Небоскреб из дерева: Как выглядит самый высокий в мире небоскреб из дерева :: Город :: РБК Недвижимость

Как выглядит самый высокий в мире небоскреб из дерева :: Город :: РБК Недвижимость

В норвежской 18-этажной высотке есть квартиры, гостиничные номера, офисы, ресторан и бассейн

Видео: «РБК-Недвижимость»

В норвежском городе Брумунддал построили самое высокое в мире здание из дерева. Проект разработало архитектурное бюро Voll Arkitekter, а девелопером выступила компания AB Invest, сообщает журнал Dezeen.

Высотка под названием Mjøstårnet расположена на берегу озера Мьеса. В здании высотой 85 м 18 этажей. Общая площадь проекта — 11,3 тыс. кв. м. Небоскреб выполнен из кросс-ламинированной древесины. Этот материал является пожароустойчивым, говорится в заметке.

Фото: Voll Arkitekter

Благодаря округлению главных опорных центров высотка сможет противостоять сильным ветрам. Единственная часть небоскреба, выполненная не из дерева, — бетонные перекрытия последних двух этажей, уточняется в публикации.

Фото: Voll Arkitekter

В высотке расположились квартиры, гостиница и офисные площади. Также здесь есть просторный ресторан с деревянной мебелью и панорамными окнами. На крыше находится бассейн, следует из публикации.

Фото: Voll Arkitekter

До этого самым высоким деревянным зданием в мире был небоскреб 25 King в Австралии. Его высота составляет 45 м. В Токио планируется возвести 70-этажную высотку из дерева с отелем, квартирами и офисами, а в Кембридже — 300-метровый небоскреб.

Автор

Вера Лунькова

новый экотренд, который изменит мир — INMYROOM

Сегодня в мире уже есть успешные проекты высоток из дерева. Новые строительные технологии позволяют делать их почти до неба, не загрязняя при этом окружающую среду. Рассказываем, какие страны первыми обратились к экологически устойчивому строительству и что у них получилось.

Как выглядят реализованные проекты?

В 2017 году в Ванкувере было завершено строительство высокого деревянного здания в современном городе. Студенческое общежитие Brock Commons возвышается на 53 метра в высоту, состоит из 404 комнат, выглядит как небоскреб, но построено из дерева.

Brock Commons, Канада;
источник фото: naturallywood.com

Brock Commons, Канада;
источник фото: naturallywood.com

А в 2019 году в норвежском городе Брумунндал была возведена самая высокая в мире деревянная постройка —  Mjøstårnet («Мьёсторнет») высотой 85,4 м.

Mjøstårnet побил рекорд канадского здания. Норвежская высотка состоит из колонн, балок и поперечных конструкций из клееного бруса. На площади 18-этажного здания разместились апартаменты, общественные пространства, отель, ресторан, офисы и бассейн.

Mjøstårnet, Норвегия;
источник фото: www.moelven.com

Mjøstårnet, Норвегия;
источник фото: www.moelven.com

Канадский и норвежский опыт показал: подобные сооружения требуют в три раза меньше затрат ресурсов и времени, чем строительство железобетонного небоскреба. Новая технология многослойных клееных деревянных панелей, или кратко CLT, значительно уменьшает вес постройки, но при этом обладает теплосберегающими свойствами и не выделяет в атмосферу углекислый газ, а наоборот, очищает воздух.

Технология CLT;источник фото: www.pinterest.com

Есть еще один положительный для экологии момент: панели изготавливаются из старого лесного массива. Старые леса, особенно в таких таежных зонах, как Канада, подвержены возгораниям. Переработка хвойных деревьев в сырье не только поддерживает здоровье леса, но и помогает городской среде взять курс на экологию.

Каким будет следующий самый высокий небоскреб из дерева?

В 2019 году Ванкувер одобрил проект на строительство 40-этажного небоскреба Canada Earth Tower, в котором разместятся 200 квартир, 20% из которых зарезервировано под социальное жилье. Всего в Канаде на настоящий момент строится около 500 деревянных многоквартирных домов разрешенной этажности — то есть не больше 20 этажей. Для канадцев не открытие, что дерево и высотность — взаимосвязанные вещи: некоторые породы хвойных в местных лесах, такие как Псевдотсуга Мензиса или Ель ситхинская, достигают 100 метров в высоту.

Проект Canada Earth Tower;
источник фото: Delta Land Development and Perkins+Will

Проект Canada Earth Tower;
источник фото: Delta Land Development and Perkins+Will

Проект Canada Earth Tower;
источник фото: Delta Land Development and Perkins+Will

Проект Canada Earth Tower;
источник фото: Delta Land Development and Perkins+Will

Где еще планируют деревянное строительство?

Тем не менее Канада и Норвегия — не единственные страны, которые поверили в перспективы возрождения деревянного строительства. Сама технология CLT зародилась в Германии и Австрии и получила распространение в Швейцарии.

Опыт деревянных небоскребов также взяли на вооружение в Китае и Японии. В Японии высотному строительству уделяют большое внимание ввиду сейсмической опасности региона: все токийские небоскребы оснащены системой «бамперов» — подавления подземных толчков. Архитекторы считают, что применение деревянного строительства облегчит вес зданий и позволит разработать еще более надежные конструкции.

Кроме того, именно в Японии планируется строительство деревянного небоскреба, способного побить существующий рекорд. Проект 70-этажного деревянного небоскреба был разработан компанией Sumitomo Forestry — так она планирует отметить 350-ю годовщину своего основания. Деревянный гигант станет символом внимательного отношения к экологической ситуации в стране, а также порадует жителей Токио открытыми террасами и стенами, обвитыми огнеупорными зелеными растениями. Перед возведением проекта строители построят его уменьшенную копию высотой в 70 метров — это поможет просчитать все нюансы конструкции и определить ее слабые места.

Проект японского небоскреба;источник фото: Sumitomo Forestry Co

Проект японского небоскреба;источник фото: Sumitomo Forestry Co

Проект японского небоскреба;источник фото: Sumitomo Forestry Co

Проект японского небоскреба;источник фото: Sumitomo Forestry Co

На обложке: фото Delta Land Development and Perkins+Will

Небоскребы строятся из дерева

В чем преимущества деревянного небоскреба перед традиционными высотками?

В России восприятие деревянного строительства до сих пор находится на очень низком традиционном уровне – низком в прямом смысле этого слова. Считается, что из дерева может быть построен дом не выше 2-3 этажей, как правило, для семейного проживания. Однако во многих странах деревянное строительство берет одну высоту за другой.

Второе в мире по высоте

В Вене построено высотное здание «HoHo» – сокращенно от немецкого «деревянная высотка». Оно находится в районе с романтичным названием Приозерный город. Собственно говоря, это сооружение состоит из трех частей: 6-этажного здания (HoHoNext) и двух башен 18 и 24 этажей (HoHoVienna (Вена), все состыкованы друг с другом. Максимальная высота – 84 м. Это всего на 1,4 м меньше самого высокого деревянного здания мира, недавно возведенного в Норвегии. Напомним, высотное строительство начинается с 75 м, но традиционные высотки строятся из железобетона. Небоскребы  из дерева пока остаются редкостью.

Проект разработан и реализован австрийской компанией «Woschitz Group».Сначала было построено 6-этажное здание «HoHoNext». Это дало возможность опробовать способы строительства и усовершенствовать их. В этом здании размещены главным образом офисы и магазины.

На верхних этажах «HoHoVienna» расположены апартаменты, под ними гостиницы. На нижних этажах находятся офисы, салоны красоты, спортивный комплекс и оздоровительный центр, рестораны. Башни строились три года – с осени 2016 по осень 2019 года.

Стоимость проекта ориентировочно составила 75 млн евро. Проект сугубо коммерческий, государство не вложило ни цента.

Ассоциация деревянного домостроения России провела видеоконференцию с Кристофом Бауэром, руководителем отдела исследований и разработок компании «Woschitz Group». Как и другие авторы проекта, он молод, дипломированным специалистом стал в 2014 году, но уже успел защитить кандидатскую диссертацию. Теперь работает над докторской диссертацией по теме моделирование комбинированных (гибридных) деревобетонных элементов. Кристоф Бауэр рассказал об особенностях здания и ответил на многочисленные вопросы российских специалистов.

Зачем здесь бетон

У высотных деревянных зданий есть огромное преимущество, считает г-н Бауэр, их можно строить из сборных конструкций и тем самым сокращать сроки строительства.

Здание состоит из железобетонного сердечника (лифтовая шахта и лестничные пролеты) и деревянных конструкций. Сердечник обеспечивает жесткость и устойчивость сооружения. Кроме того, в Австрии в аварийных выходах запрещено использовать огнеопасные материалы. Поэтому лестницы, так или иначе, нельзя было делать деревянными.

Железобетонный ствол окружают деревянные конструкции. Внешний каркас состоит из деревянных колонн и железобетонных балок. Из клееной древесины сделаны колонны, а стены, перекрытия, разнообразные перегородки и другое —  из плит CLT (поперечно-склеенная древесина).

Александр Погорельцев, руководитель лаборатории деревянных конструкций ЦНИИСК им. Кучеренко, выступавший на видеоконференции в качестве эксперта, отметил «ноу-хау» проекта – комбинированные перекрытия из дерева и бетона. Это позволяет использовать плиту CLT не очень большой толщины. Тем самым снижается стоимость перекрытий и устраняется их зыбкость, а также обеспечивается звукоизоляция.

Фасады здания «Next» и 18-этажной башни выполнены из лиственницы. Фасад 24-этажной башни сделан из цементно-древесный композита — этернита. В итоге здание состоит из дерева на 75%.

Многие задаются вопросом: а зачем здесь бетон? Нельзя ли сделать здание чисто деревянным?

Австрийские специалисты старались увеличить долю древесины. Но не получилось – снижалась огнестойкость и устойчивость здания. В норвежском небоскребе доля древесины выше. Там даже лифтовая шахта сделана из дерева. И все-таки и в Норвегии не обошлись без железобетона. Комбинированные деревобетонные перекрытия установлены на верхней половине этажей.

И дерево, и железобетон имеют свои преимущества. Если вы их объедините, получите материал, который сочетает оба преимущества, говорит г-н Бауэр.

Как конструктор Лего

Авторы проекта сравнивают процесс строительства со сборкой конструктора Лего. На слайдах краны аккуратно складывают стены – панель к панели. Действительно, похоже на детский конструктор. Здесь используются комплектующие, изготовленные промышленным способом и доставленные на стройплощадку в готовом виде. «Благодаря высокой степени стандартизации комплектующих мы смогли повысить качество строительства и понизить его стоимость», — говорит докладчик.

Железобетонный сердечник строится практически одновременно с монтажом деревянных конструкций. Главное, чтобы железобетонная часть опережала деревянную на 5 этажей.

Здание состоит из четырех основных элементов – стеновых панелей, деревянных колонн, сборных железобетонных балок и комбинированных перекрытий. Стеновые панели и колонны поднимаются на нужный этаж, где крепятся с помощью временных ребер жесткости. Каждая колонна соединяется с плитой перекрытия стальной деталью. Благодаря этому удалось добиться надежного соединения колонн от первого до последнего этажа.

После того, как на этаже смонтированы все панели с колоннами и проверена правильность монтажа, устанавливаются комбинированные плиты перекрытия. А зазоры между элементами заполняются строительным раствором, обеспечивающим их устойчивость.

Специалистов интересовало, как обеспечивается связь между деревом и бетоном в комбинированной плите? Оказывается, на верхней грани плиты перекрытия из CLT устанавливаются винты и укладывается монолитный бетон. Таким образом, как бы навинчивается одна панель на другую.

Монтаж сборных комбинированных плит требует почти в три раза меньше времени, чем из монолитного железобетона. По словам Кристофа, вес комбинированной конструкции на две трети меньше, чем железобетонной. Кроме того, сроки строительства сокращаются на 25 — 50%.

Для устойчивости и безопасности здания используются сборные железобетонные балки, выполняющие роль обвязок наружных стен. Они очень важны и устанавливаются горизонтально на торцы колонн. Железобетонные балки позволяют предотвратить прогрессирующее разрушение здания — если даже разрушится какая-то колонна, здание устоит.

Отдельно надо сказать о звукоизоляции здания. Звукоизоляционные свойства дерева не очень хороши из-за его низкой плотности, поэтому пришлось устанавливать дополнительные элементы противошумовой защиты как внутри здания, так и снаружи. Все принятые меры в данной статье мы описать не в состоянии. Но скажем, что должную межэтажную звукоизоляцию обеспечивают упомянутые выше комбинированные плиты. Рядом с башней проходит метро. Чтобы защититься от его шума, увеличили массу навесных панелей фасада.

В процессе строительства приходилось отслеживать деформацию здания, прежде всего вертикальную, – никто не знал, как поведет себя дерево на такой высоте. Деревянные колонны изначально были сделаны на 12 см длиннее необходимого размера. Горизонтальная деформация составила 62 см – это в допустимых пределах.

