener Werkstätte.

Источник информации: en.wikipedia.org

Коломан Мозер , также называемый Коло , родился в марте 1868 года в Вене , учился в Венской академии у Грипенкерля и Румплера, а затем в Школе искусств и ремесел в Вене, где он также стал учитель с 1900 по 1918 год.

Источник информации: www.senses-artnouveau.com

В тот период он был знаком с Йозефом Марией Ольбрихом и Дж. Хоффманном (оба являются членами Клуба Зибенера) и в 1897 году был одним из основателей Венского Сецессиона , ассоциации революционных художников и архитекторов. Moser активно участвовал в выпуске журнала группы Ver Sacrum (Священный источник) , который издавался до 1903 года.

Плакат к «Календарю Фроммес», 1899 г., К.Moser

Источник изображения: www.curatedobject.us

Он проектировал скульптуры и окна для здания Sezession . Вместе с Hoffman и F. Waerndorfer он запустил Wiener Werkstätte в 1903 году.

В течение своей жизни он уделял внимание всем сферам прикладного искусства, создавая мебель, стекло, изделия из металла, ювелирные изделия, а также плакаты, игрушки и интерьеры.

Кресло, 1903 г., К. Мозер

Источник изображения: www.curatedobject.us

Koloman Moser всегда стремился объединить преимущественно геометрические элементы с окружающей средой, создав ритмичное пространство кубических форм и контрастных цветов. Он также был одним из немногих художников, создавших марки в стиле модерн .

Источник информации: www.senses-artnouveau.com

Каков художественный стиль Мозера?

Работы Коломана Мозера основаны на строгой геометрии, о чем свидетельствует черно-белая сетка, столь типичная для его проектов.Более того, его проекты отличаются своей ясностью, несмотря на сложную конструкцию, на которой они часто основываются.

Источник информации: www.koloman-moser.com

Его проекты в области архитектуры, мебели, украшений, графики и гобеленов помогли охарактеризовать творчество этой эпохи. Moser опирается на чистые линии и повторяющиеся мотивы классического греческого и римского искусства и архитектуры в ответ на барочный декаданс его венской среды на рубеже веков.

Источник информации: en.wikipedia.org

Кирхе-ам-Штайнхоф, 1906–1907, К. Мозер

Источник изображения: it.wikipedia.org

Дополнительные ссылки также можно найти на сайте: www.jbdesign.it/idesignpro

Коломан Мозер | Widewalls

Формируя графическое искусство 20-го века, пионер современного дизайна, Коломан Коло Мозер создавал в различных средах, создавая двух- и трехмерные предметы в характерном сочетании преимущественно геометрических форм с окружающей средой, в результате чего ритмичное пространство кубических форм и контрастных цветов.Один из выдающихся художников Венского Сецессиона, Мозер вместе со своим коллегой и другом Йозефом Хоффманом был основателем Венской мастерской. Его творчество охватывало широкий спектр произведений искусства, от графики, мебели и дизайна интерьера до прикладного искусства и живописи. В его портфолио дизайнов Die Quelle, созданном между 1901-1902 гг., Вошли темы, которые оставались в производстве на протяжении многих лет. Подобно арабескам и цветочным мотивам в стиле модерн, эти решения продемонстрировали сдвиг в сторону другой эстетики, вдохновленной японскими текстильными узорами и узорами.

Коломан Мозер — Tanzende Mädchen, 1898 (слева) / Vorfrühling 1, 1900 (справа)

Коломан Мозер и основание Венского сецессиона

Мозер родился в 1868 году в Вене в семье, которая поддерживала его желание изучать искусство. После учебы в торговой школе в Видене он подал документы в Венскую Akademie der Bildenden Kunste (Академию изящных искусств) в 1885 году. После внезапной смерти своего отца три года спустя Мозеру пришлось начать зарабатывать деньги, иллюстрировав книги и журналы, издания о моде и юморе.В качестве члена Клуба Зибенера вместе с Йозефом Хоффманном, Йозефом Марией Ольбрихом, Отто Вагнером и Густавом Климтом он был соучредителем Венского сецессиона в 1897 году. Он был основан на модели Берлина и Берлина на пять и четыре года старше его. Мюнхенские сецессионы, которые также были сформированы группой художников, отвергнувших академическую художественную сцену. Мозер отвечал за дизайн их журнала Ver Sacrum, который издавался в необычном большом квадратном формате всего пять лет, но достаточно долго, чтобы заложить основу графического дизайна среди журналов по всему миру.

Мозер родился в Вене

Koloman Moser — Möbel Entwurf, 1903

Создание и расширение Wiener Werkstätte

Объединенные своим иконоборчеством, а не общим стилем, члены Сецессиона имели многочисленные разногласия, и вскоре Мозер начал отходить от криволинейного стиля модерн к точным линиям и геометрическим формам, которые больше подходили для его интерьеров. заявив о себе как о лидере группы по разработке инновационного языка форм.В 1903 году Мозер, Хоффманн и Фриц Вардорфер основали Wiener Werkstätte (Венские мастерские) как производственное сообщество различных художников, которые начали свою работу в трех небольших комнатах и ​​вскоре расширились до трехэтажного здания с отделением для металла и кожи. , переплетный, деревообрабатывающий и малярный цех. Помимо того, что он был соруководителем, он также проектировал стекло, текстиль и мебель для различных фирм. В соответствии с принципом равенства искусства и ремесла изделия, производимые Wiener Werkstätte, отмечены как дизайнером, так и мастером.Их целью было установить тесные отношения между публикой, дизайнером и мастером, производя простые и полезные предметы домашнего обихода.

Коломан Мозер: Мастер современного проектирования

Коломан Мозер — Церковь Штайнхоф, алтарь, 1905 г.

Живопись как выражение личной философии

В 1905 году, одновременно с Климтом, Мозер покинул Сецессион. Годом ранее он добился ошеломляющего достижения в дизайне витражей и мозаики апсиды в церкви Штайнхоф Отто Вагнера в Вене.Он женился на Эдите Маутенер фон Маркхоф, наследнице из промышленной семьи, которая помогла ему ссудой, когда в 1906 году Wiener Werkstätte столкнулась с финансовыми трудностями. Из-за разницы во мнениях Мозер уходит из заведения, направляя свою творческую энергию на живопись и театральный дизайн. Как художник, он создал серию пейзажей Альп, характерных своей простой композицией, натуралистичными деталями и яркими цветами, вдохновленный швейцарским художником Фердинандом Холдером. За несколько лет до своей смерти Мозер сосредоточился на монументальных фигуративных произведениях, посвященных витализму, философии идеализированного человека, в которую он верил.

Его серия пейзажей Альп отличается простой композицией и натуралистичностью.

Коломан Мозер — Земмерингландшафт, 1913 г.

Выполнение принципа Gesamstwerk

За свою карьеру он разработал широкий спектр различных произведений искусства, от книжных иллюстраций и почтовых марок до дизайнов журналов, витражей, фарфора и керамики, выдувного стекла, серебра, ювелирных изделий и мебели. Всегда вдохновленный четкими линиями и повторяющимися мотивами классического греческого и римского искусства, он умело сумел включить современные элементы своего венского окружения.Оставив свой след во многих отношениях, в 1900 году он стал профессором Kunstgewerbeschule, где до своей смерти преподавал декоративный рисунок и живопись. Коломан Мозер скончался 18 октября 1918 года в возрасте пятидесяти лет. Его влияние на графический дизайн было заметно в начале 20 века, а со временем оно стало еще более значительным в различных сферах декоративно-прикладного искусства. Его мебель узнаваема по своим кубическим формам, а также эстетична и функциональна, что соответствует принципу Gesamstwerk Сецессиона о целостном произведении искусства, в котором архитектура, живопись, скульптура и декоративное искусство будут интегрированы в окружающую среду, создавая единое целое.

Показанное изображение: Коломан Мозер — ангел-хранитель, эскиз правого алтаря в церкви Штайнхоф, 1904 г., изображение взято с wikiart.org

Moser, Koloman — WILLIAM LOCCISANO

L’Arco Baleno
май 2013 г.
«Koloman Moser: Designing Modern Vienna 1897–1907»

http://www.larcobaleno.com/shop/designing-a-modern-vienna -1897-1907.html

Этот богато иллюстрированный каталог, написанный к аншлаговой выставке в Neue Galerie в Нью-Йорке летом 2013 года, предлагает глубокое понимание декоративно-прикладного искусства, графического дизайна и мебели одной из самых влиятельных фигур в мире. дизайн начала 20 века.

