Сколько весит ваше здание мистер фостер: Смотреть онлайн фильм Сколько весит ваше здание, мистер Фостер? бесплатно в хорошем качестве

Конкурс: три пары билетов, сколько весит ваше здание, мистер Фостер? быть выигранным

Конкурс: три пары билетов, сколько весит ваше здание, мистер Фостер? быть выигранным

Мы объединились с архитекторами Foster + Partners, чтобы предложить читателям шанс выиграть одну из трех пар билетов, чтобы посмотреть документальный фильм «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер? в ICA в Лондоне в субботу, 29 января.

Премьера документального фильма о жизни и творчестве архитектора Нормана Фостера состоялась в феврале в Берлине (см. Нашу историю здесь), а также рассказывает о происхождении и работе Фостера над такими проектами, как Swiss Re Tower в Лондоне, Рейхстаг в Берлине и здание Херста в Нью-Йорк.

Фильм был написан и рассказан директором Музея дизайна и критиком Деяном Суджичем, а режиссер Норберто Лопес-Амадо и Карлос Каркас.

У нас есть три пары билетов на 8.45 вечера в субботу, чтобы раздать.

Этот конкурс уже закрыт.

Пять победителей будут выбраны случайным образом и уведомлены по электронной почте. Имена победителей будут опубликованы в будущем выпуске нашего информационного бюллетеня Dezeenmail и в нижней части этой страницы. Соревнования Dezeen являются международными, и заявки принимаются от читателей в любой стране.

Читайте нашу политику конфиденциальности здесь .

Подпишитесь на нашу рассылку, получайте наш канал RSS или следите за нами в Twitter, чтобы узнать подробности будущих конкурсов.

Кроме того, британские дистрибьюторы Dogwoof проводят конкурс, чтобы выиграть подписанную литографию Нормана Фостера на своей странице в Facebook. Вход здесь.

Изображения являются собственностью Валентина Альварес.

Вот еще немного информации о фильме от Foster + Partners:

Британский релиз «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?»

Премьера фильма «Сколько стоит ваше здание, мистер Фостер?» Состоится в кинотеатре Института современного искусства (ICA) в Лондоне в среду, 26 января, и выйдет в свет в ICA с пятницы, 28 января, перед поездкой по стране.

Это первый художественный фильм о Нормане Фостере и начало серии постановок комиссаров по искусству, в которых рассказывается о ключевых фигурах искусства и культуры в XXI веке.

Прослеживая карьеру лорда Фостера, начиная с его детства в Манчестере и заканчивая мировой практикой, которую он основал и возглавляет, документальный фильм рассматривает его архитектуру, почему это важно и как трудно это делать хорошо.

В фильме впервые используется кинематограф, чтобы запечатлеть впечатляющий масштаб таких проектов, как виадук Мийо, Пекинский аэропорт и Swiss Re, на большом экране.

НАСТАЛО ВРЕМЯ ДЛЯ РЕАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ

Ллойд Олтер (Lloyd Alter) трудился архитектором, девелопером, изобретателем и продавцом домов фабричного производства. Сейчас он адъюнкт-профессор, преподаёт конструирование в Школе дизайна интерьеров Университета Райерсона в провинции Онтарио, Канада. Более десятка лет он пишет для различных изданий, начиная с газеты Guardian и до Treehugger, Azure и Corporate Knights. Пишет на тему зелёной экологической архитектуры главным образом. И всё то, что он наблюдает в этой области в минувшие годы, заставило его выступить со своего рода манифестом, который мы воспроизводим с минимальными сокращениями.

Я пишу для Treehugger много лет, и, возможно, я устал и слегка разочаровался. Поэтому я решил сформулировать для себя некоторые правила на 2018 год, которые будут определять, что я намерен описывать и какими глазами буду на это смотреть.