В огне не горит?

Как всегда в разговорах о высотном строительстве, активно обсуждались меры пожарной безопасности. Тем более что европейские требования к ним намного либеральнее российских. И проект «HoHo» не является исключением.

В здании есть железобетонные элементы – лестничные пролеты и шахта лифта. Там, где находятся деревянные конструкции, смонтирована спринклерная система. Многочисленные испытания подтвердили, что этого достаточно, говорит Кристоф Бауэр. Огнестойкими смесями дерево обрабатывать незачем.

Даже если по каким-то причинам загорится фасад, во внутрь здания огонь не перекинется. Как уже говорилось выше, фасад из негорючего материала – этернита – не воспламенится не при каких условиях. Для защиты лиственничных панелей опять-таки использована система спринклеров.

Спринклер находится внутри помещения, чтобы предотвратить распространение огня с одного этажа на другой. А снаружи панели имеют между собой некий разрыв, и он заполнен стальными пластинами, которые призваны предотвратить распространение огня по фасаду.

Австрийские специалисты ожидали вопросы по пожарной безопасности и подготовили слайд об огневых испытаниях. Но россиян не убедили.

В России есть требования по огнестойкости и по классу пожарной опасности (раньше это называлось «предел распространения огня»). В Австрии второго требования нет. В башне «HoHo» предел огнестойкости хорошо обеспечивает плита CLT. Массивная древесина долго прогорает. Люди успеют выйти на лестничную клетку, в железобетонный пролет. А железобетон не горит. Необходима лишь надежная система дымоудаления.

Конечно, в Европе понимают, что надо бороться и с распространением огня. Вот для этого используют спринклерную систему. В трубах спринклеров вода находится под давлением, и в случаях высокой температуры она выпускается и гасит огонь.

Но даже самое совершенное техническое устройство может в самый ответственный момент не сработать. Вероятность этого составляет 5%. В Европе рассчитывают, что не попадут в эти 5% . А в России спринклеры рассматриваются только как дополнительная защита конструкций. Если бы башню «HoHo» строили у нас, внутри помещений все стены и потолок пришлось бы обшить негорючим материалом, например, гипсокартоном,  фасад из лиственницы пропитать огнезащитным составом. Гипсокартон скрыл бы деревянную фактуру внутренних помещений, которая так украшает интерьер башни. Кстати, многие отечественные архитекторы не хотят проектировать деревянные здания. Гипсокартон их не вдохновляет.

И вот что интересно: при таких либеральных нормах в Европе массовых пожаров не наблюдается.

В России все только начинается

Сейчас компания «Woschitz Group» строит высотное здание из дерева в Амстердаме. В мире появилось много аналогичных проектов. В Токио в ближайшие годы планируют возвести деревянный небоскреб 350 м.

Высотное строительство вырастает из опыта массового деревянного строительства. Во многих странах ценят жилище из древесины за тот комфортный микроклимат, который она позволяет создавать в доме. Тем более что современный деревянный дом внешне таковым не выглядит. Это 5-10-этажное здание с навесным фасадом или с облицовкой плиткой. Он стоит на бетонном фундаменте, имеет всю современную инфраструктуру, в том числе лифты.

В США, которые стандартно ассоциируются с каменным небоскребами, свыше 80% домов построены из дерева. Широко распространено деревянное строительство в Канаде, странах Скандинавии, Германии, Австрии, интерес к нему проявляют в Сербии и Хорватии.

В России ничего подобного не наблюдается. Но и у нас через несколько месяцев должно начаться проектирование 12-16-этажного деревянного здания. Оно будет построено в Москве.

– Высотный дом – это отдельный уникальный объект. Мы получим хороший     опыт, – говорит Александр Погорельцев. – Но нам все-таки важнее наладить массовое строительство 4-7—этажных деревянных домов. К сожалению, сегодня наша нормативная база позволяет строить здания с незащищенной от огня древесиной только в пределах двух этажей.

Необходимость совершенствования нормативной базы по пожарной безопасности для строительства многоэтажных домов из древесины обсуждается в профессиональных и правительственных кругах, наверно, последние пять-шесть лет. Но до сих пор не найдены источники финансирования этой работы.

Наиболее экономически эффективным строительство из древесины было бы в Карелии, на севере Европейской части, на Урале, в Сибири. Оно важно уже тем, что могло бы повлиять на экономику государства в целом.

Мы – лесная, таежная страна. Для жилищного строительства используются сосна и ель. Сейчас большое количество таких деревьев погибает, отжив свой срок, а могли бы приносить пользу. Дело в том, что вблизи доступных трасс сосна и ель вырублены. Их избыток наблюдается в местах, куда добраться трудно. Потребуется древесина – придется прокладывать новые дороги, создавать транспортную инфраструктуру, осваивать новые территории.

Многоэтажное деревянное строительство повлечет промышленное производство комплектующих. Любопытно, что новые предприятия появляются уже сейчас, не дожидаясь, пока утрясется вопрос с нормами.

Построен Сокольнический деревообрабатывающий комбинат в Вологодской области, начинается строительство Ладожского комбината под Санкт-Петербургом. Будет ли востребована их продукция? Говорят, ее уже сейчас ждут в Западной Европе. Возможно, для тех же высотных зданий.

Елена БАБАК

Этот материал опубликован в июньском номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать здесь.

Небоскрёб из дерева в Токио — Дизайн и архитектура на TJ

{«id»:66421,»url»:»https:\/\/tjournal.ru\/art\/66421-arhitektura-neboskreb-iz-dereva-v-tokio»,»title»:»\u0410\u0440\u0445\u0438\u0442\u0435\u043a\u0442\u0443\u0440\u0430: \u041d\u0435\u0431\u043e\u0441\u043a\u0440\u0451\u0431 \u0438\u0437 \u0434\u0435\u0440\u0435\u0432\u0430 \u0432 \u0422\u043e\u043a\u0438\u043e»,»services»:{«vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/tjournal.ru\/art\/66421-arhitektura-neboskreb-iz-dereva-v-tokio&title=\u0410\u0440\u0445\u0438\u0442\u0435\u043a\u0442\u0443\u0440\u0430: \u041d\u0435\u0431\u043e\u0441\u043a\u0440\u0451\u0431 \u0438\u0437 \u0434\u0435\u0440\u0435\u0432\u0430 \u0432 \u0422\u043e\u043a\u0438\u043e»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/tjournal.ru\/art\/66421-arhitektura-neboskreb-iz-dereva-v-tokio»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter. com\/intent\/tweet?url=https:\/\/tjournal.ru\/art\/66421-arhitektura-neboskreb-iz-dereva-v-tokio&text=\u0410\u0440\u0445\u0438\u0442\u0435\u043a\u0442\u0443\u0440\u0430: \u041d\u0435\u0431\u043e\u0441\u043a\u0440\u0451\u0431 \u0438\u0437 \u0434\u0435\u0440\u0435\u0432\u0430 \u0432 \u0422\u043e\u043a\u0438\u043e»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/tjournal.ru\/art\/66421-arhitektura-neboskreb-iz-dereva-v-tokio&text=\u0410\u0440\u0445\u0438\u0442\u0435\u043a\u0442\u0443\u0440\u0430: \u041d\u0435\u0431\u043e\u0441\u043a\u0440\u0451\u0431 \u0438\u0437 \u0434\u0435\u0440\u0435\u0432\u0430 \u0432 \u0422\u043e\u043a\u0438\u043e»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/tjournal.ru\/art\/66421-arhitektura-neboskreb-iz-dereva-v-tokio»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u0410\u0440\u0445\u0438\u0442\u0435\u043a\u0442\u0443\u0440\u0430: \u041d\u0435\u0431\u043e\u0441\u043a\u0440\u0451\u0431 \u0438\u0437 \u0434\u0435\u0440\u0435\u0432\u0430 \u0432 \u0422\u043e\u043a\u0438\u043e&body=https:\/\/tjournal.ru\/art\/66421-arhitektura-neboskreb-iz-dereva-v-tokio»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

6987

просмотров

Небоскреб из дерева: натуральный ковчег

21 октября 2015 г.

Мода на высотки из кросс-бруса меняет генеральный план на жизнь. Теперь нужно посадить дерево и построить из него многоэтажный дом для всех своих сыновей.

 Если дерево может позволить себе быть вызывающе высоким, то дом, построенный из дерева, нет. С оглядкой на ретроградные предписания и ГОСТы, строения из пиломатериалов могут подняться едва ли до трех этажей. Таков печальный сказ о том, как всесильный железобетон и вездесущий кирпич задавили деревянное зодчество, оттеснив его в музеи и далеко за черту мегаполисов. Дома из дерева обязали быть умилительно пейзанскими, навязчиво уютными и, конечно же, малоэтажными. Иначе, придет пожарная инспекция и вернет распоясывавшихся архитекторов-новаторов на землю – как это случилось с печально известным домом Сутягина в Архангельске. Удивительное тринадцатиэтажное здание, полностью построенное из дерева, было записано городскими властями в антисоциальные колоссы и насильно разобрано до надлежащих размеров.

Тягаться с небоскребами деревянным зданиям не позволено, как безоговорочно пожароопасным и неблагонадежным. А любые их притязания на место в массовой городской застройке воспринимается как утопия. И попробуй напомнить, к примеру, о многоэтажных деревянных пагодах, старейшая из которых находится в китайской провинции Инсянь. Деревянное сооружение высотой с двадцатиэтажное здание, построенное без единого гвоздя, здравствует с 1056 года. И трудно счесть, сколько пожарных инспекторов оно пережило за эти годы. Так же, как и православный монастырь Барсана в Румынии, самое высокое среди подобных в Европе. С XVIII-го века он сохраняет свои 56 метров высоты в полной неприкосновенности.

И все же, если десятилетие назад идеи строительства высотных зданий из дерева заглушались грохотом отливки очередного бетонного монстра, то теперь, в эпоху истеричного экологизма, ситуация изменилась. Архитекторам, работающим от энергии ветра и встроенных солнечных батарей, разрешено, наконец-то, пугать публику статистикой. И пусть большинство из нас легче испугать ценами на недвижимость, чем проблемами изменения климата и перенаселения планеты, цифры способны задеть за живое даже владельцев бункеров. Цемент — это добросовестный поставщик углекислого газа в окружающую среду. Кроме этого, дома из бетона забирают 45% всей энергии, которую тратит человечество на свои прихотливые нужды. И, если сбудутся прогнозы о том, что через пару десятков лет три миллиарда человек будут нуждаться в доступном жилье, то нетрудно представить насколько разрастутся железобетонные джунгли.

Идеологи жилых многоэтажек из клееного бруса любят повторять, что такие дома, напротив, поглощают углекислый газ с большим аппетитом. Каждый кубический метр древесины способен собрать до полутора тонн этого самого диоксида углерода, одного из обвиняемых по делу парникового эффекта. Конечно, реально существующих высотных домов из древесины ничтожно мало. Зато количество проектов растет как бамбуковый лес. Ведь возражения скептиков разбиваются о вполне себе железобетонные доводы адептов деревянных высоток. Уже доказана и внушительная сейсмоустойчивость таких зданий и, кажущаяся парадоксальной огнеупорность клееного бруса, его высокая теплоизоляция, «стальная» долговечность и неподверженность сквозному растрескиванию. Что до споров насколько этична, с «зеленой» точки зрения, добыча материалов для такого строительства, то вырубку леса оправдывают санитарной необходимостью. Потому как, после своей смерти деревья превращаются в отравителей, выделяя все тот же пресловутый углекислый газ.

Как бы там ни было, кажется, что архитекторы, уверовавшие в пришествие клееного бруса и его окончательную победу над нищими духом бетонными коробками, всерьез засучили рукава.
Пионером современного высотного домостроения из клееного бруса стал архитектор Эндрю Во (Andrew Waugh) в сотрудничестве с австрийской студией KLH. Каждый элемент, от каркаса до шахт лифтов, их знаменитого девятиэтажного апартхауса Stadthause в Лондоне сделан из дерева.

Недалеко от Лондона, в канадском Ванкувере фанатичной архитектурной практикой MGA был построен Wood Innovation and Design Centre, с балками из клееного бруса, перекрытиями из кросс-бруса, и стенами из массива дерева. Живое доказательство и наглядное пособие выглядит безукоризненно современно и вдохновляюще.

А их недавний проект, офисное здание Tall Wood, и вовсе обещает подняться до тридцати этажей.

Не отличаясь особой эстетикой и игрой воображения, но преданно следуя чистоте жанра, в Мельбурне появилось жилое здание Forte. Все его десять этажей честно сработаны из кросс-бруса. Примечательно, что на сооружение этого дома понадобилось десять недель и всего лишь пять квалифицированных рабочих.

Возможно, как способ примирения защитников бетона и миссионеров кросс-бруса, в Австрии появилось здание-гибрид LifeCycle Tower One, миролюбиво объединившее обе эти технологии. Первое в мире «разкапсулируемое» здание выросло на все свои восемь этажей за восемь дней. Основная структура модулей спроектирована из дерева, а бетон и сталь использованы в качестве усиления всей конструкции.