Используя 200 тщательно отобранных объектов, выбранных куратором и австрийским дизайнером доктором Кристианом Витт-Дёррингом, Коломан Мозер: проектируя современную Вену 1897–1907 рассказывает историю карьеры Мозера от основания Венского Сецессиона до его ухода из Винер. Werkstätte.

За впечатляюще короткий промежуток времени Мозер стал выдающейся фигурой в венской культуре. Тем не менее, в анналах истории его влияние на растущую европейскую современность было омрачено его коллегой Йозефом Хоффманном.

Благодаря приверженности Neue Galerie новым исследованиям и проницательности их кураторов баланс, наконец, исправлен. Эта потрясающая 400-страничная книга — полностью оригинальное произведение истории дизайна, которое приятно радует глаз.

The Magazine Antiques

23 мая 2013 г.
«Коломан Мозер: проектируя современную Вену 1897–1907»
Кэти Киик

http://www.themagazineantiques.com/news-opinion/current-and- ближайшие / 2013-05-23 / moser-at-the-neue-galerie /

Выставка, открывающаяся сегодня в Neue Galerie в Нью-Йорке, посвящена декоративному искусству, мебели и графическому дизайну Коломана Мозера (1868-1918). ), начиная с того, что он стал соучредителем Венского Сецессиона в 1897 году и завершился его уходом из Венских мастерских в 1907 году.

Три основные галереи расположены в хронологическом порядке, первая посвящена концу девятнадцатого века и посвящена развитию Мозера от художника до дизайнера и учителя, а также его последующим работам графического дизайна, а также изделиям из стекла и керамики. Основные моменты включают образец ткани Schwämme (Грибы) 1899 года и большой сигарный шкаф с искусным маркетри из красного дерева и кленового капа 1900 года. Тематически зал представляет Венский Сецессион и его продвижение Gesamtkunstwerk — идея, усиленная дизайном галерея, которая сама по себе является «произведением искусства».«Стены были покрыты трафаретом с крупномасштабным розовым узором, который часто встречается в работах Мозера, и розы попеременно золотые или серебряные, напоминающие о другой доминирующей теме выставки: шахматной доске.

Галерея 2 демонстрирует рост Мозера как Дизайнер и собирает воедино свою раннюю мебель. Большие инкрустированные деревянные витрины (витрина, шкаф и письменный стол, сделанные для разных комнат квартиры Эйслера фон Террамаре в 1902-03 годах) закрепляют каждую стену и напоминают посетителям, что Gesamtkunstwerk мог и часто делал , охватывают весь дом.Стулья Мозера сгруппированы вокруг пространства, аккуратные полосы серых и золотых квадратов проходят вдоль плинтусов галереи, а шахматные доски из сусального серебра и золота покрывают колонны, обрамляющие каждую дверь и окно.

В третьей и самой большой галерее представлен ассортимент декоративных предметов, мебели и украшений последних лет работы Колмона Мозера, связанных с Weiner Werkstätte — от ожерелий и корзин для конфет до буфетов и обоев. Последняя, ​​желто-серая сетка, сделанная для берлинской квартиры 1905 года, буквально занимает всю комнату.К концу сотрудничества Мозера с группой она разрослась, включив в нее мастерские по металлу, мебели, керамике и многому другому, представленные здесь штампами с тиснением на коже с монограммой WW, разработанной Мозером, и руководством по длинному списку марок организации. . Рядом находится складной ширма 1906 года, покрытая золотой бумагой, которая была сделана для модных и текстильных мастерских группы — часть усилий Werkstätte по распространению своих дизайнов на человеческую форму.

В маленькой прихожей выставлены фотографии и эфемеры из жизни Мозера: дерзкий Мозер и его соотечественники-дизайнеры играют со своими детьми, его женой Дитой в платье, созданном Мозером.По мере продвижения по галереям вы начинаете понимать движение сецессионистов в целом и частную точку зрения Коломона Мозера. Объекты не только красивы, но и иллюстрируют меняющийся характер дома и внутреннего дизайна в Вене начала двадцатого века. Объединив эти объекты в трех стилизованных интерьерах галереи, куратор Кристиан Витт-Дёрринг и дизайнер выставки Джон Винчи создали собственный Gesamtkunstwerk.

С ее богато иллюстрированным 400-страничным каталогом выставка выходит на один шаг за пределы общего художественного творчества эпохи Мозера: посетителям предлагается использовать хэштег в Twitter, когда они сталкиваются с образцами шахматных досок в стиле Мозера в своей повседневной жизни.

Обои

24 мая 2013 г.
«Ретроспектива Коломана Мозера в Neue Galerie, Нью-Йорк»
Пей-ру Кех

http://www.wallpaper.com/design/koloman-moser-retrospective- at-neue-galerie-new-york / 6533

Легендарный художник и дизайнер Коломан Мозер стал центром недавно открытой выставки, которая проходит на этой неделе в Новой галерее в Нью-Йорке. Ретроспектива Neue Galerie — это первый монографический обзор работ венского дизайнера на американской земле, который обещает раскрыть всю полноту и широту работ Мозера, которые касались графического дизайна, мебели, украшений, текстиля и многого другого.

Мозер был в первую очередь соучредителем Wiener Werkstätte, хотя из-за того, что его затмил его партнер Йозеф Хоффман, он в значительной степени оставался незамеченным героем мира дизайна.

Куратор выставки доктор Кристиан Витт-Дёрринг из Новой галереи. Выставка посвящена работам 1897–1907 годов, которые, возможно, были самым творческим периодом карьеры Мозера. Художественный набег Мозера сначала начался с живописи и графики, которые первоначально относились к стилю ар-нуво, прежде чем он разработал более строгую эстетику, которая стала характерной для Вены в то время.

Мозер также имел влияние как один из основателей Венского Сецессиона; группа художников, которые стремились представить изобразительное искусство и прикладное искусство как единое целое и разработали современный австрийский стиль, в котором преобладают чистые и простые геометрические формы. Они также были поборниками концепции «целостного произведения искусства» (Gesamtkunstwerk), в которой все аспекты повседневной жизни можно было рассматривать как художественную форму.

Это понятие Gesamtkunstwerk умело выражено в выставке Neue Galerie, благодаря дизайну выставки архитектора из Чикаго Джона Винчи.Несколько галерей украшены старинными обоями, чтобы подражать всеобъемлющей идеологии, основанной Мозером. На этом ярком фоне 200 работ Мозера представлены во всей красе, подчеркивая его удивительную ловкость как художника-графика, дизайнера мебели и архитектора интерьеров.

В 1890 году Мозер вместе с Хоффманом стал профессором Школы прикладных искусств в Вене. Именно в этом качестве (а также в результате создания Weiner Werkstätte) Мозер и Хоффман на долгие годы успешно установили курс дизайна в Австрии и большей части Центральной Европы.

«Коломан Мозер помог определить искусство своего времени», — сказал Рональд С. Лаудер, президент Neue Galerie. «Сегодня невозможно представить Вену без влияния Мозера».

The New York Times

6 июня 2013 г.
«Коломан Мозер: проектируя современную Вену» в Neue Galerie »
Кен Джонсон

http://www.nytimes.com/2013/06/07 /arts/design/koloman-moser-designing-modern-vienna-at-neue-galerie.html

В период художественных революций Венский сецессион 1897 года был умеренным.В отличие от импрессионистов и фовистов, чьи первоначальные вызовы буржуазному вкусу вызывали страх и отвращение у основных зрителей, восстание сепаратистов против провинциального консерватизма Вены было тепло встречено критиками, покровителями и широкой публикой. Это потому, что их нововведения были противоположностью отчуждения. Руководствуясь британским движением искусств и ремесел и французским модерном, они предвидели, что искусство достигнет своего апогея в Gesamtkunstwerk, целостном произведении искусства, в котором архитектура, живопись, скульптура и декоративное искусство будут интегрированы в среду чрезвычайно стильного и духовно возвышающего равновесия. .