Я надеюсь отделить то, что причудливо и модно, от того, что действительно устойчивое и зелёное, что действительно важно, если мы собираемся строить чистый низкоуглеродный мир.

1. Ни слова про небоскрёбы с лесом на балконах: пускай сперва предъявят расчёты

Этого джинна выпустил из бутылки Стефано Боэри, и у всех просто снесло крышу. Даже в знойном Дубае здания будут сплошь в деревьях, которые якобы поглощают в огромных количествах CO2 и поставляют кислород и влагу жителям дома. Я занялся математикой и установил, что среднестатистическое дерево будет всасывать 6 кг углекислого газа в год. Производство килограмма цемента генерирует килограмм CO2, а в бетоне около 10 процентов цемента. Значит, 10 кг бетона дают 1 кг CO2, не считая тот углекислый газ, который выделяется при добыче и транспортировке песка и прочих наполнителей, составляет остальные 90 процентов бетона. Кубометр бетона весит примерно 2500 кг без арматуры. Поэтому, если для поддержки веса этого дерева и грунта или иных систем жизнеобеспечения потребуются только добавочные полкубометра бетона, то дереву сперва понадобится 20 лет, чтобы погасить углеродную задолженность бетона, который произведён, чтобы оно тут стояло, а уж затем…

Конечно, у деревьев и растений на зданиях масса других достоинств. Они красиво выглядят и поднимают настроение, они обеспечивает среду обитания для других существ, они очищают воздух от пыли и экранируют шум. Но не будем притворяться, что речь идёт об экоустойчивости и парниковых газах, если вы не предъявите мне доказательства. Так что в 2018 году я намерен каждый раз настаивать: покажите мне ваши расчёты, а потом поговорим.

2. Новая деревянная башня? Лучше ей быть из сертифицированной древесины

Сооружение высотных домов из дерева – ключевая архитектурная тенденция десятилетия, поскольку логика строительства с применением возобновляемого ресурса, который ещё и связывает углерод, становится все более очевидной. В большинстве новых технологий деревообработки используется древесина деревьев хвойных пород. Они быстро растут, а расширение использования древесины способно расшевелить экономику государств и отдалённых районов, где лесное хозяйство может создавать новые рабочие места.

Но если лесозаготовки не будут организованы по правилам устойчивости, результатом может стать обезлесение, уничтожение естественных мест обитания фауны и загрязнение рек. Если значительная часть древесины останется гнить, это может свести на нет многие преимущества деревянного строительства.

Мы обязаны не только знать, из чего строится здание, но и быть уверены, что дерево для строительства было экологически устойчиво выращено и спилено. Вот для чего существуют системы сертификации, такие как FSC, SFI и CSA, которые устанавливают стандарты отрасли и подтверждают их соблюдение. Некоторые производители таких стройматериалов, как кросс-ламинированная древесина (CLT), используют сертифицированную древесину. Например, Structurlam объявила, что теперь она является частью стандарта SFI. Но многие стараются не упоминать, откуда родом их древесина.

Строительство из древесины – огромный экологический шаг вперёд, но он может обернуться катастрофой для лесов, если мы не будем осторожны. В 2018 году я откажусь писать о деревянном здании, если только не буду уверен, откуда и как попал на стройплощадку лес.

3. Очередной микродом? И где же он запаркован?

Я когда-то рассказывал, как потерпел неудачу в качестве предпринимателя по продаже микродомов; вот почему я теперь писатель. Основная проблема заключалась в том, что микродома не считаются по закону постоянным жилищем. Они рассматриваются лишь как разновидность recreational vehicle (RV) то есть туристического транспортного средства, типа каравана. Это то, что у айтишников зовётся «клудж»: решение на скорую руку, небрежное и некачественное. Это метод надуть правила организации жилых пространств и строительные нормы, в том числе нормы безопасности.