И хотя, по словам специалистов, в смысле характеристик нет различия между пятью и пяти десятью этажами, архитекторы начали забрасывать свои проекты почти на околоземную орбиту. Тридцатипятиэтажный деревянный небоскреб от студии MGA для Парижа, тридцатичетырехэтажный от фирмы CF Moller Architects — для Стокгольма, и, наконец, сорокаэтажное офисное здание-гибрид от канадского бюро CEI — для Ванкувера.

Проект студии MGA, Париж

Проект CF Moller Architects, Стокгольм

Проект CEI, Ванкувер

И пусть в стремлении забраться выше, но остаться ближе к природе, мы похожи на папуасское племя Короваи, чьи девственно экологичные дома раскачиваются на верхушках самых высоких деревьев, зато навыки строительства из того, что предлагает лес, возможно, спасут человечество, когда закончится Железобетонный век.

Деревянные небоскребы

Древесина почти целиком состоит из «скелета» омертвевших клеток растения, точнее — из губчатой структуры, которую образуют их клеточные стенки. Эта конструкция может демонстрировать потрясающую прочность, удерживая многотонный ствол какой-нибудь секвойи, которая уходит на высоту более 100 м, выдерживает груз веток и листьев, противостоит ветрам и ливням. Удельная прочность некоторых видов древесины сравнима с алюминиевыми сплавами и даже легированной сталью. Она легко поддается обработке, комфортна, человечество десятки тысяч лет применяет ее в строительстве. И вместе с тем мы до сих пор не можем полностью использовать все преимущества древесины.

Секвойя уходит на высоту 35- или 40-этажной башни, но надежно соединить отдельные деревянные детали и построить из них дом сравнимой величины пока не удавалось никому. Рекордные здания — такие как знаменитый 13-этажный деревянный сруб архангелогородца Николая Сутягина, сгоревший в 2012 году, или дом его американского единомышленника Горация Берджесса, достигающий высоты 30 м — с инженерной точки зрения выглядят курьезами. Построены они без определенного плана, на глазок, так что все, побывавшие внутри, вспоминают ходящие ходуном этажи не без трепета. Однако несколько кардинальных нововведений, которые архитекторы освоили в последние десятилетия, делают невозможное не просто возможным, но и вполне вероятным. «Я бы сравнил это с чем-то вроде начала «стальной революции», которая случилась 120 лет назад», — объясняет канадский инженер и архитектор Майкл Грин, один из главных проповедников применения древесины в строительстве высотных зданий. По его мнению, современные композитные материалы на ее основе стали достаточно прочны, надежны и огнеупорны. Осенью 2016 года в Ванкувере, на территории кампуса Университета Британской Колумбии по проекту Грина возведено 18-этажное (53 м) деревянное здание студенческого общежития. И похоже, что это действительно только начало: высотные дома из дерева строятся полным ходом по всему миру, а некоторые проекты достигают 80 этажей.

Деревянные небоскрёбы — Здания высоких технологий — Инженерные системы

Деревянные небоскрёбы

Владимир Устинов

Несмотря на существующие во многих странах мира законодательные ограничения высотности зданий из деревянных конструкций, идея создания деревянных небоскрёбов не оставляет умы архитекторов современности.

Строительство подобных сооружений, безусловно, имеет ряд преимуществ как с точки зрения стоимости строительства, так и в плане экологической устойчивости. Однако отсутствие реального опыта массового строительства высотных сооружений из дерева не позволяет делать однозначные выводы о целесообразности таких проектов. В этой статье предпринята попытка собрать краткую информацию о реализованных проектах и проектируемых высотных зданиях из деревянных конструкций.


УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА

Архитектурное бюро:Waugh Thistleton Architects.
Конструктивные решения: Techniker.
Производство CLP-панелей: KLH.
Архитектурное бюро: DI Hermann Kaufmann ZT GmbH.
Генеральное проектирование и генеральный подряд: Cree GmbH.
Заказчик: HSB Stockholm.
Архитектура: Berg | C. F. Møller Architects в сотрудничестве с Dinell Johansson.
Автор проекта: Майкл Райан Чартерс.


Жилой дом Stadthaus в Лондоне

Девятиэтажный жилой дом с первым нежилым этажом на сегодняшний день является самым высоким зданием в Европе, полностью построенным из дерева. Здание занимает участок 17 × 17 м и имеет высоту 30 м.

В строительстве использовались CLP-панели (cross laminated panels) – деревянные конструкции, изготовленные по технологии перекрёстного склеивания под высоким давлением (60 т/м2). Всего на возведение здания ушёл 901 м3 древесины.

Здание было построено за 49 недель, и при этом комиссия, принимавшая здание, не выявила ни одного дефекта или отклонения от проектной документации.


LCT ONE – бизнес-центр в Дорнбирне

Строительная компания Cree, входящая в концерн Rhomberg Group, активно продвигает на рынок экологически устойчивые технологии. Фирмой разработана концепция LCT (LifeCycle Tower) – модульные здания из деревянных конструкций от трёх до 30 этажей, максимальная высота которых может достигать 100 м.

Восьмиэтажное офисное здание LCT ONE в Дорнбирне (Австрия) высотой 27 м стало воплощением замысла архитектора Германа Кауфмана. Основная идея состоит в том, что, помимо конструктивных решений, проработаны и инженерные разделы, т. е. здание из модулей собирается под ключ.

Фасады здания выполнены из переработанной композитной металлочерепицы. Окна установлены с тройным остеклением и оконными контактами для предотвращения потерь тепловой энергии. Температура в помещениях регулируется посредством панелей, встроенных в потолок и работающих на отопление (охлаждение). В здании работают автоматические системы мониторинга энергопотребления, пожаротушения и сигнализации. Системы вентиляции с рекуперацией теплоты поддерживают высокое качество воздуха.

Здание, построенное по концепции LCT, с высокой вероятностью будет иметь сертификат  «Золотой» по рейтинговой сис-теме DGNB.


Жилой дом в Стокгольме

Проект 34‑этажного жилого дома разработан архитектурным бюро Berg | C. F. Møller Architects в Стокгольме (Швеция). В начале 2014 года в рамках архитектурного конкурса HSB Stockholm – 2023 этот проект стал победителем. Центральное ядро здания будет выполнено из железобетона, а колонны, перекрытия, стены, перегородки, оконные рамы и другие элементы изготовят из деревянных конструкций. Дерево обеспечивает благоприятный микроклимат в помещениях и обладает отличными теплоизоляционными характеристиками. На открытых и закрытых террасах здания посадят деревья.

Согласно идее разработчиков, снабжать высотное здание тепловой и электрической энергией будут гелиосистемы, размещённые непосредственно в здании. Завершить основные строительные работы планируют к 2023 году.


Многофункциональный комплекс в Чикаго

Проект многофункционального комплекса предполагает спортивный зал, библиотеку, коммерческие и жилые помещения, парковку и общественный парк. Высота жилой части здания составляет около 150 м.

Концептуальный проект от архитектора Майкла Райана Чартерса получил множество наград международных архитектурных конкурсов. Даже если проект никогда не будет реализован, стоит отметить его огромный вклад в развитие концепции экологически устойчивого строительства.


 ОБ АВТОРЕ
Владимир Устинов – специалист в области вентиляции и кондиционирования воздуха,

исполнительный директор ООО «Линдаб».

E-mail: [email protected]



Теплохолодоснабжение

, Проектирование

, Ограждающие конструкции

, Климатизация

, Зелёное строительство


канадских городов поднимают деревянные небоскребы на новую высоту | Города

Британская Колумбия не новичок в деревянных гигантах. Вдоль его западного побережья ели Дугласа и ели Ситка, достигающие 60 метров в высоту, в некоторых случаях пережили почти тысячелетие штормов.

Сейчас растущий хор архитекторов, лесников и инженеров хочет, чтобы в самом большом городе провинции выросла еще одна группа деревянных гигантов: деревянные небоскребы.

18-этажная башня Brock Commons в Ванкувере уже сегодня является свидетельством огромных возможностей древесины.Когда-то самое высокое деревянное здание в мире было построено дешевле, быстрее и с меньшим воздействием на окружающую среду, чем сопоставимая конструкция из стали и бетона, что компенсировало примерно 2432 метрических тонны углерода.

Теперь правительство провинции изменило свои строительные нормы и правила, фактически удвоив предел высоты для деревянных каркасных зданий до 12 этажей (Brock Commons получил исключение, когда оно было построено). Ожидается, что правительство Канады будет соответствовать кодам Британской Колумбии по всей стране.

18-этажная деревянная башня Brock Commons в Ванкувере была построена дешевле, быстрее и с меньшим воздействием на окружающую среду, чем сопоставимая конструкция из стали и бетона. Фотография: Университет Британской Колумбии

Ванкувер теперь раздвигает даже эти ограничения, обнародовав планы строительства Canada Earth Tower, амбициозной 40-этажной башни, которая станет самым высоким деревянным зданием в мире. Проект включает около 200 домов с открытым садом на каждые три этажа, а также офисные помещения премиум-класса и магазины.

Между тем, по правительственным данным, по всей стране на разной стадии завершения находятся около 500 средних деревянных домов.

«Действия [Британской Колумбии] вызвали волновой эффект во всем мире», — сказал Майкл Грин, архитектор из Ванкувера и активный сторонник деревянных зданий, указывая на недавние послабления в строительных нормах и правилах в других странах. «Соединенные Штаты эффективно изменили свой кодекс из-за Канады. Китай эффективно меняет свой кодекс из-за Канады.

Есть еще одна причина, по которой канадские официальные лица считают, что страна может сыграть ведущую роль в преобразовании способа строительства: огромные запасы деревьев. В Канаде почти 350 миллионов гектаров леса, причем основная часть лесозаготовок приходится на Британскую Колумбию, где ее экологически сознательные проектные цели часто противоречат весьма противоречивой практике рубки старовозрастных лесов.

Планируемое 40-этажное здание Earth Tower в Ванкувере станет самым высоким деревянным зданием в мире. Фотография: Delta Group и Perkins + Will

Несмотря на десятилетия ожесточенных протестов, лесные компании по-прежнему вырубают критически важные лесные экосистемы, являющиеся домом для столетних гигантов.Известные за свою прочность и эстетическую привлекательность с богатой текстурой, плиты из старовозрастной древесины, полученные из первобытных лесов, приносят прибыль на открытом рынке.

Более половины из 3,2 млн. Га старовозрастных лесов в Британской Колумбии являются охраняемыми землями, но на оставшихся 1,42 млн. Га, где растут высокие западные красный кедр, пихта и ель, все еще существует перспектива использования лезвий для бензопил. Провинция до сих пор сопротивлялась призывам к мораторию.

«У нас чрезвычайная экологическая ситуация на обширных территориях Британской Колумбии», — сказал Йенс Вайтинг из Sierra Club.Он указывает на сплошную вырубку старовозрастных лесов как на катализатор увеличения риска возникновения пожаров, устранение некоторых из наиболее эффективных поглотителей углерода и истощение ресурса, на возвращение которого уходят поколения.

Но большие деревянные плиты, которые архитекторы предлагают для следующего поколения башен, происходят не из старых святилищ. Вместо этого массивные балки и колонны создаются из множества более мелких частей, имитирующих многие желанные характеристики старой древесины, включая прочность, с долей экологического ущерба.

«Большая часть этой [старой] древесины просто превращается в пиломатериалы относительно небольших размеров, которые можно легко заменить другими источниками», — сказал Джон Иннес, декан лесного хозяйства Университета Британской Колумбии в Ванкувере. «Обработанная древесина дала возможность фактически отказаться от сбора старых растений».

Как Альянс Древних Лесов, так и Клуб Сьерра Британской Колумбии сообщили Guardian Cities, что, если делать это экологически рационально, вырубка молодых, второстепенных лесов представляет собой способ защиты старовозрастных деревьев.

Несмотря на распространенное заблуждение, что древесина пожароопасна и нестабильна, она может быть надежным и инновационным строительным материалом. Деревянные небоскребы сделаны из поперечно-клееной древесины (CLT), в которой перпендикулярные деревянные полоски склеены вместе, образуя прочные балки. К 2024 году японская Sumitomo Group надеется использовать CLT для строительства 70-этажного деревянного небоскреба в Токио, самом опасном для землетрясений городе в мире.

Японская Sumitomo Group надеется использовать CLT для строительства 70-этажной башни в Токио.Фотография: Sumitomo Forestry Co

Первоначально швейцарское изобретение, CLT было нормой в Европе на протяжении десятилетий. Однако годы консервативных строительных норм в Северной Америке препятствовали его использованию.

Кажется, что все это изменится, поскольку Канада обойдет европейские страны, ослабив правила. Правительство также направило миллионы долларов на исследования с лесохозяйственными компаниями и университетами, которые стремятся усовершенствовать новые методы и способы использования древесины.