Этот целостный импульс нашел свое самое прочное воплощение в Wiener Werkstätte SaveFrom.net, консорциуме дизайнеров и квалифицированных мастеров, основанном в 1903 году блестящими дизайнерами и сепаратистами Йозефом Хоффманном и Коломаном Мозером.

Теперь Мозер (1868–1918) стал героем великолепной выставки в Новой галерее, первой посвященной ему музейной выставки в Соединенных Штатах. Выставка «Коломан Мозер: проектируя современную Вену 1897–1907», организованная Кристианом Витт-Дёррингом, куратором декоративно-прикладного искусства Новой галереи, посвящена его наиболее продуктивным годам.В нем представлено более 200 предметов, в том числе гравюры, книги, изделия из стекла, металлические предметы, керамика, украшения и мебель.

Гардероб 1902–1993 годов олицетворяет стиль Мозера, в котором строгость формальности сочетается с чувственной материальностью в различных пропорциях. Двери шкафа шести футов высотой инкрустированы деревом, перламутром и слоновой костью, образуя широкую границу из ярких квадратов. Этот узор обрамляет центральный диптих, изображающий пару стройных женских фигур в тонких платьях, напоминающих языческих жриц, также сделанных из искусно инкрустированного шпона.Встреча абстракции и фигурации наводит на размышления. Его можно рассматривать как метафорическую свадьбу модернизма и вневременной древности и, в более широком смысле, мужского и женского начала.

Moser не проектировал высотных зданий, городских комплексов или промышленных предприятий. Он работал почти исключительно в бытовой сфере. В полной мере реализованный, его Gesamtkunstwerk был бы пространством утешительного, заботливого отступления от изнурительной суеты общественной жизни. Среди наиболее привлекательных объектов выставки — кухонный сервант 1905 года с белой мраморной столешницей, а также шкафы и ящики, окрашенные синкопирующим узором белого и кобальтового цветов.

Только богатые могли позволить себе дом мечты Мозера. Этос Wiener Werkstätte был основан на идеалах высокого мастерства без каких-либо затрат, а не на программе массового производства для людей. Было бы несправедливо сказать, что Мозер был дизайнером высококлассных товаров. Кому на самом деле нужен набор из пяти мучительно элегантных бокалов для ликера, каждый разного цвета и каждый в форме маленькой чашечки с ямочками на длинном, похожем на тюльпан, стебле? Но это означало бы упустить из виду некую основополагающую срочность, движущую всем предприятием: видение доиндустриальной интеграции в эпоху тревожной фрагментации.

Первая галерея выставки, посвященная творчеству Мозера до Веркштетте, показывает, как он действует под галлюциногенным влиянием стиля модерн. Театральные плакаты, иллюстрации и другая графика изображают сильфические обнаженные фигуры, гибкие фигуры которых рифмуются с причудливыми линейными узорами. Этюды для обоев и ковров состоят из переплетенных рыб, грибов и извилистых растений.

Юмористическая иллюстрация, над которой работали Мозер и Хоффманн, называется «Вопрос совести» (1897).На нем Хоффманн сзади смотрит в комнату, где красивая женщина, полулежа на шезлонге, смотрит в ответ с неистово соблазнительным выражением лица. Панель, разделяющая внутреннюю сцену, обрамляет изображение весов, взвешивающих гусиное перо в бутылке с чернилами в одной чаше, а в другой — сердце, выделяющее, предположительно, изменяющий сознание след пара. Причина или страсть? — это вопрос.

Мозер мог бы продолжить в том же духе и стать декадентским мечтателем конца века, как Макс Клингер или Обри Бердсли.Но его сотрудничество с Хоффманном приняло другой оборот. В Wiener Werkstätte они сублимировали свои увлечения в более полезных и социально конструктивных формах. Тем не менее, противоречие между интеллектуальной честностью и гедонистической роскошью сохраняется во всем, что создавал Мозер.

В конце третьей и последней комнаты стоит массивный книжный шкаф из мореного черного дуба. Лишенный орнамента, за исключением небольших белых металлических щитков, он кажется воплощением пуританской строгости. (Готов поспорить, великий минималист Дональд Джадд знал и любил это произведение.) Однако вблизи вы видите, как текстура древесины была нежно втерта в древесину белым мелом, создавая поверхность роскоши, тающую суперэго.

В другом конце комнаты стеклянные витрины заполнены множеством мелких предметов из серебра, керамики и других материалов, включая усыпанные драгоценностями шкатулки, чернильницы, пресс-папье, вазы, хлебницы, ручные зеркала и оборудование для ухода. Здесь также находятся экстравагантно украшенные часы, которые не выглядели бы неуместными в неоклассическом дворце французского короля XVIII века.Кажется, никакая домашняя утварь не была слишком тривиальной для Мозера, чтобы на ней поставить свой отпечаток. Он знал, что красота Gesamtkunstwerk должна заключаться как в деталях, так и в целом.

Учитывая, сколько он продюсировал, удивительно, насколько недолговечным было участие Мозера в Wiener Werkstätte. В 1907 году, разочарованный требованиями клиентов и неумелым управлением финансами организации, он ушел в отставку и посвятил последнее десятилетие своей жизни живописи, в которой он был далеко не таким оригинальным, если судить по одному маленькому невзрачному натюрморту 1907 года. включены в шоу.

Сегодня бизнес, связанный с дизайном роскошных интерьеров, процветает как никогда раньше. Но если в нем есть что-то вроде душевной страсти, которая вдохновляла Мозера и его сотрудников, то это хорошо охраняемый секрет.

«Коломан Мозер: проектируя современную Вену 1897–1907» продолжается до 2 сентября в Новой галерее, 1048 Пятая авеню, 86-я улица, Манхэттен; (212) 628-6200, neuegalerie.org

New Republic

19 июня 2013 г.
«Летние художественные выставки, которые обязательно нужно посетить»
Автор: Джед Перл

http: // www.newrepublic.com/article/113499/summer-art-shows-new-york-met-moma-neue-galerie

Чего хотят посетители музея? Может ли наша эпоха одержимости данными объяснить, что превращает обычного гражданина в случайного или даже страстного посетителя? Все мы знаем, что за показателями посещаемости внимательно следят сотрудники музеев, но показатели посещаемости и другие показатели эффективности упускают из виду волшебство, которое происходит в определенных галереях в определенное время утром или днем. Прогуливаясь по некоторым музеям Нью-Йорка в первые дни лета, я видел, как посетители замедляются и пристально смотрят, вставая во всех случаях, иногда к произведениям искусства или видам выставок, которые, как предсказывали прилавки с фасолью, будут ограниченное обращение.Вот несколько впечатлений от трех таких экспонатов, недавно проведенных в Музее современного искусства, Новой галерее и Метрополитен-музее.

В то время как MoMA предлагает посетителям почти бесконечное разнообразие впечатлений, Neue Galerie — один из тех уютных музеев, которые приглашают посетителей сосредоточиться на уникальном, насыщенном опыте, которым этим летом станет потрясающая выставка декоративного искусства «Коломан Мозер» : Дизайн современной Вены 1897–1907 ». Начиная с того момента, когда Мозер, изучавший живопись и прикладное искусство, разрабатывал графику и мебель в чувственном стиле ар-нуво, выставка прослеживает его эволюцию в сторону пышного аскетизма, который иногда характеризовал работу дизайнерской группы, известной как Wiener Werkstätte. из которых Мозер был основателем вместе с Йозефом Хоффманном.

Мозер создал все: от почтовых марок до обложек книг и серебряных украшений до посуды из фарфора и стульев с сиденьями в деревенском стиле и искусно инкрустированной мебели. Выставка Neue Galerie подчеркивает мощное объединяющее графическое воображение, пронизывающее все работы Мозера, линейный импульс, позволяющий осваивать материалы, от самых скромных до самых роскошных. Для посетителей музея выставка с таким количеством предметов, предназначенных для дома, не может не иметь своего рода фантазийное измерение — вы выбираете вещи, которые хотите взять с собой.Меня особенно поразило лаконичное красноречие книжного шкафа из почерневшего дуба, изначально предназначенного для женщины по имени Маргарет Стонборо-Витгенштейн. Neue Galerie, в любом случае, — это редкое культурное учреждение, которое точно знает, о чем идет речь. Посетителей привлекает бесстрастная особенность этого музея, который почти так же популярен как кафе в венском стиле, так и за его научные прославления австрийского и немецкого модернизма.