Правила постепенно меняются, нормативы уточняются, но крошечные дома по-прежнему не являются законными во многих странах. Многие микродома, придуманные дилетантами-энтузиастами, по-прежнему остаются огненными ловушками с пластиковыми чердаками, откуда не спастись никакими способами и где нет даже достаточно большого окна (потому что для окон не осталось места), чтобы выпрыгнуть из этой мышеловки в экстренной ситуации. Они обходят законы и поэтому не могут рассматриваться в качестве разумного решения проблемы жилья для значительного числа людей.

Вот почему я решил не писать в этом году о фанерных ящиках на колёсах, про которые никто не говорит, на какой стоянке они прячутся и куда выбрасывают свои бытовые отходы.

4. Сколько весит ваша машина, мистер Маск?

Американский архитектор и учёный Ричард Бакминстер Фуллер (Richard Buckminster Fuller) когда-то классно поставил в тупик будущую архитектурную суперзвезду, спросив: «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?». Это был удивительный вопрос, потому что люди обычно не слишком задумываются о том, сколько весит здание. Но старина Баки понимал, какая уйма энергии тратится на изготовление стройматериалов, и насколько важно было делать здания легче, чтобы использовать минимум стройматериалов.

Теперь, когда мы входим в эпоху электромобилей, пришло время вернуться к этому вопросу. Каждый килограмм автомобиля, выехавший на дорогу, нуждается в электроэнергии, чтобы толкать его. Чем больше масса, тем больше батарей и тем больше энергии требуется для их зарядки. Полная масса Tesla X с нагрузкой – почти 2 тонны, а пикапа и того больше.

За год до того, как я поступил в архитектурную школу, я ездил на велосипеде из Торонто в Ванкувер и учился на собственном опыте. Я осознал, что любая вещь чего-то весит, и каждый грамм имеет значение. Поэтому и в архитектуре я всегда склоняюсь к решениям лёгким, простым и минимальным. Вот почему я предпочитаю ELF, а не Tesla, и почему я думаю, что разработка и продвижение лёгких электрических скутеров – более важное занятие, чем воспевание электромобилей. О скутерах я и буду писать в этом году.

5. Хватит с нас Бьярке Ингельса

В 2015 году я был в Дании по приглашению некоммерческой организации INDEX: Design to Improve Life, и мы посетили стройплощадку феноменального нового морского музея. Его спроектировал прославленный «стархитектор» Бьярке Ингельс (Bjarke Ingels), и объект был жемчужиной нашего турне. Но я тогда ещё подумал, что это кошмар с точки зрения устойчивого строительства, и написал в TreeHugger, что попал в зону бедствия. Когда я очутился на площадке год спустя, здание было ещё в лесах, и смахивало на то, что главная рампа здесь опять переделываются.

Потом я увидел проект небоскрёба Via West 57 в Нью-Йорке, я подумал: «Чёрт возьми, а как они собираются спасаться от ливней?

Вся конструкция состоит из наклонных рядов балконов выше и выше, и вы не можете просто сбрасывать воду по стокам вниз из-за этих склонов, поэтому неизбежна сложная внутренняя дренажная система. Потребуются изоляция, мембраны, трубы, коллекторы, сифоны: каждый балкон должен быть устроен как автономная душевая кабинка. Это же жуткая головная боль!»

А когда я посмотрел на дизайн Telus Sky, нового здания Ингельса для Калгари –города, где частенько бывает весьма холодно, – я изумился, что проектировщики принялись наращивать площадь наружных поверхностей здания, в том числе за счёт открытых небу террас над обитаемыми зонами.

А ведь любой студент-архитектор понимает, что хотя это великолепно с эстетической точки зрения, с энергетической это тепловой кошмар.

Даже его новейший мусоросжигательный завод в Копенгагене выглядит так, словно мероприятия по сбору влаги здесь спроектированы в подземельях, где вода перетекает из одного гигантского «кирпича» из нержавеющей стали в другой. Одна из характеристик устойчивого проектирования – расчёт на длительную и минимально затратную эксплуатацию.