«Это первый новый способ строительства небоскреба за столетие», — сказал Грин, чья фирма недавно завершила строительство семиэтажного деревянного здания Т3 в Миннеаполисе и предложила проекты других деревянных башен в Торонто.«Это бросает вызов многим конвенциям в строительной отрасли».

Проект интерьера небоскреба в Токио, планируемого Sumitomo Group. Фотография: Sumitomo Forestry Co

Более легкая и более эффективная в использовании, чем другие конструкционные материалы, инженерная древесина оказывает гораздо меньшее воздействие на окружающую среду, чем бетон, который производит до 8% мировых выбросов.

Построенные в результате здания, в которых часто используются открытые деревянные интерьеры, призваны вызывать у посетителей чувство тепла и радости, сказал Джонатан Кинг, архитектор из Торонто.

«Как вид, мы карабкаемся в места, где нас окружают природные материалы», — сказал он.

Фирма King’s в июне заложила восьмиэтажную деревянную башню для офицеров. Тем временем, на набережной города, скандальный проект, возглавляемый Sidewalk Labs, дочерней компанией Google, стремится стать «первым в мире районом с массовым лесным хозяйством», при этом некоторые из запланированных 12 деревянных зданий достигают отметки 35 в высоту. этажей.

Поскольку большинство элементов можно собрать заранее, строительство деревянного многоэтажного дома похоже на «строительство с помощью конструктора Lego», — сказала Иннес.

Рендер из скандального проекта набережной Sidewalk Labs в Торонто. Фотография: любезно предоставлено Heatherwick Studio

«Высокие деревянные дома привлекают внимание к возможностям», — сказал он. «Но когда мы действительно смотрим на то, что происходит на самом деле — и где мы могли бы использовать наибольшее количество древесины, — это было бы в зданиях средней этажности».

Действительно, большая часть проектов новых коммерческих деревянных зданий сосредоточена на сооружениях средней и низкой этажности, таких как коммерческие склады, в которых в настоящее время используется в основном бетон и сталь, с большим количеством отходов.

Однако преимущества использования древесины могут быть сведены на нет без надлежащего ведения лесного хозяйства. По словам Иннеса, годы интенсивных лесных пожаров и нашествий насекомых ограничили поставки древесины, что побудило лесников потребовать законодательных исключений из ограничений на вырубку. Это может нанести ущерб репутации устойчивого лесного хозяйства Канады.

«На самом деле не существует такого понятия, как экологичное строительство. Все, что мы делаем в строительстве, включает в себя снижение затрат », — сказал Грин. Устойчивое управление, вероятно, увеличит затраты для лесных компаний, строителей и налогоплательщиков, но для многих в Британской Колумбии, где проживают гиганты прошлого и будущего, это затраты, которые стоит платить.

Подпишитесь на Guardian Cities в Twitter, Facebook и Instagram, чтобы присоединиться к обсуждению, узнать наши лучшие истории или подписаться на нашу еженедельную рассылку

Будут ли небоскребы будущего строиться из дерева?

Фонд Генриха Болла и Пулитцеровский центр предоставили грантовую поддержку этой истории.

Примерно до детства ваших бабушек и дедушек — или, может быть, ваших прабабушек и дедушек — мир был деревянным. Все, от оружия и колес, бочек и домов, инструментов для приготовления пищи и промышленности, по крайней мере частично было получено из материалов, взятых из тел деревьев.Люди рождались на дубовых грядках, качались в тополевых колыбелях, убивали из ореховых ружей и хоронили в сосновых гробах.

Теперь растущая промышленность хочет вернуть золотой век древесины, начиная с небоскребов. «Посмотрите на это», — восхищенно говорит Антти Асикайнен, строгий приветливый финский профессор лесного хозяйства, указывая на прямоугольную дыру, вырезанную в гипсокартоне 12-этажного жилого дома, обнажающую скелет внизу.

Каркас внутри сделан из массивной древесины, древесного продукта высокой плотности, который является одним из новых высокотехнологичных продуктов, для заполнения которых мировая экономика полагается на леса.Массовая древесина имеет особую утопическую привлекательность среди определенных архитекторов и дизайнеров, и ее сторонники предсказывают, что города будущего будут полностью деревянными многоэтажками, такими как тот, который мы с Асикайненом стоим над университетским городком Восточной Финляндии Йоэнсуу, который простирается ковром по каналам реки Пиелисйоки.

Под нами пейзаж несет плоды лесного хозяйства, рассчитанного на то, чтобы надежно вырастить как можно больше деревьев. Груды, в основном, из ели, сложенные на железнодорожной станции, тянутся до горизонта.Накануне, по словам Асикайнена, река и каналы были заполнены огромным потоком еловых бревен, спускавшихся из Северной Карелии или российских северных лесов на рынки за Балтийским морем.

Если у всех деревянных изделий новой модели есть свои приспешники, то сторонники массового производства древесины говорят об этом с особенно евангельским рвением, потому что они видят в этом не только шанс декарбонизации строительного сектора, но и существенное техническое обновление как таковое. верно. (Посмотрите, как могут выглядеть города будущего.)

Все эти продукты, от бумажного пуха в подгузниках до костей небоскребов, основаны на возможном неразрешимом противоречии: все они полагаются на устойчивый, контролируемый рост деревьев, а сбор урожая обычно планируется на десятилетия вперед. За последние сто лет эта система так называемого научного лесоводства, которая выросла, чтобы противостоять, казалось бы, неудержимой вырубке лесов в Европе в конце 19-го и начале 20-го веков, обеспечивала лесоматериалы, в которых нуждается растущее население.

Эта система, однако, зависит от чего-то, что исчезает: устойчивого климата и лесов, которые остаются там, где они были, парадигме, которой угрожает сам климатический кризис, из-за которого здания, поглощающие углерод, кажутся привлекательными.

Высокие деревянные дома

Примером может служить многоквартирный дом Йонесуу. Практически в любом другом месте в мире этот открытый каркас будет сделан из бетона, армированного сталью. Здесь, в Финляндии, это дерево: на самом деле, за исключением двухдюймовой бетонной плиты между этажами, все здание сделано из дерева.В частности, один из высокотехнологичных инженерных материалов, который в совокупности называется массивной древесиной или конструкционной древесиной.

По словам Асикайнена, исполнительного вице-президента Института лесных исследований Университета Восточной Финляндии, это здание является самым высоким деревянным зданием в мире.

Этот студенческий домик в Йоэнсуу, Финляндия, почти полностью сделан из дерева.

Фотография Антти Асикайнена, Институт природных ресурсов Финляндии

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

«О, у них в Осло есть один 13-этажный дом, — говорит он с легкой ухмылкой, — но их первый этаж бетонный. У нас все дерево ».

Научно-исследовательский институт леса, как и его коллеги в Швеции и Норвегии, спроектировал и построил многоквартирный дом в качестве экспериментального проекта в своем постоянном поиске новых продуктов для производства из лесов своей страны. Это проект, который несет в себе оттенки национальной религии в Финляндии. После катастрофического вторжения в Советский Союз во время Второй мировой войны — Финляндия имеет сомнительную репутацию единственного демократического союзника Гитлера — страна заплатила обременительный счет репараций древесиной, которую она произвела, превратив густые северные леса в хорошо управляемый ландшафт.

Эти леса, как и леса так называемых производственных лесов или рабочих лесов по всему миру, от Карелии до Каролины, образуют основу огромной промышленной пирамиды, основу огромного количества потребительских товаров, из которых только древесина последний. От лесов сейчас требуется подготовить длинный список вещей, которые в эпоху растущей озабоченности по поводу ископаемого топлива, в свою очередь, увеличиваются.

Это означает, что вы найдете деревья во всевозможных неожиданных продуктах, помимо целых деревьев, которые идут в туалетную бумагу и бумажные полотенца.Неподалеку от Йоэнсуу находится фабрика, которая перерабатывает еловую пульпу в волокна, которые можно ткать, как хлопок, который является культурой с интенсивным использованием пестицидов и воды, которая конкурирует с продовольствием за землю. На юго-востоке США есть тампон и пух из подгузников из молодой желтой сосны, а также небольшой, но быстрорастущий рынок прессованных древесных гранул из стран Балтии и юго-востока, которые продаются европейским электростанциям в качестве экологически чистой замены угля. .

Добавьте к этому стремительно растущий рынок картона, вызванный неутолимым спросом на упаковку со стороны Alibaba и Amazon, говорит профессор Института лесных исследований Лаури Сиканен, и выращивание мягких балансов «похоже на посадку денег.

«Это беспроигрышный вариант», — говорит Джон Кляйн, архитектор и дизайнер Массачусетского технологического института, который разрабатывает серию сборных деревянных офисных и жилых домов в рамках подготовки к 2021 году, когда будут проводиться реформы Кодекс США разрешает возведение деревянных высоток высотой до 18 этажей. (В настоящее время самым высоким в Соединенных Штатах является восьмиэтажное здание Carbon12 в Портленде, штат Орегон.)

Восьмиэтажное здание Carbon12 в Портленде, штат Орегон, является самым высоким деревянным зданием в Соединенных Штатах.

Фотография предоставлена ​​Kaiser + Path

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

«Когда Бостон говорит о углеродной нейтральности в зданиях, — говорит Кляйн, — они всегда говорят только об эксплуатационной энергии. Никто никогда не говорит о материалах ».

Как и многих дизайнеров, занимающихся массовым деревом, Кляйна сначала привлекла среда по экологическим причинам. Бетон и сталь, каждый из которых требует нескольких циклов дробления, измельчения и (в случае стали) плавления горных пород, требуют больших затрат энергии и, следовательно, выбросов углекислого газа.Примерно 8 процентов общих выбросов углерода в мире приходится на производство цемента и бетона, при котором на каждую произведенную тонну выделяется около полутонны опасного парникового газа двуокиси углерода (CO 2 ). При производстве стали, на которую приходится около 5 процентов всех выбросов, выделяется почти в два раза больше CO 2 .

Массовая древесина, напротив, обещает заменить материал, который выделяет огромное количество углерода — если бы производство цемента и бетона велось в стране, она была бы третьим по величине источником выбросов углерода в мире после США.С. и Китай — с одним, который мог его хранить. Еловые бревна под Йоэнсуу, как и перегруженные производственными лесами Орегона и Северной Каролины, в основном были сделаны из углерода, который деревья извлекли из атмосферы. Это означает, что массовая древесина теоретически может долгое время накапливать этот углерод в стенах зданий. В лесных плантациях, откуда они пришли, на их месте росли новые деревья.

Но со временем, помимо экономии углекислого газа, Кляйн пришел к выводу, что древесина — просто лучший материал для многих целей, который позволит создать новое поколение легких и прочных конструкций, устойчивых к возгоранию и взрыву.Хотя массивная древесина не так прочна, как сталь, она также не так быстро разрушается под прямым нагревом. Сторонники древесины утверждают, что она намного плотнее и огнестойче, чем виды древесины, которые использовались для создания таких сооружений, как Нотр-Дам, построенных из 1300-летних деревьев, которые без особых усилий сгорели, когда собор загорелся в апреле 2019 года. Нотр-Дам и другие объекты всемирного наследия.)

«Вы получаете массивную деревянную балку [горящую], и она приобретает приятный, предсказуемый обугленный вид», — говорит Кляйн.

Города будущего

Вернувшись в холл Научно-исследовательского института леса, захватывающее дух строение из массивной древесины, которое выглядит как нечто среднее между ковчегом, птичьим гнездом и огромной уютной сосновой шишкой, Асикайнен показывает мне массив деревянных композитов, которые могли бы заполнить здания Кляйна. Существует кросс-ламинированная древесина (CLT), которая выглядит как полоски сердцевины толщиной в дюйм, расположенные как набор Jenga для производства блока, который в значительной степени является определением слова твердый.Или клею-лам, из которого делают конструкционные балки, похожие на чрезвычайно прочную фанеру, и LVL — клееный брус, из которого получаются отличные тяжелые балки, образующие каркас многоквартирного дома.

Для такого дизайнера, как Кляйн, эти блоки не просто используют меньше углерода, чем бетон или сталь, они лучше подходят для современной архитектуры. «Сейчас мы, по сути, компьютерщики», — говорит он, и дерево — просто лучший, более пластичный материал для программ проектирования, которые он использует для моделирования планировок зданий, исходя из потребностей его клиентов, которые постоянно меняются.

Кляйн предвидит будущий бум урбанизации, подобный тому, который он наблюдал в Китае в начале 2010-х годов, когда он работал с головокружительной скоростью, проектируя высотные здания, когда города вроде Шанхая заполнялись, чтобы разместить миллионы, переезжающие туда. По его словам, массивную древесину гораздо проще настроить и изготовить заранее, чем бетон или сталь: это позволяет дизайнерам отправлять планы непосредственно на завод, чтобы построить их в соответствии со спецификациями, что он называет «файл на завод». Это приводит к более быстрому строительству, снижению затрат на рабочую силу и меньшему разрушению существующих городов.