The Wall Street Journal

24 июня 2013 г.
«Современные ожидания»
Бэрримор Лоуренс Шерер

http: // online.wsj.com/news/articles/SB10001424127887324063304578521913876213392

Нью-Йорк — Подумайте о Вене 1900 года, и мысленный взор вызывает в воображении сцены, увековеченные на картинах Рудольфа и Франца фон Альт и их окружение: седой император Франц Иосиф, выходящий из эпохи баро Хофбург; обсаженная деревьями улица Рингштрассе; Оперный театр в стиле неоренессанс; задумчивая готическая масса собора Святого Стефана. Тем не менее, за восхитительным клише alt Wien кипела новая волна модернизма, открытая первой сецессионистской выставкой в ​​1897 году.Хотя сам Рудольф фон Альт был назначен почетным президентом Сецессиона, группа была сформирована художниками, которые отстаивали радикальный разрыв с уютным консерватизмом старой габсбургской культуры, среди них Густав Климт, Йозеф Хоффманн и Коломан Мозер.

В Новой галерее «Коломан Мозер: проектируя современную Вену, 1897–1907», первая крупная ретроспектива его работ в США, показывает, что, хотя Мозер (1868–1918) долгое время был в тени своих коллег, он, возможно, был самым лучшим из них. разносторонний и дальновидный сепаратист.Куратор Кристиан Витт-Дёрринг отобрал более 200 работ, которые подчеркивают мастерство Мозера в области мебели, серебра, керамики, стекла, ювелирных изделий, графики, текстиля, дизайна интерьера и женской моды (его неуклюжий дизайн одежды был наименее успешным из его усилий). Они производились множеством производителей, в том числе Wiener Werkstätte, соучредителем которого является Мозер и чей логотип он разработал. Включение австро-венгерской банкноты 1910 года в 100 крон показывает, что он даже разработал деньги, которыми клиенты могли бы платить за все это.

«Мозер был художником», — отмечает г-н Витт-Дёрринг, который редактировал огромный каталог выставки — книгу трудно поднять, но труднее отложить. «Как художник он работал в двух измерениях, но в декоративном искусстве Мозер обычно работал в трех, поэтому его творчество проецирует напряжение между управлением плоской поверхностью и управлением пространственным объемом».

Три галереи выставки воссоздают атмосферу творческого мира Мозера с отделкой стен, основанной на определенных мотивах Мозера.В первом, посвященном периоду с 1898 по 1900 годы, четыре рисунка для книжных иллюстраций свидетельствуют о всестороннем обучении Мозера в почтенной Венской Академии изящных искусств и резюмируют быструю эволюцию стиля Мозера от реалистичного оттененного натурализма академической традиции к сказочной манере. напоминая тогдашнего бельгийского символиста Фернана Кнопфа и, в конечном счете, на плоскую, плоскую идиому, которая станет его визитной карточкой.

Стремясь создать отчетливо австрийский модерн, Мозер взял идеи, которые витали в воздухе, и сделал их своими, зачастую опережая свое время.Конечно, перекрестные ссылки между работами Мозера и работами других дизайнеров вносят свой вклад. Некоторые из ранних дизайнов представляют собой умную корректировку современной моды Мозером. Например, его узорчатая ткань «Грибы» (1899) отражает эротические криволинейные ботанические формы, примененные к грибку вместо цветка. Точно так же его раннее стекло использует плавную текучесть ар-нуво. Миниатюрные сосуды его созданных вручную рюмок для ликера (1900 г.) напоминают хрупкие цветы на подчеркнуто истонченных стеблях.Переливающаяся стеклянная ваза для тюльпанов (1900–01) напоминает мерцающее фаврильное стекло Louis Comfort Tiffany, предвосхищая формы некоторых капель из муранского стекла 1950-х годов. Ранняя керамика Мозера принимает более примитивные формы — трехногая глиняная ваза 1900 года одновременно напоминает средневековые кухонные горшки, а также образцы 1870-х и 80-х годов протомодернистского викторианца Кристофера Дрессера. А абсолютная космическая простота серебряного пасхального яйца Мозера 1905 года, инкрустированного четырьмя полудрагоценными камнями-кабошонами, предполагает ответ Флэша Гордона царским фантазиям Карла Фаберже.

Мозер быстро отказывается от своего извилистого словаря в пользу формирующейся прямолинейной идиомы искусства и ремесел начала 20-го века и кубизма. Больше всего поражает склонность Мозера к ажурным сеткам из серебра и гальванизированного листового железа. Под влиянием его современника из Глазго Чарльза Ренни Макинтоша, элементы сетки Мозера также предвосхищают стиль хай-тек 1980-х годов. Мозер также был близок к серебряным узорам, нарезанным кубиками (шахматной доске). Он усиливает геометрическую форму своего кубического серебряного ящика для сахара (1903 г.) общей игрой в чернь (черный серебряный сплав).Но он придает этой фигуре легкую плавучесть, поднимая ее на четырех крошечных ножках с серебряным шаром.

Точно так же в своем белом кресле с решетчатыми стенками (ок. 1903 г.) — в основном неполном кубе — Мозер смягчает эффект установленных вертикальных планок, соединяя их на уровне сиденья горизонтальным рядом блоков, каждая из которых вставлена ​​в форму. закругленная арка. Он помещает сиденье немного выше центра по вертикали — в точке, которая практически не соответствует реальной симметрии, традиционно называемой «золотой серединой». Именной обивкой служит черно-белая подушка в шахматном порядке.Вряд ли он создан для комфорта, он представляет собой давнюю традицию декоративных фантазийных предметов, которые на самом деле были скульптурами в форме утилитарных предметов, таких как тщательно продуманные фарфоровые чайники 18-го века, слишком хрупкие, чтобы вмещать кипящую воду.

Чтобы угодить своей богатой клиентуре, Мозер широко использовал роскошные материалы, отражая модернистскую интерпретацию рафинового декаданса Оскара Уайльда. Его серебряная пряжка на поясе (1904 г.), украшенная опаловыми кабошонами, похожими на лепестки цветов, напоминает о безумном подкупе Ирода кровожадной Саломеи Уайльда: «У меня есть опалы, которые всегда горят ледяным пламенем.. . сапфиры большие, как яйца. . . и хризопразы и рубины; У меня есть камни сардоникса и гиацинта и камни халцедона. . . . «И хотя мягко гофрированный обод пряжки идеально квадратный, кабошоны расположены далеко от центра, а намеренное расположение их разных размеров дает намек на случайное расположение. Мозер неоднократно поддерживает эту модернистскую асимметрию: прямоугольный серебряный центральный элемент, инкрустированный лазуритом. -lazuli (1904) имеет смещенную ручку из слоновой кости, предназначенную для подъема одной рукой.

Снова и снова мебель, лампы и другие аксессуары Мозера предвосхищают изящный стиль ар-деко голливудского фильма 1930-х годов точно так же, как блестящие оперы и оркестровые произведения молодого венского современника Мозера Эриха Вольфганга Корнгольда предвосхищают музыкальную идиому, которую Корнгольд привнесет в его Музыка голливудских фильмов.

Как и Тиффани, Мозер называл себя художником на протяжении всей жизни, и эту грань его творчества олицетворяют два автопортрета маслом. В первом (ок.1895), Мозер изображает себя юным денди в высоком воротнике Пикадилли и ярком галстуке. Второй (около 1916 г.) предлагает позу жиголо, с гладкими волосами, вызывающим взглядом и открытой рубашкой, обнажающей широкую грудь. Скорее всего, эта сильная сексуальность представляет собой принятие желаемого за действительное — в 1916 году Мозеру поставили диагноз рак горла, который вскоре убил его. Более того, фотографии Мозера и его коллег показывают, что, будучи всегда аккуратным и аккуратным, он вряд ли был кумиром утренников. Но что еще важнее, они неоднократно документировали обаятельную улыбку и озорное чувство юмора, предполагая, что среди друзей этот выдающийся дизайнер также был восхитительной компанией.

Г-н Шерер пишет об изобразительном искусстве и музыке для журнала.