Тем не менее, я ещё не встречал здания Бьярке Ингельса, которое не казалось бы мне кошмаром для эксплуатантов. Но Бьярке не беспокоят такие мелочи. Он изобретает колесо почти в каждом новом проекте. Это одна из причин, по которой главный пандус его Морского музея в Копенгагене, похоже, держится на клейкой ленте. Он творит новый мир, новую архитектуру, и это вдохновляет его, всё круто и прикольно, и он наслаждается каждым моментом такого творчества. Но я не убеждён, что всё это будет «хорошо носиться», что его творения устойчивы в истинном значении этого слова. Я полагаю, что каждый раз, когда вы изобретаете свой велосипед, он имеет тенденцию выходить из строя раньше, чем вы ждали.

Так вот, в этом году я решил не вскрикивать «Ах, Бьярке!» над каждым его новым проектом, невзирая на то, насколько инновационным и ошеломляющим он выглядит. Я вернусь к ним лет через десять и посмотрю, в каком он состояниии.

Хватит впадать в щенячий восторг над каждым новым культовым объектом, будь то очередная Tesla или супер-пупер небоскрёб, от которого останавливается дыхание. Настало время для реальной устойчивости.

«Экономический кризис ведет к расцвету архитектуры!»

Он превратил архитектуру в современное искусство, основательно переписав ее правила. Перепроектировал рейхстаг, водрузив на него стеклянный купол, но сохранив матерные «граффити» русских солдат. Поставил в центре Лондона удивительный яйцевидный небоскреб и построил самое большое на сегодняшний день здание в мире — Пекинский аэропорт, сверху имеющий формы дракона. В числе его достижений — лондонский стадион Уэмбли, международный аэропорт Гонконга, небоскреб Херста в Нью-Йорке и построенный во Франции виадук Millau — самый высокий мост в мире (его центральная колонна превосходит по высоте Эйфелеву башню). А еще — здания университетов, больниц, музеев, заводов, школ и целые городские кварталы, уже возведенные или возводимые в данный момент едва ли не на всех континентах — от Аргентины до Индии. А в Абу-Даби он работает над сооружением экологически чистого «мини-города нового поколения»: он будет стоять на 7-метровом подиуме, под которым будут курсировать электроавтомобили. Но на этом книга персональных рекордов Нормана Фостера отнюдь не заканчивается. Он победил рак кишечника и к своим 75 годам совершил полеты на 75 самолетах: лорд Фостер — заядлый пилот.

Испанские режиссеры Норберто Лопес Амадо и Карлос Каркас сняли про самого известного архитектора мира интереснейший документальный блокбастер под названием «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?». Когда смотришь на спроектированные Фостером небоскребы, и вправду складывается ощущение, что они невесомы. «Сдаваться я не намерен!» — Сэр Норман, что привело вас в кино? — Участие в этом фильме не было в числе моих приоритетных дел. Но моя жена, ставшая одним из продюсеров картины, обладает магическим даром убеждения. — Невозможно не задать вам вопрос, вынесенный в название картины: сколько же весят ваши здания? — Спроектированный мной центр визуальных искусств в Сэйнсбери весит всего 5619 тонн. Сравните с Эмпайр Стейт Билдинг — оно весит 370 тысяч тонн. Думаю, что в сегодняшнем мире мы должны добиваться большего путем самоограничений. — Вы рассказали в фильме о самом ужасном моменте своей жизни — когда доктора сообщили, что жить вам осталось несколько месяцев. — Это было 10 лет назад. Намерения сдаваться у меня не было ни тогда, ни сейчас. Ведь у меня столько дел, обязательств! На следующий день после того как я узнал свой диагноз, мне нужно было лететь в Барселону. И я полетел! А еще купил себе гоночный велосипед. Тур де Франс я, конечно, не выиграл, но с тех пор принимаю участие в велосипедных марафонах. — А о самом счастливом моменте жизни можете рассказать? — Такие моменты обычно в словах не нуждаются. Как тот, который показан в фильме, — когда мы с моим маленьким сыном запускаем в бассейне модель яхты. Невооруженным взглядом видно, насколько счастлив я в эту минуту. И в профессиональном плане я счастлив. Обожаю то, чем я занимаюсь! Обожаю жизнь, получаю удовольствие от путешествий, вина, еды. Воспринимаю жизнь такой, какая она есть, и считаю себя счастливцем.