«Прямо сейчас каждое здание — это прототип», — говорит он, — построенный в соответствии со спецификациями, никогда не повторяющийся.

Если бы это было неправдой, считает Кляйн, его фирма могла бы предложить многолюдным городам 2020-х годов линейку стандартизированных, настраиваемых, среднеэтажных квартир и офисных зданий, в основном сделанных из модульной массивной древесины, которые девелоперы могли бы заказать в соответствии со спецификациями. например, диваны IKEA, которые, конечно же, представляют собой деревянные изделия новой модели, изготовленные из древесноволокнистых плит средней плотности (МДФ) или прессованной древесной стружки.

Контролируемые леса

Но, несмотря на всю шумиху вокруг массовой древесины, ее делают лишь несколько американских фирм к востоку от Миссисипи. На данный момент это означает, что если вы хотите построить здание из CLT, вам придется заказывать материалы в Европе, на таких заводах, как Биндерхольц, в потрясающей долине Циллерталь в австрийских Альпах.

Там Натали Биндер ведет свой Mercedes Benz на высокой скорости через массивную лесопилку своей семейной лесопилки, двигаясь вокруг груд еловых бревен высотой 30 футов и встречных вилочных погрузчиков.Вокруг нас склоны долины, кажется, касаются неба, покрытые альпийскими лесами, где Ханс Биндер, семейный патриарх и дед Натали, работал пастухом и лесорубом, чтобы заработать деньги на покупку семейной лесопилки.

Теперь это империя, преобразованная в результате решения последующих поколений Binders посвятить семью массовому производству древесины, которую сегодня она превращает в головокружительный ассортимент продукции на своих 13 заводах, от клееной древесины до несущих плит из массивной древесины. .

Биндер, выросший на семейных фабриках: «Когда мне было восемь, если бы я хотел новое седло для моей прыгающей лошади; «Мне пришлось потратить сотню часов на то, чтобы записывать или отвечать на звонки», — говорит она, — уверенно и неуклонно пробегает по лесопилкам, наблюдая, как все еловые бревна аккуратно окорены, чтобы заправить генераторы, которые работают на заводе, а затем проноситься сквозь решетку лесопилок. лезвия, которые быстро разрезают их в соответствии со спецификациями, создавая толстые доски, которые будут склеиваться и подвергаться термическому прессованию для изготовления нестандартных деревянных конструкций, заказанных такими клиентами, как Klein.

Может показаться странным, что архитекторам в США приходится импортировать массовую древесину из Европы, когда в настоящее время существует такое избыток сосны строительного качества, что землевладельцы на юго-востоке продают свои молодые деревья, чтобы сделать салфетку или пух для пеленок, а не позволяя им созреть.

Отчасти потому, что у Binderholz есть то, чего нет ни у одной фирмы в США: развитая цепочка поставок CLT, которая тянется на сотни миль по железнодорожным линиям и на 50 миль по маршрутам грузовиков в окружающие еловые леса.Тем не менее, по словам Биндера, несмотря на огромные поставки компании, поставки на завод обманчиво перегружены. Лесопильный завод никогда не имеет запаса более чем на 10 дней; он полагается, как и все компании, производящие продукцию из дерева, на хрупкую основу, состоящую из готовых запасов деревьев, на выращивание которых могут потребоваться десятилетия, и это происходит из-за того, что ландшафты требуют еще большего производства.

Это означает, во-первых, конкуренцию. «Каждый, кто занимается новыми экологичными технологиями — биотопливом, биопластиком — думает, что они получат леса для своего дела», — говорит Мэри Бут, руководитель Партнерства за целостность политики в Массачусетсе.«Не то чтобы вокруг лежало огромное количество неиспользуемой земли, ожидающей, пока мы возделываем на ней что-то великое».

Во-вторых, все это, от самой быстро используемой туалетной бумаги до самых долговечных деревянных бревен, уговаривается с земли своего рода скрупулезным контролем над лесами, который больше не желателен — или даже невозможен.

История планирования

Сразу за границей с Германией от Биндерхольца 82-летний баварский лесник Альбрехт фон Бодельшвингх идет через производственный лес Германии, чтобы показать мне, как они обеспечили поставку древесины без ущерба для ландшафта.

В основе его профессии лежит парадокс, который возник в 17 веке, когда в растущих промышленных городах Центральной Европы стало не хватать древесины. Легко забыть, что до эры ископаемого топлива древесина была необходимым ингредиентом во всем, от плавки серебра до строительства и выпечки, и первые руководители лесного хозяйства, такие как Ханс Карл фон Карловиц в XVII веке, первый опубликовавший концепцию устойчивого развития, пришлось выяснить, как гарантировать стабильные поставки урожая, который сжигается часами, но растет целыми жизнями человека.

Ответ Германии на этот вопрос дал миру, к лучшему или худшему, жестко управляемый стиль ведения лесного хозяйства, который позже распространился на такие страны, как Финляндия и США. В 19 веке Генрих Котта ввел строгую систему строгого объемного анализа, чтобы землевладельцы — и государство — всегда знали, сколько древесины было под рукой.

Землевладельцы должны были ежегодно представлять государству прогнозы по своим лесам с подробным описанием своих планов на 10 лет вперед.Это было необходимо из-за того, что не давало покоя работе Котты: призрак упадка, мира, лишенного строительных материалов и топлива. Еловый лес, через который проходил фон Бодельшвинг, был торфяным болотом, прежде чем местные семьи во время нехватки дров выкапывали и сушили торф, чтобы отапливать свои дома и печи.

Теперь торфа больше не было, и заболоченный лес, который когда-то вырос из него, превратился в засушливые земли. Этот танец с коллапсом, как писал Котта в своем основополагающем предисловии 1817 года, лежал в основе профессии лесничего, которого он сравнивал с врачом, который лечит пациента в длительном и хроническом упадке: «Хороший врач позволяет людям умереть; бедный убивает их.С таким же правом можно сказать, что хороший лесник допускает, чтобы самые совершенные леса стали менее такими; бедный их балует ».

Лесная служба США начала свою деятельность в лесной школе с одной комнатой — первой в Америке — в горах Фасги Форест, Северная Каролина, на фото.

Фотография: Education Images, Universal Images Group / Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Идеи Cotta о строгом управлении и резервном планировании стали, благодаря диаспоре немецких лесников конца 19 века, во всем мире, благодаря внедрению новых методов, таких как посадка деревьев в ряд в качестве товарных культур и сплошные вырубки промышленного масштаба с последующим посевом рядов саженцев.В начале 1900-х годов немецкий лесничий Карл Шенк обучил большую часть первого поколения лесной службы США в однокомнатной лесной школе — первой в Америке — в горах Фореста Писга, Северная Каролина.

Несмотря на его любовь к лесам Аппалачей и сожаление по поводу диких бухт с массивными старовозрастными каштанами и тюльпановыми тополями, которые он расчистил для своего босса, Джорджа Вандербильта, Скенка и подобных ему посланников помогли внедрить систему, которая постепенно вытеснялась. дикие леса в пользу системы управления лесами, которая рассматривает «здоровье леса» как неотделимое от способности лесного массива обеспечивать запланированное производство дощатых досок из пиломатериалов или волокна для промышленного использования.

Судя исключительно по надежному производству пиломатериалов, эта система оказалась чрезвычайно успешной.

Сегодня в Баварии вырубают деревья, которые были посажены специально для этой цели до американской революции. Между тем, в Соединенных Штатах «запасы» древесины настолько высоки, что Лесная служба США, как и Финский институт лесных исследований, тратит деньги на исследования на потенциальных рынках, таких как массовое деревянное строительство. В 2019 году они выделили почти 9 миллионов долларов в виде грантов на инновационные проекты в области древесины.(Предложения на 2020 год уже открыты.)

И все же на юге Америки, который лесорубы и фермеры хвастаются как «корзина древесины для мира», за ростом запасов кроется еще большее сокращение. (Сторонники отрасли любят говорить, что леса растут, и это правда, при условии, что под словом «лес» вы понимаете территорию, которая не зонирована ни для чего другого, независимо от того, какие деревья на ней есть, если таковые имеются, По данным Министерства сельского хозяйства США, сплошная вырубка остается лесом.)

С 1952 года, когда в регионе появились первые лесные плантации, эти хорошо управляемые леса, питаемые гербицидами и пестицидами и с минимальным биоразнообразием, стали распространить монокультуры дольчатой ​​сосны примерно на 14 миллионов гектаров — площадь немного больше, чем Флорида, большая часть которой — это бывший естественный лес.По состоянию на 2015 год во всем мире насчитывалось 296 миллионов гектаров посаженных лесов — это площадь примерно такая же, как в Индии, и эта площадь неумолимо увеличивается примерно на один процент в год.

Бесполезные планы

В последние десятилетия немецкое лесное хозяйство отошло от сплошных рубок к практике, которая очень давно напоминает садоводство, пейзаж, как с гордостью сказал мне один немецкий владелец лесопилки, «где вы даже не подозреваете, что они были. Ведение журнала.»

Но эти спланированные системы, как сказал мне финский исследователь Асикайнен, опираются на два шатких фундамента.Им нужна земля, за которую они соревнуются с дикими землями и пахотными землями. И они требуют, чтобы условия оставались предсказуемыми на протяжении десятилетий или даже столетий, что делает их уязвимыми для нынешней эпохи растущих климатических изменений.

Так вот, баварский лесник фон Бодельшвингх говорит: «Мы больше не можем планировать. Мы строим свои схемы, но они бесполезны ».

Немецкий лесной пейзаж находится в тисках травматических изменений: от ярко цветущих азиатских декоративных растений, растущих среди речного тростника, до умирающего хвойного дерева, тратящего последние силы в последнем порыве шишек.Во дворе фон Боденшвинга деревья быстро растут в условиях рекордной европейской жары, толстеют от CO 2 и азота, ускоряются вверх, как подростки в неконтролируемом рывке, опережая собственные корневые клумбы, так что сильный снегопад или сильный ветер могут их легко сбить.

Он указывает на молодые ели, растущие на старом торфяном болоте, потомки более старых елей, которые их окружают. Они выросли в дупле, вырванном в лесу в 1990-х годах Вивиан и Вибке, парой зимних торнадо, разрушивших лесную промышленность Германии.

Эти штормы, — говорит Эстер фон Рём, лесоруб, работавшая на местного магната, владевшего елью, — были травмирующими. Теперь они были настолько обычными, что она и фон Бодельшвинг изо всех сил пытались вспомнить имена недавних.

В дополнение к этому, два лесника ссылаются на другие нападения: колонии жуков, которые пережили новую мягкую зиму в мертвом лесу, оставленном сильными ветрами, и которые в этом году агрессивно атаковали новые насаждения. Корневая гниль, распространяющаяся из зараженных пней под землей через грибковые сети, соединяющие деревья.Грибки, которые сгнили внутри лиственных деревьев, так что, наконец, новые сильные ветры уничтожили их.

«Через пять лет, — говорит фон Бодельшвинг, указывая на дерево с лысеющей кроной, — на этой земле больше не будет ясеней. И это то, с чем придется столкнуться каждому в Германии, потому что он умирает повсюду ».

Это то, чего, по его словам, «нельзя найти в книгах. Вы не можете найти его в истории. Наши учителя не могут нам ничего сказать. Теперь наши 10-летние планы бесполезны.Иногда бывает даже годичный [план] ».

Находясь в баварском лесу, мы окружены признаками своего рода тонкой декомпенсации, частичками разрушения сельской экономики. По словам фон Рема, земля покрывает землю — столько, сколько можно было бы вырубить за 10 нормальных лет надлежащего управления, — настолько, что цены на еловые бревна резко упали, что лишило менеджеров лесов стимула расчистить свои участки и оставило место для вредных жуков.

Марк Кастельну, эксперт по пожарам из Каталонии, считает, что густонаселенные леса Центральной Европы могут скоро столкнуться с новой эрой лесных пожаров, подобных тем, которые поразили Средиземное море, если потепление, болезни лесов и заброшенность сельских районов продолжат распространяться .«И это, — говорит Кастельну, — кошмарный сценарий».

Адаптировать и диверсифицировать

Решение, поскольку оно существует, говорит финский ученый Асикайнен, предпочитает адаптацию планированию и разнообразию монокультуре. То есть разворот тенденций последних двух столетий. Вернувшись в Институт исследования древесины в Финляндии, он загружает свой компьютер, чтобы показать мне тепловую карту: прогнозируемый риск потерь от ветра на заданных участках на берегу озера в восточной Финляндии, где у него есть коттедж.

Парадигмой будущего будет «управление рисками», считает он, а не строгое и жесткое планирование, как было раньше: использование дистанционного зондирования и прогнозной аналитики, чтобы помочь землевладельцам учесть будущие потери от корневой гнили, грибков и насекомых. , огонь или ураганы.

«Люди сократят циклы вырубки», — говорит он, имея в виду, что плантационные леса в среднем будут накапливать меньше углерода.