Антиквариат и искусство

25 июня 2013 г.
«Коломан Мозер: проектирование современной Вены 1897–1907»
Фрэнсис Маккуини-Джонс Масколо

http://antiquesandthearts.com/node/184710#.U6IEwxai5ro

НЬЮ-ЙОРК — Коломан Мозер, архитектор, художник, дизайнер и соучредитель Secessionist и Wiener Werkstätte, является предметом первой американской музейной ретроспективы, посвященной ему.Выставленная в Новой галерее Нью-Йорка картина «Коломан Мозер: проектируя современную Вену 1897–1907» представляет собой давно назревший анализ одного десятилетия карьеры Мозера. Это десятилетие и работы, которые он создавал, оставили огромный след за целое столетие. Представлено около 200 объектов.

Мозер обладал многими замечательными талантами: дизайн интерьеров, графический дизайн, дизайн мебели, текстиль, ювелирные изделия, изделия из металла, стекла и керамики. Ничего не ускользнуло от его взгляда. Некоторые считают его самым талантливым художником в Вене своего времени, времени и места, где творчество было в изобилии.

До сих пор Мозер в значительной степени оставался в тени Йозефа Хоффмана. «Коломан Мозер» меняет все это, исследуя его плодовитую и многогранную работу всего за десять лет, исследуя его заказы на дизайн, его графические дизайны и его произведения декоративно-прикладного искусства.

Родился и получил образование в Вене, учился там рисованию и в начале своей карьеры сосредоточился на иллюстрации. Вскоре он расширил свои творческие горизонты, перейдя от плоской поверхности бумаги или холста к трехмерному.Вена была крупной столицей искусства, и Мозер занимал видное место в различных художественных организациях. В 1897 году он был одним из основателей Зибенер-клуба, предшественника Венского сецессиона Vereinigung Bildender Künstler Österreichs, одним из основателей которого он также был вместе с Хоффманном, Густавом Климтом, Эгоном Шиле и другими.

Художники-сепаратисты отходили от преобладающих консервативных и националистических традиций современного искусства и ремесел. Они обращали внимание на особенно австрийскую интерпретацию и реакцию на международные влияния, в частности, в стиле ар-нуво конца века из Франции, Бельгии, Англии, Глазго и Японии.Их принцип действия: «Каждый раз свое искусство. Для искусства — Свобода », — была вырезана над входом в Дом Сецессиона.

В целом художники Сецессиона были оттолкнуты низкопробным массовым производством, характеризующим поспешный выход промышленной революции, и хотели представить хорошо спроектированные, эстетически приятные объекты широкой аудитории. Их идеалом было совершенное произведение искусства — художественное по замыслу, исполнению и производству, Gesamtkunstwerk, которое стало руководящим принципом последующих движений.

Мозер был активным сотрудником Ver Sacrum, журнала Сецессиона, который ценился за эстетику. Квадратный вид и напечатанный на качественной бумаге, он считался произведением искусства. Рекламодатели были обязаны заказывать определенных художников для производства их рекламы — в соответствии с редакционными и художественными темами. К 1900 году Мозер был также профессором Kunstgewerbeschule (Венская школа искусств и ремесел), где он преподавал рисунок и живопись до своей смерти в 1918 году.

В 1903 году Мозер и Йозеф Хоффманн основали Wiener Werkstätte с помощью мецената и банкира Фрица Верндорфера, чтобы производить хорошо продуманные предметы графического и декоративного искусства и делать их доступными для всех слоев общества в любое время. включение сецессионистского представления о произведении искусства в целом. Его заказная миссия заключалась в том, чтобы на равных основывать искусство и ремесла. Многие художники Werkstätte были заядлыми коллекционерами словацкого и моравского народного искусства, которое, как видно, пронизало их собственные работы.

В Werkstätte Мозер продолжал разрабатывать текстиль, мебель, стекло и фарфор, даже шрифты, почтовые марки и валюту, а также сотрудничал с Хоффманном над важными проектами дизайна коммерческих и жилых интерьеров. Художники Wiener Werkstätte и другие художники предпочитали криволинейный орнамент поверхности. Результаты были гладкими, но при этом убедительными. Мастерская продолжалась, хотя Мозер ушел в отставку в 1907 году из-за спора о том, как следует финансировать и управлять фирмой.После этого он посвятил себя живописи и театральному дизайну.

Куратор выставки «Коломан Мозер» — доктор Кристиан Витт-Дёрринг, организовавший выставку в хронологическом порядке. Он намерен, чтобы посетители погрузились в атмосферу предмета еще до того, как прочитают описательные панели.

Он размещен в трех галереях, в первой из которых исследуются работы Мозера между 1897 годом, когда образовался Венский Сецессион, и 1900 годом. В те годы его работы отражали криволинейность стиля модерн с добавлением других западных стилей. , особенно Франции и Бельгии.Мозер и его современники работали против преобладающего художественного провинциализма Вены, открываясь местным и международным стилям. Они спроектировали и построили Дом сецессиона, чтобы познакомить австрийскую публику с новыми достижениями в искусстве из других частей западного мира.

Витт-Дёрринг замечает: «Удивительно, как быстро они [Мозер и другие] развили собственное стилистическое выражение».

Вторая галерея посвящена становлению австрийского буржуазного стиля в 1901 и 1902 годах.Художники, и в частности Мозер, разработали более геометрический, формальный поворот с более простыми и плоскими формами, во многом благодаря возрождению стиля бидермейер. В 1901 году Мозер опубликовал трехтомный «Die Quelle» («Источник») — портфолио своих графических дизайнов, отражающих классическую геометрию и свободу, которые характеризовали его ткани, обои и гобелены.

В третьем разделе рассматривается работа Мозера с 1903 по 1907 год, с момента основания Wiener Werkstätte до его отставки.Его творчество в те годы продолжало оставаться глубоким. Витт-Дёрринг, отмечая, что Мозер не боялся чувственности, описывает эффект как «радостное украшение». Одним из таких примеров является воссоздание обоев Moser, разработанных для спальни Маргарет Стонборо-Витгенштейн. Другой — мебельная ткань 1899 года, Schwämme (Грибы). Если грибы можно назвать чувственными, то это так.

Влияние Мозера на графический дизайн двадцатого века неоценимо. Он сочетал геометрические и классические узоры с архитектурными и использовал эти узоры в своих отличительных тканях, обоях и тканых гобеленах.В его абстрактных проектах перевернутые и переплетенные формы сочетаются с повторяющимися и переплетающимися элементами; он также накладывал на узоры квадратные или прямолинейные формы. Результат позволяет глазу играть с линиями и формами. Его цвета, как правило, имеют одинаковый вес, что придает сбалансированность каждой детали.

Плакат, рекламирующий религиозный календарь, был разработан Мозером для издателя Карла Фромма в 1899 году. Он двумерный, он сочетает в себе четкие линии, геометрию и мистические символы. Еще один плакат Мозера, созданный в 1902 году, был посвящен 13-й выставке Венского Сецессиона.Их сравнение иллюстрирует дальнейшее смешение геометрии и плавных фигур в более поздней части.

В 1898 году Мозер спроектировал витражи для Дома сецессиона; он также создал строгий, но чувственный декор вестибюля: золотой и серебряный трафарет стилизованных бутонов роз на фоне строгих белых стен. Позже он спроектировал алтарную мозаику и необычные витражи для церкви Ам Штайнхоф архитектора Отто Вагнера в Вене, построенной между 1903 и 1907 годами.Церковь, также известная как церковь Святого Леонарда, была частью психиатрической больницы Штайнхоф и была построена с учетом особых потребностей пациентов. Например, скамейки были разной ширины, чтобы соответствовать состояниям пациента: спокойным, беспокойным или взволнованным, последнее требовало большего пространства.

Мозаика и окна Мозера детализированы и безмятежны. Мозаика изображает принятие души на небеса, встреченное рядом святых. В окнах изображены семь святых и семь телесных дел милосердия.Это изображение было использовано столетием позже, в 2005 году, в австрийской коллекционной монете 100 евро в память о церкви Штайнхоф.

Позже Мозер сотрудничал с Хоффманном и другими художниками Винер Веркштетте над Санаторием Пуркерсдорф, «минеральным курортом и лечебным парком», куда люди могли пойти отдохнуть или поправиться. Такие курорты были очень популярны в то время. Неподалеку от Вены здание спроектировал Хоффманн, а интерьеры спроектировал Мозер. Его обстановка соответствовала зданию и его функциям — прямолинейность и цвет придавали безмятежность.