«Российские проекты отложены, но не забыты» — Какое из ваших сооружений нравится вам самому больше всего? — То, которое я сейчас строю! Но очень люблю здание Гонконгского и Шанхайского банка, построенного в 1986 году. Считаю, что к числу лучших проектов относится и метро в Бильбао. Оно стало уникальной частью этого города, соединило подземную транспортную систему с миром наверху. Думаю, что инфраструктура города важнее, чем любое отдельное здание. Способ передвижения из одного района в другой, качество этих передвижений крайне важны. — Вы считаете себя художником в архитектуре? — Это само собой разумеется. Как и то, что эстетическое впечатление от моих работ должно увеличивать их достоинства, каким-то образом воздействуя на дух, настроение человека. Создание, завоевание, поиск красоты — вот что составляет смысл моей работы. Погоня за красотой, попытка схватить ее в стекле и металле… Аэропорт может быть местом достаточно угрожающим, внушающим чувство тревоги. Как сделать так, чтобы он превратился в место, которое заставляет вас чувствовать себя легко и уютно? Здание — это не просто здание. Я всегда настаиваю на этом подходе. Конечно, оно должно работать на всех уровнях, а не только производить хорошее впечатление…. И все-таки, если я строю мост, мне хочется сделать так, чтобы людей притягивала к этому мосту не только практическая необходимость перейти через реку. Для меня важно их желание совершить переход именно по этому мосту! Я хочу, чтобы мост становился символом города! Именно так произошло с нашим мостом Миллениум через Темзу. Так произошло и с рейхстагом. Государственный центр стал магнитом, притягивающим людей, желающих увидеть Берлин с ранее не известного им ракурса. Для меня это символ красоты, которая неизбежно притягивает к себе людей. Их ведь не просто парламент или мост интересует, а именно этот уникальный опыт, возможность побывать в другом измерении. Этот аспект архитектуры, его важность я всегда стремлюсь подчеркнуть.

— Какой город нравится вам больше всего в плане архитектуры? — Мне трудно ответить на этот вопрос. Я человек до мозга костей урбанизированный. Обожаю города, городскую среду. Попадая в тот или иной мегаполис, испытываю необъяснимый прилив вдохновения. Вот только что прилетел из Нью-Йорка и до сих пор нахожусь под впечатлением от этого города. Но такое же впечатление производит на меня и Москва, и Гонконг…

— У вас были обширные планы в Москве и Санкт-Петербурге. Насколько я знаю, вы собирались трансформировать фабрику «Красный Октябрь» в зону под названием «Золотой остров» и построить в Москва-Сити 612-метровую башню. Почему эти проекты до сих пор не реализованы, хотя уже введены в строй ваши потрясающие сооружения в Китае и Казахстане?