Это также означает острую необходимость в переоснащении существующей системы, которая рассматривается как необходимая для постоянного производства потребительских товаров длительного пользования и одноразового использования, на которые привыкло полагаться общество потребления западного образца.По словам Асикайнена, теперь зависимость от такой системы больше похожа на препятствие: старая эра промышленных монокультурных лесов, ставшая стандартом во всем мире, сделала лесную промышленность чрезвычайно уязвимой для любых новых вредителей или изменений окружающей среды.

«Стратегия, построенная вокруг большего биоразнообразия, может быть более устойчивой к рискам, чем монокультуры», — говорит он. «Мы должны восстанавливать лес, чтобы соответствовать меняющимся условиям роста. Нам необходимо восстановить лес и отдать предпочтение устойчивым видам деревьев.

Один из ответов, основанный на работах Котты XIX века, может заключаться в более широком признании одной из самых табуированных тем на современном Западе: упадка. «Подобно тому, как хороший врач не может препятствовать тому, чтобы люди умирали, потому что такова природа, так и лучший лесник не может препятствовать тому, чтобы леса, пришедшие к нам из прошлых времен, стали меньше теперь, когда они используются», — написал Котта в Предисловие.

На тепловой карте компьютера Асикайнена один регион, рядом с его хижиной, светится освежающим синим цветом: низкий риск.Это потому, что этот район, вздыхает Асикайнен, сам по себе был монокультурой: владелец продал свою ель и пересадил ее новыми саженцами. Теперь молодые саженцы стояли аккуратными рядами, такие же дикие, как кукуруза, жилистые и волокнистые, как хлопок, их молодые тела легко сгибались на ветру любых перемен.

Деревянные небоскребы: революция наступила?

Написано Оскаром Холландом, CNN

Окруженный сельскохозяйственными угодьями и с населением менее 10 000 человек, норвежский город Брумунддал может показаться маловероятным местом для рекордного высотного здания.

Но возвышаясь над соседним озером Мьёса, более чем в 100 километрах (62 милях) к северу от Осло, башня Мьёсторнет высотой 280 футов стала самым высоким деревянным зданием в мире, когда она открылась в прошлом году.

18-этажное здание содержит апартаменты, офисные помещения и удачно названный Wood Hotel. И помимо того, что маленький городок был нанесен на карту мира, это добавило к растущему количеству доказательств того, что древесина может стать устойчивой альтернативой бетону и стали.

Достигнув 280 футов в высоту, Mjøstårnet стал самым высоким деревянным зданием в мире после открытия в прошлом году.Предоставлено: Voll Arkitekter AS / RicardoFoto

. «Чтобы привлечь внимание, вы должны строить высокие», — сказал Ойстейн Эльгсаас, партнер архитектурной практики Voll Arkitekter, занимающейся архитектурой рекордной башни, во время видеозвонка.

«И когда у вас есть самое высокое в мире деревянное здание, все говорят:« Ого, что происходит в Норвегии? » «

» Людям интересно, и на самом деле это самая важная часть этого здания — продемонстрировать, что это возможно, и вдохновить других сделать то же самое.»

Рекордный подвиг был достигнут благодаря типу искусственной древесины, называемой поперечно-клееной древесиной, или CLT. Являясь частью более крупной группы материалов, известной как массовая древесина, она производится путем склеивания полос клееной древесины вместе под углом 90 °. — под углом друг к другу, прежде чем они будут сжаты в огромные балки или панели под экстремальным давлением.

Получившиеся деревянные башни — иногда называемые «плискребами» — когда-то были прерогативой концептуальных дизайнеров. Но благодаря изменениям в строительстве правил и изменения отношения к материалу, они быстро становятся реальностью.

Самая высокая башня венского проекта HoHo в Австрии достигает 276 футов. Предоставлено: HoHo Vienna / Михаэль Баумгартнер / KiTO

Множество новых деревянных многоэтажек должны быть заложены или открыты в 2020 году. HoHo Vienna, многофункциональный комплекс всего на пять футов ниже, чем Мьёсторнет, только что открылся для бизнеса в Австрии. . И хотя Европа традиционно лидировала, Северная Америка быстро ее догоняет. В Ванкувере — городе, где уже находится деревянная студенческая резиденция высотой 174 фута, — архитектор Шигеру Бан, лауреат Притцкеровской премии, спроектировал «гибрид». кондоминиум, состоящий из стального и бетонного каркаса с деревянным каркасом, откроется в этом году.Тем временем в Милуоки, штат Висконсин, в июне начнутся работы по строительству деревянного жилого дома Ascent высотой 238 футов.

Экономика климата

Сторонники массового производства древесины утверждают, что по сравнению с существующими вариантами эти башни строятся быстрее, прочнее и, что, пожалуй, самое удивительное, безопаснее в случае пожара. Однако, возможно, именно их экологическая принадлежность объясняет растущую популярность древесины в последние годы.

На строительство и эксплуатацию зданий приходится 40% мирового потребления энергии и примерно одна треть выбросов парниковых газов.Но хотя бетон выделяет огромное количество углерода, деревья вместо этого поглощают его на протяжении всей своей жизни.

Разработанный Acton Ostry Architects, студенческое общежитие Brock Commons Tallwood House Университета Британской Колумбии в Ванкувере имеет высоту 174 фута. Предоставлено: Acton Ostry Architects / Michael Elkan

. Если эти деревья затем превратить в массивную древесину, этот углерод будет «заблокирован» или изолирован, а не возвращается в атмосферу, когда дерево умирает. Исследования показывают, что 1 кубический метр древесины может хранить более тонны углекислого газа.Например, застройщики жилого комплекса Ascent в Милуоки утверждают, что использование древесины эквивалентно снятию с дороги 2100 автомобилей.

«Деревья накапливают углерод, поэтому, если вы собираете урожай в подходящем возрасте, когда они не могут поглощать намного больше или расти намного дальше, то лучшим решением будет использовать их в качестве строительного материала», — сказал Эльгсаас, добавив, что если здания разработаны с учетом долговечности, они могут удерживать углерод из атмосферы в течение нескольких поколений. «Это увеличивает продолжительность жизни деревьев (до того, как они разлагаются), может быть, на 100 или 200 лет, если все сделано правильно.»

Счетные расходы

Поперечно-клееный брус используется для малоэтажных зданий в европейских странах, таких как Германия и Австрия, с 1990-х годов, и экологические преимущества использования массивной древесины известны давно.

Так почему же недавний всплеск интереса?

По словам архитектора Майкла Грина, давнего защитника и проектировщика деревянных зданий, «прямо сейчас происходит« целый ряд вещей, сходящихся воедино ». В преддверии «революции» в деревянном строительстве произошел один особенно значительный сдвиг: стоимость.

Цифровая визуализация 35-этажного прототипа деревянного здания Proto-Model X, разработанная Michael Green Architecture и Sidewalk Labs. Предоставлено: Sidewalk Labs / Michael Green Architecture

По мере того, как массовая древесина становится все более распространенной, строится больше заводов CLT, а экономия на масштабе снижает цены.

«На рынке больше знаний, больше конкуренции, больше цепочек поставок … Во время моего выступления с Тедом реальной инфраструктуры не было», — сказал Грин по телефону.«Постепенно, по мере роста конкуренции, стоимость снижается».

Цена всегда была «препятствием», — сказал Грин. Возьмем, к примеру, 10-этажный проект SHoP Architects, который выиграл государственный конкурс на право занять участок в районе Челси в Нью-Йорке, но был отклонен из-за опасений по поводу его рыночной целесообразности. Or Framework, амбициозная деревянная башня высотой 148 футов в Портленде, штат Орегон, которая должна была стать самой высокой деревянной башней в США, прежде чем была отменена из-за проблем с расходами в прошлом году.

Однако, по словам Грин, стоимость поперечно-клееной древесины в последние годы упала и сейчас «на уровне» традиционных материалов.Аналогичным образом, Elgsaas сообщил, что разработчик норвежской башни Mjøstårnet обнаружил, что окончательная сумма «примерно такая же», как и для альтернативы из стали и бетона.

Исследователи из Австралийского университета Нового Южного Уэльса (UNSW) недавно завершили 18-месячное исследование, в котором сравнивали высокое деревянное здание с его эквивалентом из бетона и стали. По словам Филипа Олдфилда, доцента факультета искусственной среды университета, результаты показали, что производство деревянных зданий по-прежнему немного дороже с точки зрения материальных затрат.

Сборная панель поднимается на место во время строительства Brock Commons Tallwood House в Ванкувере. Предоставлено: Acton Ostry Architects / Pollux Chung

. Но экономию можно найти и другими способами, сказал он в телефонном интервью. В частности, возможность изготовления деревянных компонентов на заводе или на заводе означает, что другие строительные расходы могут снизиться.

«Если вы можете сделать это быстрее и быстрее открыть здание, вам не нужно будет давать ссуду на такой срок, и вы сможете быстрее окупить инвестиции», — сказал Олдфилд, который также является автором книги 2019 года «Устойчивый рост». Строительство: Основы дизайна », добавив:« То, что мы находим в отношении использования древесины, — это не столько выгода для устойчивости, сколько выгода для подрядчиков и клиентов.«

Для Green настоящий переломный момент наступит не тогда, когда древесина станет такой же дешевой, а когда она будет дешевле.

« Мы не находимся в точке, где (древесина) дешевле », — сказал он.« И мы. хочу, чтобы это было дешевле, потому что, в конце концов, это то, что управляет всей отраслью — самое дешевое решение.

«Мы должны решать проблему изменения климата, делая вещи более доступными, а не прося людей отказываться от этого и платить больше, потому что это не работает».

Юридические ограничения

Дизайнеры, такие как Грин, теперь осмеливаются мечтать о многом.Вместе с Sidewalk Labs, фирмой, принадлежащей Alphabet, материнской компании Google, канадский архитектор предложил преобразовать прибрежный район в Торонто примерно с дюжиной деревянных зданий высотой от 10 до 35 этажей. Кроме того, британская фирма PLP Architecture создала предложения для трех деревянные небоскребы, включая башню высотой 984 фута в центре Лондона. Между тем японская компания Sumitomo Forestry заявляет, что планирует потратить 600 миллиардов иен (5,6 миллиарда долларов) на строительство деревянного небоскреба высотой 1148 футов в 2041 году, чтобы отметить свое 350-летие.

Цифровая визуализация смелого предложения PLP Architecture о башне высотой 984 фута в центре Лондона. Кредит: PLP Architecture

Но хотя эти архитекторы явно верят в структурный потенциал массивной древесины, остаются практические препятствия для реализации таких проектов: строительные нормы и правила.

Последнее обновление Международного строительного кодекса (IBC), которое многие страны и штаты США используют в качестве базовой модели для своих собственных правил, впервые позволит деревянным зданиям подняться до 18 этажей.Это решение имеет большое значение, учитывая, что до 2018 года, когда Орегон стал первым штатом США, разрешившим 18-этажные деревянные здания, нигде в Америке не было разрешено ничего выше шести.

Изменения вступят в силу в 2021 году, но носят рекомендательный характер. В некоторых странах, таких как Норвегия, уже действуют более жесткие ограничения по высоте, в то время как другие страны и штаты США могут выбрать более жесткие строительные нормы и правила, чем те, которые указаны в IBC.

Остается ограниченное количество данных о том, как большие деревянные башни будут реагировать в долгосрочной перспективе на различные риски, от экстремальных погодных условий до термитов и сырости.

Самым спорным вопросом остается пожарная опасность. Национальная ассоциация государственных пожарных маршалов, например, выступила против недавнего обновления Международного строительного кодекса, сославшись, среди прочего, на отсутствие необходимых испытаний на огнестойкость. В заявлении организации говорится, что изменения были результатом «профессионального суждения», а не науки, добавив, что разрешение на использование более крупных деревянных конструкций «без надлежащих испытаний и обоснований» было «преждевременным и могло бы значительно повлиять на среду пожаротушения.«Бетонная промышленность также была яростным критиком. Согласно Build With Strength, коалиции США, сформированной Национальной ассоциацией готового смешанного бетона, кросс-клееная древесина является« непроверенным материалом, который представляет собой серьезную пожарную опасность, особенно в высотном строительстве. «Помимо опасений по поводу вырубки лесов, группа заявляет, что спринклеры неэффективны для предотвращения распространения пожаров по деревянным зданиям. Они также ссылаются на исследования, предполагающие, что открытые панели CLT могут привести к« повторному возгоранию и повторному росту »пожаров.

Сторонники массового производства древесины, однако, утверждают, что это не только безопасно, но и предпочтительно, поскольку древесина горит более предсказуемо.

Исследования также показали, что пол из CLT толщиной семь дюймов имеет огнестойкость в течение двух часов, что, по словам лесного департамента Министерства сельского хозяйства США, «решит проблемы с огнестойкостью деревянных зданий и поможет вывести их на новый уровень. » С другой стороны, сталь подвержена внезапному обрушению, сказал Эльгсаас. При определенных температурах он может «потерять несущую способность и превратиться в спагетти».»