Мозер использовал узоры в виде шахматной доски во многих своих творениях — окнах, стеклянных предметах, графике и других объектах. Ящик для сахара 1902 года из серебра и черни в шахматном порядке является прекрасным примером. Еще одно — кубовидное кресло 1903 года из бука, сделанное из плетеного плетеного сиденья, окрашенного в черно-белую клетку. Мозер использовал тот же дизайн в более позднем проекте санатория Пуркерсдорф.

Neue Galerie New York посвящена немецкому и австрийскому искусству и дизайну начала ХХ века.Открытый в ноябре 2001 года, он был детищем бизнесмена, филантропа и коллекционера произведений искусства Рональда С. Лаудера и ныне покойного арт-дилера и музейного организатора Сержа Сабарски. Выставка «Коломан Мозер: проектируя современную Вену 1897–1907» была спроектирована чикагским архитектором Джоном Винчи, чтобы посетители могли испытать Венский Gesamtkunstwerk как всеобъемлющую среду.

Выставка «Коломан Мозер» была организована Витт-Дёррингом, куратором декоративно-прикладного искусства Neue Galerie, совместно с Neue Galerie и Музеем изящных искусств в Хьюстоне.Выставка будет открыта в Новой галерее до 22 сентября. Выставка отправится в Музей изящных искусств в Хьюстоне с 29 сентября по 12 января. Neue Galerie находится по адресу 1048 Fifth Avenue, 86th Street. К выставке прилагается полностью иллюстрированный каталог, отредактированный Витт-Дёррингом и изданный Prestel.

Phaidon

25 июня 2013 г.
«Невоспетый герой сепаратистской Вены»
Фрэнсис Маккуини-Джонс Масколо

http: // www.phaidon.com/agenda/design/articles/2013/june/25/the-unsung-hero-of-secessionist-vienna/

Жаль бедных недооцененных боковых ударов. С точки зрения дизайна и архитектуры это обычно означает женскую сущность любого дуэта, о чем свидетельствуют недавние неудачные попытки добиться признания Дениз Скотт Браун задним числом жюри Притцкеровской премии за ее участие в работе ее мужа Роберта Вентури.

Но такое непризнание может случиться и среди друзей, и среди сверстников. В то время как Йозеф Хоффманн — практически нарицательное имя среди поклонников Вены рубежа веков, его хороший приятель Коломан Мозер (1868-1918) почти исчез из поля зрения.И все же Мозер был настолько плодотворным в то время, что он пришел к определению современной этики дизайна Вены. И Мозер, и Хоффманн находились под влиянием британского движения искусств и ремесел и французского модерна, и вместе с Густавом Климтом основали важное движение в области искусства и дизайна, Сецессион, а затем основали знаменитый коллектив прикладного искусства Wiener Werkstatte. в 1903 г.

Теперь роль Мозера во всем этом отмечается на его первой американской ретроспективе в Нью-Йоркской галерее Neuer Galerie до 2 сентября.Коломан Мозер: проектируя современную Вену 1897–1907 гг. Может охватывать только десятилетие его жизни, но это были 10 очень продуктивных лет. Он работал в области графического дизайна, дизайна интерьеров, мебели, освещения, посуды, текстиля, обоев, ковров и одежды. На самом деле он написал так много, что стал известен как «таузендкунстер», что означает «тысяча художников». «Как художник-график, дизайнер и один из самых ярых сторонников движения Венского сецессиона, Коломан Мозер помог определить искусство своего времени», — говорит Рональд Лаудер, президент Neue Galerie.«Сегодня невозможно представить Вену 1900 года без влияния Мозера». 200 из этих объектов предоставлены для выставки.

А почему о Коломане почти забыли? Все сводится к саморекламе, в чем Хоффманн преуспел, а Мозер (как вы можете понять из фотографии ниже) — нет. Однако, «по-настоящему углубившись в свои работы и его эволюцию», Кристиан Витт-Дёрринг, куратор выставки, «пришел к выводу, что Мозер не менее важен». Убедитесь сами в Neuer Galerie.Тем временем художники-сецессионы и работы Венской мастерской представлены в нашей замечательной книге «Искусство в Вене».

The Art Newspaper

5 августа 2013 г.
«Меланхолический модернизм»
Пак Побрич

http://www.theartnewspaper.com/reviews/Melancholic-Modernism/30175

В обзоре 1898 года На второй выставке венских сецессионистов критик и драматург Герман Бар писал, что дизайнер Коломан Мозер был «австрийцем насквозь», поскольку «его изобретения, кажется, танцуют, парят».И все же энтузиазм, который Бар обнаружил в работах Мозера, был обеспокоен: «иногда можно почувствовать легкую меланхолию, похожую на тень облака, но она исчезает в одно мгновение». Но приглушенное беспокойство возникает в работе снова и снова, что становится совершенно ясно на протяжении нынешней выставки Мозера в Новой галерее. Комоды и комоды Мозера, рюмки и чайные сервизы, открытки, вазы, обои, столы и стулья при всей своей грации и красоте выдают некоторую тревогу: как должна выглядеть жизнь в ХХ веке?

«Мы живем во времена автомобилей, электромобилей, велосипедов и железных дорог», — сказал Мозер репортеру в 1905 году.«То, что было хорошим стилем во времена дилижанса, сейчас не так, то, что могло быть практичным тогда, не так сейчас, и, как сейчас, должно быть искусство». И все же работа Мозера смотрит в будущее ровно настолько, насколько она оглядывается назад. Его отвращение к ритму современной жизни, где ручное ремесло неуклонно вытеснялось промышленным дизайном, очевидно повсюду, от дубового шкафа, покрытого блестками рыбы, созданного в 1900 году, до искусно выполненной витрины, украшенной перламутром, слоновой костью и скошенное стекло закончили три года спустя.Мозер стремится к модернизму, который охватывает традиционное прошлое, в котором всегда присутствует рука мастера.

Его самые ранние зрелые работы, завершенные в конце 19 века, находились под сильным влиянием доминирующих тенденций модерна того времени. Всегда полные изящества, эти изделия, тем не менее, кажутся ищущими чего-то более индивидуального, чем то, что они в конечном итоге предлагают, по крайней мере, в целом. Набор индивидуализированных бокалов для ликера, напоминающих, например, удлиненные розы, — это, например, интересная диковинка, но, возможно, она слишком привязана к уже сложившимся традициям дизайна, чтобы открывать новые горизонты.Сильнее выглядят рисунки Мозера для потенциальных шкафов, которые богато иллюстрированы и красиво окрашены в красный, желтый и синий цвета. То, что двухмерная работа Мозера сильна на протяжении всего периода, охватываемого выставкой, не должно вызывать удивления — он начал свою карьеру как художник.

Сразу после рубежа веков внимание Мозера обратилось в другое русло, и он отказался от чувственной изогнутой линии в пользу более геометрической. Его работы первых лет 20-го века, соответственно, более сдержанны в подходе, хотя не менее трудолюбивы и, конечно, не менее ярки.В 1903 году Мозер завершил то, что может быть лучшей работой шоу: письменный стол и набор стульев, которые идеально вписываются друг в друга, так что вся эта часть представляет собой прямоугольную коробку, которая в готовом виде раскладывается в практичный стол. С чисто экономической точки зрения это очень умный проект, и именно к нему Мозер снова обратился бы для других комиссий. Так же сдержанно и черно-синее кресло, которое он разработал в том же году. Сделанная из нескольких простых геометрических форм и удлиненной прямоугольной спинки, работа приглушена и чиста и говорит с точностью взгляда Мозера.

Также в 1903 году Мозер вместе с Йозефом Хофманном и Фрицем Верндорфер основал дизайнерскую студию Wiener Werkstätte, которая была задумана как место для совместной работы дизайнеров и мастеров. Работы с этого периода до 1907 года, когда Мозер покинул студию из-за различий в художественном направлении, снова лучше всего, когда они двухмерны. (Возможно, неудивительно, что он ушел из фирмы, чтобы продолжить свою когда-то заброшенную карьеру в живописи.) Макеты стационарных компьютеров и счетов-фактур, конверты, обои и красивая стеклянная мозаика для сестер Флёге в значительной степени скупы и сдержанны, и тот факт, что они часто повторять одни и те же формы (часто квадраты или прямоугольники; иногда треугольники) позволяет внести ясность в дизайн.