Главная башня культурного центра Сара в Скеллефтео, Швеция, станет одной из самых высоких массивных деревянных конструкций в мире, когда она откроется в 2021 году. Кредит: White Arkitekter

Green сравнивает массивную древесину с большим бревном, поставленным на костер. — он загорается не сразу, а когда загорается, он горит медленно.

«В случае большого катастрофического пожара, как правило, если вы попросите пожарных войти в тяжелое деревянное здание, а не в стальное, они бы предпочли (первое) «, — сказал он.«Потому что, хотя балки обуглены, они могут быстро определить, сколько обугливания и, следовательно, сколько остатков древесины».

Нормы неизменно отстают от технологий, добавил Эльгсаас, поскольку каждая завершенная вышка помогает снизить озабоченность по поводу эффективности и безопасности.

«Чем больше мы увидим зданий, выходящих за рамки, тем легче будет предложить новые строительные нормы и правила и поднять планку того, что возможно», — сказал он.

Смена культуры

С изменениями в регулировании произойдет трансформация культурного отношения к древесине, утверждает Грин.Хотя переход к деревянной архитектуре может представлять собой наиболее фундаментальное изменение в том, как мы строим небоскребы с начала 20-го века, в местах с давними традициями деревянных зданий, таких как Северная Европа или Северная Америка, это может быть не революция, а скорее возрождение. .

«Раньше мы строили большие, гигантские деревянные здания в Северной Америке и по всему миру, но мы действительно остановились, когда появился бетон», — объяснил Грин, добавив, что пожары в больших городах ослабили энтузиазм по поводу материала.В 1840-х годах, когда был изобретен железобетон, Нью-Йорк, Питтсбург, Сент-Луис и Торонто были опустошены пожарами, которые быстро распространились по плотно застроенным деревянным каркасным домам.

«Были пожары в больших городах, и мы, естественно, сказали:« Что ж, давайте больше не будем строить из горючих материалов »(…) Мы знали, что можем построить эти большие здания, но просто перестали об этом говорить».

Видео по теме: Национальный стадион Японии с деревянной крышей открывается в преддверии Олимпийских игр в Токио-2020

В гиперсовременных городах с небольшой историей строительства из дерева, таких как Шэньчжэнь или Дубай, например, его возвращение может быть ограниченным энтузиазмом.Грин утверждал, что завоевание девелоперов и архитекторов должно быть связано с тем, что он считает конструктивными преимуществами древесины.

«Переосмысление представлений о том, что такое современность, какими должны быть формы, что делает людей более комфортными и что улучшает качество пространства, должно быть связано с человеческими проблемами — меньше стресса, быть здоровее, продуктивнее. , учиться быстрее «, — сказал он. «Это должны быть определяющие принципы хорошего дизайна».

Исследования показали, что пребывание в органической среде может иметь ряд преимуществ для здоровья.Например, австрийское исследование 2010 года показало, что учащиеся в деревянных классах расслаблялись и спали лучше, чем в классах, построенных с использованием традиционных материалов.

Эльгсаас также свидетельствует о психологической пользе древесины. Он описывает открытые деревянные колонны Mjøstårnet с их органичным внешним видом и разным рисунком текстуры, как обладающие определенным характером, которого невозможно достичь с помощью однородного бетона.

«Люди, живущие, живущие и работающие там, говорят, что в некотором смысле здесь намного чище», — сказал он.

Проблемы впереди

Несмотря на растущий энтузиазм в отношении деревянных многоэтажек, долгосрочные экологические проблемы остаются. С одной стороны, если массовая древесина должна обеспечить предполагаемую экономию углерода, используемые деревья должны быть получены из устойчивых лесов, сказал Олдфилд из UNSW.

«Если CLT станет для нас основным строительным материалом в следующие 30 лет, нам нужно начать сажать деревья прямо сейчас», — добавил он. «Мы посмотрели, сколько древесины нам понадобится, если, скажем, к 2050 году 30% новых зданий будут из CLT — и мы говорим о выращивании совершенно нового леса площадью 100 на 100 километров.

«И есть большие вопросы о том, стоит ли вообще строить такие леса, поскольку они монокультурны, тогда как естественные леса обладают биоразнообразием».

Японская компания Sumitomo Forestry планирует потратить 600 миллиардов иен (5,6 миллиарда долларов) на строительство деревянного небоскреба высотой 1148 футов в 2041 году, чтобы отметить свое 350-летие. Предоставлено: Sumitomo Forestry Co., Ltd.

Исследование Олдфилда также поднимает еще один долгосрочный вопрос, требующий ответа: что происходит с улавливаемым углеродом, когда здание в конечном итоге разрушается, даже если это происходит десятилетия или века спустя? И сводит ли это на нет преимущества использования материала в первую очередь?

«Если вы закопаете деревянные элементы, и они разложатся — или если вы сожжете здание в конце его срока службы — вы выбросите этот углекислый газ обратно в атмосферу», — сказал он.

На решение этих вопросов придут годы и десятилетия. На данный момент, однако, похоже, что экономные разработчики рассматривают множество возможностей материала. Архитектор Эльгсаас сказал, что древесина лучше всего подходит для Mjøstårnet, но он не знает, как можно построить небоскребы будущего.

«Я не принимаю чью-то сторону — я не сторонник дерева или бетона», — сказал он. «Я думаю, что очень важно использовать правильный материал для правильной работы».

В эту статью добавлены подробные сведения о проекте Sidewalk Labs в Торонто.

Приготовьтесь к небоскребам из дерева. (Да, Вуд)

Когда в 1965 году был построен центр Джона Хэнкока в Чикаго, ему потребовалось 5 миллионов фунтов алюминия, что примерно достаточно для производства 96 туристических автобусов. Пять лет спустя инженеры сделали Хэнкока еще лучше, когда построили Sears Tower, небоскреб высотой 1400 футов, на который было использовано более 176 миллионов фунтов стали. Чикаго всегда был городом, определяемым металлом и бетоном, но теперь новое амбициозное предложение обещает представить новый материал для горизонта Чикаго и небоскребов по всему миру: дерево.

Сегодня на участке вдоль реки Чикаго архитекторы исследуют новый вид высотных сооружений, полностью построенных из дерева. Ривер Бич Тауэр — это тонкое здание из бука, 80 этажей которого выделяют светлый силуэт на фоне темного стеклянного горизонта Чикаго. Концептуальное здание еще не построено и, возможно, никогда не будет построено. Это часть продолжающегося исследовательского проекта Кембриджского университета, архитекторов Perkins + Will и инженеров Thornton Tomasetti, цель которого — ответить на давние вопросы о том, как именно архитекторы и инженеры могут воплотить в жизнь эти массивные деревянные башни.

River Beech — лишь одна из немногих амбициозных идей, которые возникли за последние пару лет. Дизайнеры предложили схему не менее высокого деревянного небоскреба в Лондоне под названием Oakwood Tower. В Стокгольме разрабатываются проекты жилого дома высотой 436 футов — самого высокого в городе. А фирма Захи Хадид недавно выиграла заказ на строительство волнообразного деревянного футбольного стадиона в Англии.

Эра древесины официально началась, и она должна изменить внешний вид наших городов.«Я всегда считал, что каждое великое движение в архитектуре рождается на основе структурных инноваций», — говорит Майкл Грин, архитектор из Ванкувера, недавно завершивший строительство семиэтажного здания Т3 в Миннеаполисе, которое в настоящее время является самым высоким деревянным строением. в США.

Дерево, конечно, не ново. Вплоть до конца 19 века древесина оставалась основным строительным материалом. Ситуация изменилась после серии жестоких городских пожаров, прорвавших крупные американские города, продемонстрировав горючесть дерева и побудив архитекторов исследовать новые материалы, такие как сталь и бетон.Но новые инновации снова сделали древесину более привлекательной. Возьмем поперечно-клееную древесину, разновидность сверхпрочной фанеры, полученную путем склеивания различных деревянных частей в многослойный композит, который по прочности не уступает стали. Этот новый материал в сочетании с прецизионными цифровыми производственными процессами, такими как фрезерование с ЧПУ, позволяет архитекторам строить из древесины на высоте, невообразимой столетие назад. А экологические свойства делают его еще более привлекательным; Дерево действует как запирающий ящик для углекислого газа, улавливая избыток CO2 из воздуха.

Сегодня самое высокое деревянное здание в мире находится к северу от Т3 Грина, 18-этажного общежития в Ванкувере под названием Brock Commons. Здание, строительство которого планируется завершить в ближайшие пару недель, похоже на любое другое стальное или бетонное здание — квадратный прямоугольный каркас, построенный из деревянных модулей, которые соединяются вместе, как негабаритные конструкторы Lego. Но это важное доказательство того, что древесина может использоваться в больших зданиях. «Я бы посмотрел на Brock Commons как на демонстрацию использования продукта на достижимой высоте, в сжатые сроки и очень экономически жизнеспособные», — говорит Роберт Джексон, инженер-конструктор Fast + Epp, который работал над проектом.

Майкл Рэймидж, глава Центра инноваций в области природных материалов Кембриджского университета и ведущий инженер башен River Beech в Чикаго и Oakwood Tower в Лондоне, говорит, что Brock Commons представляет собой первый шаг к открытию уникального потенциала древесины. «Существует история замены материалов, которую вы можете отслеживать каждый раз, когда мы меняем основной строительный материал, — говорит он. — Мы копируем предыдущий материал, пока не освоим новый». Так произошло с железом, сталью и бетоном. В конце концов, полагает Рэймидж, архитекторы воспользуются уникальными свойствами дерева, чтобы придумывать новые интригующие формы.

Строительство 35-этажного деревянного небоскреба Sidewalk Labs может сократить расходы на жилье на

.

Одна из центральных идей плана Sidewalk Labs по строительству высокотехнологичного района в Торонто состоит в том, чтобы десятки серийных деревянных башен возвышались над бывшей промышленной набережной. Теперь команда дизайнеров проекта заявляет, что может построить полностью деревянную конструкцию высотой в 35 этажей, что почти вдвое превышает высоту любого строящегося сегодня массового деревянного здания.

Массовая древесина является основным компонентом 1 доллара, принадлежащего Google.3-миллиардное видение Sidewalk Toronto, совершенно нового доступного и устойчивого сообщества, предназначенного для тестирования инноваций, которые можно использовать в других городах. Помимо использования возобновляемых, привлекательных, экологически чистых материалов во многих конструкциях в застройке площадью 12 акров, предложение включает строительство завода поблизости, чтобы запустить производственный процесс.

С прошлого года команда Sidewalk Labs, в которую входят известный архитектор по массовому дереву Майкл Грин, всемирная архитектурная фирма Gensler и другие инженеры и консультанты, работает над тем, как именно эти деревянные здания проявят себя в развитии Торонто.Команда разработала «цифровое доказательство концепции», которое они назвали Proto-Model X или PMX.

В то время как распространение массового деревянного строительства привело к появлению множества красивых башен в Европе, этот материал медленнее прижился в Северной Америке. Несколько башен средней высоты было построено на северо-западе США и в Ванкувере, но многие из них так и не были реализованы. Отчасти это связано с местными строительными нормами, которые не учитывают строительные инновации.(В 2018 году Орегон был первым штатом, разрешившим строительство деревянных башен высотой более шести этажей без специального разрешения.)

Но одна из основных проблем заключается в том, что считается, что массивная древесина имеет ограничения по высоте, а именно, материал настолько легкий и настолько гибкий, что архитекторы более высоких массивных деревянных зданий часто выбирают сталь или бетон в качестве ключевых структурных элементов. Дом с террасой, спроектированный Сигеру Баном в Ванкувере, объявлен «самым высоким» 19-этажным деревянным зданием в мире, имеет бетонный и стальной сердечник.Это увеличивает стоимость, а также увеличивает выбросы углекислого газа.

Для массовых деревянных башен высотой более 20 этажей такая гибридизация казалась неизбежной. SOM, например, в 2013 году опубликовал исследование теоретического 40-этажного массового деревянного здания с использованием железобетонных швов. 23-этажная деревянная башня, строящаяся в Милуоки, фактически возводится на пятиэтажном бетонном подиуме, построенном традиционным способом.

Но команда Sidewalk Labs хотела изучить решение «из чистой древесины» и в итоге заимствовала технику из традиционного строительства высотных зданий — раму с поперечными распорками, сделанную из балок из перекрестно-ламинированной древесины (или CLT), которая создала бы ромбовидная опорная система, которую можно увидеть на фасаде многих небоскребов.Поскольку все опоры будут внешними, это также освободит больше места для проживания или работы внутри здания. Исследовательский проект Перкинса и Уилла «Ривер Бич» предлагает аналогичную диаграммную структуру при изучении возможности строительства 80-этажной башни из массивной древесины для Чикаго.