И все же Мозер, не по своей вине, похоже, так и не нашел именно того, что искал: мира, в котором полностью сочетается единство искусства и жизни. Несмотря на все его усилия и усилия его современников, эта надежда всегда, казалось, была больше связана с политическими возможностями, чем с творческими. Какое бы практическое слияние традиционных ценностей и современных проблем Мозер ни реализовал благодаря своей работе и выполненным им заказам, очень скоро развалится, поскольку Европа неуклонно приближается к Первой мировой войне.Если бы он не умер от рака легких за год до окончания войны, он, возможно, пересмотрел бы свой, возможно, меланхоличный подход к модернизму, который стремился связать его с традицией, потому что после войны, как понял бы Мозер, было бы совершенно невозможно оглядываться.

Все комментарии проходят модерацию. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был одобрен, используйте свое настоящее имя, а не псевдоним. Мы просим указать ваш адрес электронной почты на случай, если мы захотим с вами связаться — он не будет опубликован, и мы не используем его для каких-либо других целей.

CFile Foundation

29 ноября 2013 г.
«Рецензия на книгу: Коломан Мозер: Дизайн современной Вены 1897–1907»
Эми Альбрахт

http://www.cfileonline.org/books-koloman-moser- designing-modern-vienna-1897-1907 / # comment-38202

Коломан Мозер: Дизайн современной Вены 1897-1907 просто потрясающий. Собрание работ Мозера столь же впечатляюще, сколь и разнообразно, и книга отвечает задаче полного документирования самого продуктивного периода его жизни.Доктор Кристиан Витт-Дёрринг, куратор отдела декоративного искусства Новой галереи, отредактировал книгу в дополнение к кураторству одноименной выставки в Новой галерее (23 мая — 2 сентября 2013 г.). Выставка была оформлена как иммерсивная среда, предназначенная для отражения венского идеала Gesamtkunstwerk, или полного произведения искусства, охватывающего карьеру декоративного искусства Мозера, комиссии по дизайну интерьеров и примеры его графического дизайна, мебели, текстиля, ювелирных изделий, изделий из металла, стекла. , и керамика того периода.Книга богато приправлена ​​подготовительными рисунками и документацией о целостном характере работ Мозера, а также проницательными текстами и великолепными фотографиями самого произведения искусства.

Единственный недостаток книги состоит в том, что она экономит на керамических работах Мозера. Учитывая огромную территорию, которую он покрывает, и то, как великолепно он освещает блестящую, признанную карьеру Мозера, это можно простить. Монография Витт-Дёрринга, состоящая из 400 страниц, состоящих только из пшеницы и без мякины, представляет собой самостоятельный Gesamtkunstwerk.

Коломан Мозер родился в Вене в 1868 году. Он учился в Венской Akademie der bildenden Künste (Академия изящных искусств) и Kunstgewerbeschule (Школа прикладных искусств), где он познакомился с Йозефом Хоффманном и многими другими художниками, которые позже сформировали Венский Сецессион. движение. Его проекты в области архитектуры, мебели, ювелирных изделий, графики и гобеленов помогли охарактеризовать работы этой эпохи. Мозер использовал чистые линии и повторяющиеся мотивы классического греческого и римского искусства и архитектуры в ответ на барочный декаданс его венской среды на рубеже веков.В 1900 году Мозер был назначен профессором Kunstgewerbeschule, где он преподавал декоративный рисунок и живопись до своей смерти в возрасте 50 лет.

Помимо богатой биографии и дополнительных приложений, книга разделена на пять основных глав: « Графика »,« Интерьеры и мебель »,« Текстиль, мода и театральные костюмы »,« Стекло и керамика »и« Венские мастерские ». Самым долговечным наследием Мозера, возможно, является его основополагающая роль соучредителя Wiener Werkstätte (Венские мастерские), коллектива прикладного искусства, который он сформировал вместе с Йозефом Хоффманном и покровителем Фрицем Верндорфер в мае 1903 года.

В своем проницательном обзоре выставки в New York Times (6 июня 2013 г.) Кен Джонсон убедительно доказывает актуальность Коломана Моснера:

Кажется, никакая домашняя посуда не была слишком тривиальной для Мозера, чтобы поставить свою отметку. на. Он знал, что красота Gesamtkunstwerk должна заключаться как в деталях, так и в целом.

Учитывая, сколько он продюсировал, удивительно, насколько недолговечным было участие Мозера в Wiener Werkstätte. В 1907 году, разочарованный требованиями клиентов и неумелым управлением финансами организации, он ушел в отставку и посвятил последнее десятилетие своей жизни живописи, в которой он был далеко не таким оригинальным, если судить по одному маленькому невзрачному натюрморту 1907 года. включены в шоу.

Сегодня бизнес, связанный с дизайном роскошных интерьеров, процветает как никогда раньше. Но если в нем есть что-то вроде душевной страсти, которая вдохновляла Мозера и его сотрудников, то это хорошо охраняемый секрет.

Все мы знакомы с горсткой современных международных «супердизайнеров», которые, кажется, делают все это, в некоторых случаях количество выпускаемых ими предметов можно объяснить только необходимостью обозначить свой «бренд». все вообразимое. Работа Моснера — настоящая работа, которая всегда своевременна.

Выставка Koloman Moser: Designing Modern Vienna 1897-1907, в настоящее время находится в Музее изящных искусств в Хьюстоне до 12 января 2014 года, так что у вас еще есть шанс увидеть ее. Независимо от того, смотрите вы шоу или нет, вы захотите владеть этой монографией.

Эми Альбрахт — главный редактор CFile.

Фрагмент (из скатерти) | Чикагский институт искусств

Фрагмент (со скатерти)

Дата:

1903/18

Автор:

Разработан Коломаном Мозером (австриец, 1868–1918 гг.)
Изготовлен Wiener Werkstätte (Вена, действовал в 1903–1932 гг.)
Австрия, Вена

Об этом произведении

Статус

В настоящее время отключено от просмотра

Отдел

Текстиль

Художник

Коломан (Коло) Мозер (Дизайнер)

Название

Фрагмент (со скатерти)

Происхождение

Вена

Дата

Изготовлен в 1903–1918 гг.

Средний

Хлопок полотняного переплетения; двойная ткань

Размеры

54.1 × 15,2 см (17 3/4 × 6 дюймов)

Кредитная линия

Роялти от Фонда Уорнера

Регистрационный номер

1985 г.640

Расширенная информация об этой работе

Информация об объекте находится в стадии разработки и может обновляться по мере появления новых результатов исследований.Чтобы помочь улучшить эту запись, напишите нам. Информация о загрузке изображений и лицензировании доступна здесь.

Ретроспектива Коломана Мозера в Neue Galerie, Нью-Йорк

Ретроспектива Коломана Мозера в Neue Galerie, Нью-Йорк

Легендарный художник и дизайнер Коломан Мозер стал центром недавно открытой выставки, которая проходит на этой неделе в Neue Galerie в Нью-Йорке.Ретроспектива Neue Galerie является первым монографическим обзором работ венского дизайнера на американской земле и обещает раскрыть всю полноту и широту работ Мозера, которые касались графического дизайна, мебели, украшений, текстиля и многого другого.

Мозер был в первую очередь соучредителем Wiener Werkstätte, хотя, поскольку его затмил его партнер Йозеф Хоффман, он в значительной степени оставался незамеченным героем мира дизайна.

Куратор выставки доктор Кристиан Витт-Дёрринг из Новой галереи. Выставка посвящена работам 1897–1907 годов, которые, возможно, были самым творческим периодом карьеры Мозера.Художественный набег Мозера сначала начался с живописи и графики, которые первоначально относились к стилю ар-нуво, прежде чем он разработал более строгую эстетику, которая стала характерной для Вены того времени.

Мозер также имел влияние как один из основателей Венского Сецессиона; группа художников, которые стремились представить изобразительное искусство и прикладное искусство как единое целое и разработали современный австрийский стиль, в котором преобладают чистые и простые геометрические формы. Они также были поборниками концепции «произведения искусства в целом» (Gesamtkunstwerk), в которой все аспекты повседневной жизни можно рассматривать как художественную форму.

Это понятие Gesamtkunstwerk умело выражено в выставке Neue Galerie, благодаря дизайну выставки архитектора из Чикаго Джона Винчи. Несколько галерей украшены старинными обоями, чтобы подражать всеобъемлющей идеологии, основанной Мозером. На этом ярком фоне 200 работ Мозера представлены во всей красе, подчеркивая его удивительную ловкость как художника-графика, дизайнера мебели и архитектора интерьеров.

В 1890 году Мозер вместе с Хоффманом стал профессором Школы прикладных искусств в Вене.Именно в этом качестве (а также в результате создания Weiner Werkstätte) Мозер и Хоффман на долгие годы успешно установили курс дизайна в Австрии и большей части Центральной Европы.

«Коломан Мозер помог определить искусство своего времени», — сказал Рональд С. Лаудер, президент Neue Galerie. «Сегодня невозможно представить Вену без влияния Мозера».

Коломан Мозер — 48 Продажа по адресу 1stdibs

Коломан Мозер родился в Вене в 1868 году и некоторое время посещал торговую школу, выполняя желание своего отца видеть его в торговле.Но вскоре он уступил своим художественным наклонностям, поступив в 1885 году в Венскую академию изящных искусств, где изучал живопись.

Когда его отец неожиданно умер в 1888 году, оставив семью в затруднительном финансовом положении, Мозер (1868–1918) помог ему, делая иллюстрации для книг и журналов. Тем временем он продолжил учебу в живописи в академии, а затем в Школе искусств и ремесел, начиная с 1892 года. Это был также год, когда Мозер вместе с другими молодыми художниками, восставшими против приверженности венского художественного мира к натурализму, сформировал Клуб Зибнера, предшественник Венского Сецессиона.

Знакомство Мозера с «Аллегорией скульптуры» Густава Климта во время последнего семестра в школе стало поворотным моментом для молодого художника. Кристиан Витт-Дёрринг, приглашенный куратор выставки 2018–2019 годов «Коломан Мозер: универсальный художник между Густавом Климтом и Йозефом Хоффманном» в МАК в Вене, отметил изменение стиля рисования художника. «В первую очередь вдохновленный искусством Японии, [Климт] вводит новые размеры бумаги, фрагментированные детали изображения и делает акцент на линии, а не на поверхности», — написал Витт-Дёрринг в каталоге выставки.

Год спустя, в 1897 году, Мозер вместе с Климтом, Карлом Моллем, Йозефом Ольбрихом и Йозефом Хоффманном основал Венский Сецессион, союз художников и дизайнеров, решивших разрушить художественный консерватизм Австрии. Члены были привержены созданию полных произведений искусства: Gesamtkunstwerken. Взглянув на Движение английского искусства и ремесел, с его руководящим принципом единства искусств, группа попыталась вернуть искусство в повседневную жизнь и привнести местный модернизм в Вену конца века.Мозер, членство которого в клубе также позволило ему войти в высший класс венского общества, отвернулся от масляной живописи и продвинулся вперед с Gesamtkunstwerk.

Мозер создал все: от выставочного дизайна до украшения фасада Дома Сецессион и графических материалов. Мозер также создавал плакаты и рекламу в своем «современном стиле» для различных компаний. В 1898 году он представил свои первые предметы декора, в том числе завязанные вручную коврики и наволочки. В 1899 году Мозер начал то, что впоследствии стало профессором в Школе искусств и ремесел.Его репертуар теперь расширился, включив в него мебель, керамику и узоры, такие как его фирменный дизайн в виде шахматной доски. Он также увлекся сценографией и модой и зарекомендовал себя как дизайнер интерьеров.

Художник украсил свой дом в 1902 году, после чего получил ряд важных заказов, в частности виллу текстильного промышленника Фрица Верндорфера. Именно Верндорфер оказал финансовую поддержку, которая позволила Мозеру и Хоффманну в 1903 году основать Wiener Werkstätte, платформу для полной реализации их идеала Gesamtkunstwerk.Два года спустя Мозер женился на Эдит Маутнер фон Маркхоф, дочери одного из великих промышленных баронов Австрии, и его работа процветала.

В 1907 году у Wiener Werkstätte возникли финансовые проблемы. Потеряв веру в единство искусств и разочаровавшись в зависимости группы от таких богатых покровителей, как Верндорфер, Мозер покинул Werkstätte. Он вернулся к своей изначальной дисциплине, живописи, которой он продолжал заниматься до своей безвременной смерти от рака в 1918 году.

Сегодня работы Коломана Мозера, от его металлических ваз до украшений и интерьеров, остаются востребованными и почитаемыми.Просмотрите радикально современные творения Мозера на 1stDibs.

Выставка посвящена отношениям между Йозефом Хоффманном и Коломаном Мозером

ВЕНА .- Ежегодная выставка Йозефа Хоффмана — Коломана Мозера (до 28 октября 2018 г.) в Музее Йозефа Хоффмана в Бртнице, совместном филиале Моравской галереи в Брно и MAK Vienna, посвящена отношениям между двумя странами. друзья художников и выдающиеся дизайнеры венского модернизма. Работы Коломана Мозера (1868–1918) считаются художественной противоположностью Йозефа Гофмана (1870–1956), когда дело доходит до архитектуры их проектов: в то время как Хоффманн оставался тектонически строгим творцом, Коломан Мозер всегда включал в себя декоративные элементы. живописный элемент.На выставке представлены дизайны и объекты из области графики, стекла и керамики, чтобы заставить работы этих выдающихся художников вступить в диалог друг с другом и сделать их индивидуальные особенности видимыми.

Карьера и творчество обоих творцов тесно связаны. Оба были членами-основателями Венского Сецессиона, а с 1899 года оба преподавали в Венской школе искусств и ремесел (ныне Венский университет прикладных искусств). Вместе с промышленником Фрицем Верндорфер они основали Wiener Werksttte в 1903 году, оказав решающее влияние на прикладное искусство в Вене на рубеже двадцатого века.Их венский стиль стал синонимом ясности дизайна, геометрии и стилизованного убранства.

Мозер не только участвовал в художественном становлении Вены около 1900 года, но и помогал формировать этот процесс с самого начала. Это отражено в речи под названием «Моя работа», которую Хоффманн произнес в 1911 году, где он уже высоко оценил талант Мозера как организатора, талант, от которого выиграли Сецессион, Школа искусств и ремесел и Венская мастерская. По словам Хоффмана, именно «художник Мозер благодаря своим иллюстративным работам больше знал о внешнем мире и отныне оказывал на нас наибольшее влияние.Нам казалось, что он обладал невероятным талантом в обработке поверхностей и изобретении всевозможных вещей в прикладном искусстве. Он считал своим долгом оказывать поддержку и стимулировать при каждой возможности ».

Коломан Мозер учился в Венской академии изящных искусств и Венской школе искусств и ремесел. Он специализировался на декоративной живописи, что вначале привело к тому, что он работал графическим дизайнером в рупоре сецессионистов, журнале Ver Sacrum, основанном в 1898 году.Затем он продолжил тесное сотрудничество с Йозефом Марией Ольбрихом над дизайном Сецессиона (1898 г.): Эйленфрис [Совиный фриз], фриз Тнцериннен (Танцовщицы) и круглое стеклянное окно над дверным проемом — все работы Мозера. Его графика получила широкое распространение в виде узоров для внутреннего убранства в таких портфолио, как Die Flche [Поверхность] (1902).

До 1905 года, когда он участвовал в выставках вместе с Klimt Group, Мозер отвечал за 23 сецессионных выставки — будь то в качестве единственного дизайнера или работая вместе с Хоффманном — и участвовал в двух других выставках.Характеристики, которые отличают работы Мозера от произведений Хоффмана, особенно ярко проявляются в мебели, которую Мозер разработал для новаторской 8-й Сецессионной выставки (1900 г.), где использование основных стереометрических форм контрастирует с богатым декором поверхности. С дизайном выставки Бетховена (1902), выставки 14-го сецессиона, для которой Густав Климт создал знаменитого Бетховенфриса [Бетховенский фриз], Мозер — «изобретатель шахматной доски» — определил его «редукционистский стиль.”

Интерьер (1901 г.) Мозер спроектировал сам для своей виллы на Hohe Warte, задуманной Хоффманном, бывшим учеником Отто Вагнера. Вплоть до ухода из Wiener Werksttte в 1907 году Мозер, дизайнер с декоративным подходом, был важным двойником линейной строгости Хоффмана.