Вторая задача — стабилизировать высокое деревянное здание — была более сложной. Все высокие здания колеблются, но конструкция PMX с деревянным каркасом могла заставить его раскачиваться настолько, что люди на верхних этажах заболели.Тогда башне понадобится еще один традиционный элемент небоскреба, известный как настроенный массовый демпфер, гигантский противовес, подвешенный на пружинах наверху конструкции, который не дает зданию слишком сильно раскачиваться. К сожалению, древесина не обладает необходимой плотностью, поэтому массовый демпфер PMX будет сделан из стали, что было единственной конструктивной уступкой недревесных конструкций, которую сделали дизайнеры.

В рамках объявления Sidewalk Toronto в июне прошлого года генеральный директор Sidewalk Labs Дэн Докторофф сказал, что использование массивной древесины может снизить стоимость строительства на 20 процентов — экономию, которая затем может быть передана жителям.«Влияние этого на доступность может быть действительно серьезным», — сказал он. «Мы действительно считаем, что это может быть моделью для инклюзивного роста».

Разработка более доступного метода строительства жилой архитектуры может быть полезной для отдельного проекта Google: инвестиции в размере 1 миллиарда долларов на строительство 20 000 новых домов на территории кампуса в Маунтин-Вью, штат Калифорния или рядом с ним, чтобы помочь решить проблему нехватки жилья в штате.

На раннем рендеринге Sidewalk Toronto были выделены 12-этажные деревянные башни как часть его обязательства по обеспечению устойчивости. Тротуарные лаборатории

Однако для того, чтобы зафиксировать любую экономию затрат, Sidewalk Labs должна сначала разработать и оптимизировать то, что по сути является совершенно новым методом строительства. Это будет включать создание модульной системы, которая дешевле и быстрее, чем дорогостоящие углеродоемкие операции по заливке бетона и стальному каркасу, а также решение проблемы нехватки рабочей силы в строительстве по всей стране, из-за которой строительство практически всех типов жилья становится дороже.

Итак, дизайнеры думают о том, как наиболее эффективно производить сборные элементы, которые можно собирать вместе, как кирпичи Lego, на месте, от панелей пола, которые могут скрывать трубы и провода, до конструкций внешней облицовки, которые позволяют индивидуализировать отличительную, а иногда и красочную настройку.

За последние шесть месяцев массовая лесная промышленность в США добилась больших успехов. После того, как в прошлом году компания Sidewalk Labs сделала свое объявление, стартап Katerra открыл в Вашингтоне крупнейший в Северной Америке завод по производству древесины для массового производства, что дало возможность хорошо понять, как может работать собственное предприятие Sidewalk Labs по производству древесины. (Katerra также приобрела Michael Green Architecture в 2018 году.) Завод в долине Спокан закупает древесину, выращенную в сертифицированных местных лесах, и во многом обязан своей эффективностью использованию искусственного интеллекта для анализа и сортировки необработанной древесины. -связанная компания для оптимизации.

Приближается эра деревянных небоскребов

В Ванкуверском университете Британской Колумбии дом Brock Commons Tallwood House, обшитый гладким светлым деревом, выделяется среди соседних серых бетонных башен. Этот поразительный фасад — не просто эстетический выбор. Когда он открылся в 2017 году, 18-этажный общежитий был самым высоким деревянным зданием в мире. Возведенное из сборных элементов всего за 70 дней, оно было быстрее и дешевле, чем обычное здание.Более того, его материал сэкономил более 2400 метрических тонн выбросов углерода.

Brock Commons нарушает вековые нормы высотного строительства. С самого начала эпохи небоскребов цемент, бетон и сталь формировали наши вертикальные городские сферы. Но экологические последствия применения этих материалов привели некоторых представителей строительной отрасли к использованию древесины, материала, который становится все более экологичным и с каждым технологическим скачком становится все более жизнеспособным вариантом для крупномасштабных проектов.

Brock Commons Tallwood House был построен из сборных деревянных элементов всего за 70 дней.Предоставлено: UBC

. Сторонники деревянного строительства утверждают, что оно отрицательно по выбросам углерода, поскольку эффективно улавливает углекислый газ, улавливаемый деревьями, и фиксирует его в зданиях, которые оно поддерживает. Но у деревянного строительства есть свои проблемы. Только в последние несколько лет он начал проявлять себя, движимый волной государственных стимулов, сдерживаемым спросом и технологическим прогрессом.

Новые технологии, развивающиеся коды

Строительство — одна из самых разрушительных для окружающей среды сил в мире, на которую приходится почти 40 процентов глобальных выбросов.А излюбленный материал отрасли, бетон, возможно, является наименее экологичным. Производство бетона вызывает до восьми процентов мировых выбросов. Он также потребляет много песка — исчезающего ресурса — поглощая от 40 до 50 миллиардов тонн ежегодно.

Изображение скелета Брока Коммонса. Фото: UBC

Снижение зависимости от бетона означало бы крупную победу в борьбе с изменением климата, но проблемы огромны: за последние 30 лет мировое производство бетона увеличилось в четыре раза.Это основа, на которой строится мировой бум урбанизации. Один только Китай каждые два года заливает больше бетона, чем США за весь ХХ век.

Но такие здания, как Brock Commons, указывают на зарождающееся изменение курса. В прошлом году группа ученых Йельского университета предположила, что дерево может в значительной степени заменить бетон и сталь в строительстве. В исследовательской работе под названием Buildings as a Global Sinks они рассматривают различные сценарии, самый амбициозный из которых показывает, что к 2050 году 90 процентов всех новых зданий могут быть построены из дерева.Они обнаружили, что это предотвратит выброс в атмосферу до 75 гигатонн CO2 — вдвое больше, чем мир производит за год за счет сжигания угля, нефти и газа.

Woodcube, построенный в 2013 году, был первым пятиэтажным деревянным зданием в Европе. Предоставлено: Войтек Гурак / Flickr

. Эти результаты представляют собой теоретически возможное, а не то, что может произойти. Но они подчеркивают огромный потенциал древесины для озеленения строительной отрасли. Маттиас Корфф, управляющий директор DeepGreen Development в Гамбурге, Германия, уже много лет использует древесину в крупных зданиях.Для Международной строительной выставки в Гамбурге в 2013 году он построил Woodcube, первое пятиэтажное деревянное здание в Европе. Он был построен полностью без клея и химикатов — стены скреплены дюбелями из бука — и из-за своей плотности может выдерживать огонь в 1000 градусов по Цельсию в течение более пяти часов.

Раздавлены негативными новостями?

Подпишитесь на рассылку новостей Reasons to be Che Веселые.

Корфф страстно говорит о потенциале деревянного строительства в стабилизации климата.«Каждый кубический метр древесины, заменяющий другие строительные материалы, снижает выбросы CO2 при производстве здания в среднем на 1,1 [метрических] тонны», — говорит он. Кроме того, говорит Корфф, 0,9 метрических тонны CO2 связаны с древесиной, которые поглощаются из атмосферы деревом, из которого он образовался. Согласно этому расчету, на кубический метр используемой древесины экономятся две метрические тонны CO2.

Чем больше появляется деревянных построек, тем легче становится процесс. Предоставлено: UBC

Korff в настоящее время планирует строительство восьмиэтажного здания и комплекса для пожилых людей, оба из которых сделаны из дерева.Они присоединятся к растущему списку проектов деревянного строительства в Гамбурге, включая 18-этажный жилой дом и большой жилой комплекс. Эти проекты извлекают выгоду из политики деревянного строительства, недавно принятой городом, — таких стимулов, как 30-процентная субсидия на килограмм древесины, используемой в строительстве. У Мюнхена и Фрайбурга есть аналогичные стимулы, а Берлин, который скоро откроет землю для строительства самого высокого деревянного здания в стране, недавно скорректировал свои строительные нормы и правила, разрешив крупномасштабные деревянные конструкции.

Эти местные стимулы основаны на «Хартии древесины 2.0» Германии, которая поощряет использование экологически чистой древесины в различных контекстах для помощи в борьбе с изменением климата. В хартии утверждается, что «последовательное использование древесины в качестве замены энергоемких материалов, которые оказывают вредное воздействие на CO2, может внести значительный вклад в сокращение выбросов парниковых газов».

Общественная территория в Брок Коммонс Таллвуд Хаус. По расчетам одного строителя, на каждый кубический метр древесины, которая используется вместо обычного строительного материала, экономится две метрических тонны CO2.Предоставлено: UBC

. Такая политика является ключом к тому, чтобы помочь строительной отрасли перейти на более экологичные материалы. Когда был построен Brock Commons, максимальная высота деревянных зданий в Британской Колумбии составляла шесть этажей. (Застройщик получил исключение из этого кодекса.) Вскоре после этого в соответствии с поправкой 2020 года к Национальному строительному кодексу Канады высота деревянных зданий была увеличена вдвое до 12 этажей. Есть основания ожидать, что это может привести к буму деревянного строительства по всей стране. Еще в 2015 году, когда кодекс был пересмотрен и разрешил шестиэтажные деревянные здания, по всей стране было построено около 500 средних деревянных домов.

Исследование, проведенное учеными Йельского университета, показало, что к 2050 году 90 процентов всех новых зданий могут быть построены из дерева. Фото: UBC

Эти политические изменения и последовавший за ними рост спроса послужили толчком к разработке нового поколения инновационной древесины. строительные изделия на основе, такие как поперечно-клееный брус, панели и балки. Эти компоненты, предварительно изготовленные на заводе, снижают стоимость, шум и загрязнение на строительных площадках. И чем больше появляется деревянных построек, тем легче становится процесс.Когда, например, Корф построил Woodcube, ему пришлось придумать, как сделать здание огнестойким и прочным, потому что в Германии не было правил, разъясняющих, как это сделать с высоким деревянным зданием. Теперь есть.

В соответствии с поправкой к Национальному строительному кодексу Канады от 2020 года высота деревянных зданий увеличилась вдвое до 12 этажей. Есть основания ожидать, что это может привести к буму деревянного строительства по всей стране. Предоставлено: UBC

Вырубка лесов не вызывает беспокойства — в Германии, как и в Европе в целом, запасы лесов растут, и правительство осторожно предотвращает ввоз нелегальной и неустойчивой древесины.«К 2042 году ежегодно будет вырубаться около 78,2 миллиона кубометров необработанной древесины», — говорит Корфф. «Всего восьми процентов от этой суммы было бы достаточно, чтобы построить весь объем нового жилого строительства из массива дерева». Даже если бы 90 процентов всех новых зданий были построены из дерева, как утверждают исследователи из Йельского университета в своей гипотезе, такой объем древесины можно было бы легко производить в устойчиво управляемых лесах. В комплексе для пожилых людей Корфф сделал еще один шаг, включив в дизайн древесные отходы.«Это глубокий, темно-зеленый проект», — говорит он.

Mjøstårne ​​Voll Arkitekter в Норвегии становится самым высоким деревянным зданием в мире

Mjøstårnet Voll Arkitekter в Брумунддале, Норвегия, было признано самым высоким деревянным зданием в мире Советом по высотным зданиям и городской среде обитания.

Башня высотой 85,4 метра была построена из поперечно-клееной древесины (CLT) — новаторского материала, который позволяет архитекторам строить высокие здания из экологически чистой древесины.

Он получил титул самого высокого деревянного здания в мире благодаря 53-метровому дому Brock Commons Tallwood House в Ванкувере, который имеет гибридную структуру из дерева и бетона.Деревья в Бергене, Норвегия, высотой 49 метров, были самым высоким деревянным зданием до завершения строительства Мьёсторнета в марте 2019 года.

18-этажное здание Mjøstårnet — самое высокое деревянное здание в мире.

Mjøstårnet, третье по высоте здание в стране, было спроектировано норвежской практикой Voll Arkitekter для AB Invest. В 18-этажном многофункциональном здании расположены апартаменты, гостиница «Вуд», бассейн, офисные помещения и ресторан

.

Специалист по древесине Moelven Limitre установил деревянную конструкцию здания, в том числе лифтовые шахты, полностью сделанные из CLT, и колонны из клееного бруса (клееный брус).Клееный брус изготавливается из дерева, которое строгается, а затем склеивается для образования колонн или балок, и его можно использовать вместо бетонных или стальных элементов.

Высотные дома из перекрестно-клееного бруса представляют собой экологичную альтернативу углеродистому бетону и стали.

Mjøstårnet был построен в четыре этажа одновременно за пять этапов строительства. Для подъема сборных секций и плит перекрытия на место использовались внутренние леса и большой кран.

Поскольку Брумунддал — это регион в Норвегии с крупным лесным хозяйством и деревообрабатывающей промышленностью, материалы были закуплены на месте.

«Если городское уплотнение неизбежно, пусть это будет сделано из материала, который нас радует»

CLT и клееный брус достаточно прочны, чтобы выдерживать большие нагрузки, а использование древесины означает, что углерод, поглощаемый деревьями из атмосферы, навсегда удерживается в конструкции.

Совет по высотным зданиям и городской среде обитания (CTBUH) недавно пересмотрел свои руководящие принципы, признав древесину конструкционным материалом, в ответ на то, что он назвал «скачком» числа высоких деревянных зданий во всем мире.