— Основная причина — в экономическом кризисе. Эти проекты находились в зависимости от частных фондов, коммерческих банков. Вот почему их пришлось отложить — это произошло не только в России. Но работа над проектами, финансируемыми из государственных источников, ведется до сих пор. Например, работа по проекту Пушкинского музея. Я считаю ее одной из самых важных. Не только потому, что мы ассоциируем это здание с именем Пушкина. Главное — та потрясающая сокровищница шедевров, которая в нем размещается. Это целая программа переустройства части Москвы, реконструкции и объединения зданий музея, усадеб, дворцов, музыкального центра и библиотеки. — Насколько сильно затронул вас кризис? — Из полутора тысяч сотрудников я вынужден был уволить четыреста… Но самые трудные времена уже позади. Между прочим, в истории это уже было. Во время экономических кризисов 1870-х и 1930-х годов были сделаны наиболее существенные инвестиции в инфраструктуру! Париж был перестроен в 1870-е, Нью-Йорк стал таким, как мы его знаем, в 1930-е годы. Именно тогда были возведены и небоскреб Крайслер, и Эмпайр Стейт Билдинг. Вся инфраструктура железных и автомобильных дорог сложилась именно тогда. Пройдет десять лет, и, оглядываясь на кризис нашего времени, мы увидим огромные изменения к лучшему. Уверен, что очень-очень скоро по высокоскоростным магистралям мы сможем доехать из Лондона до Пекина всего за два дня. Увидите, так и будет!

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Норман ФОСТЕР родился 1 июня 1935 года в Манчестере в рабочей семье. После окончания архитектурной школы местного университета обучался в аспирантуре Йельского университета в США. В 1967 году основал в Лондоне собственную компанию «Фостер и партнеры», которая сейчас имеет офисы в 20 странах. Со дня своего основания компания выиграла около 500 главных архитектурных наград и 86 международных конкурсов. Архитектор, сделавший перестроенный им рейхстаг символом объединения Германии, является кавалером главных государственных наград ФРГ. А также лауреатом престижной архитектурной премии Прицкера и награды Принца Астурийского. Был трижды женат, имеет пятерых детей. Последняя жена — успешная испанская бизнес-леди Елена Очоа.

фэн-шуй консультантом | FengShuiArchiLu

Как из дома сделать шкатулку позитивных энергий»
Вероника Солеро раскрывает секреты философии фэн шуй.

До знакомства с Вероникой Солеро мне не приходилось слышать о фэн шуй, древней китайской науке, рассказывающей о том, как жить в гармонии с окружающим пространством. Я никогда не воспринимала мой дом как место, способное принимать и отдавать позитивные энергии. Надо было оказаться в её доме во владении Сан Карло в Чичано (округ коммуны Кьюздино в провинции Сиена, в регионе Тоскана, Италия — прим. перев.), чтобы удостовериться, что фэн шуй это вовсе не колдовство и не китайская эзотерика, не магия и не шаманизм, но вполне себе научный метод проектирования, который способен изменить стиль жизни.

Как родился Ваш интерес к архитектуре фэн шуй?

О нём рассказывал архитектор Джино Валле на одной из своих лекций. Любопытство побудило меня поехать изучать архитектуру в университет IUAV в Венеции и защитить диплом о роли фэн шуй в современной восточной архитектуре. В 2013 году моя работа была частично опубликована в книге, посвящённой архитектору Норману Фостеру, выпущенной издательством Feltrinelli. Я была, конечно, весьма польщена.

В 2001 году Вы переехали в Кьюздино, где основали собственную студию FengShuiArchiLu (www.fengshuiarchilu.com), но успели тем временем и поездить по миру.

Я получала образование как в Италии, так и за рубежом, также провела несколько семинаров по фэн шуй в России. Одновременно с этим я осваивала практику тай чи. Переводить на современный лад принципы этого тысячелетнего искусства — это моё самое любимое занятие. Дом или рабочее место отражают личность человека, и мне нравится проектировать и обустраивать пространство вокруг людей.

Это похоже на индивидуальный пошив одежды.

Отправной точкой всегда являются потребности и пожелания клиента. Когда я принимаюсь за проект с нуля, ещё до выбора материалов, форм и цветов я изучаю внешние факторы, такие как окружающий ландшафт, особенности местности, ориентированность дома относительно солнца. Когда же я берусь за уже готовый проект, например, переоборудование одной только спальни или только кухни, необходимо выбирать решения, которые привнесут гармонию и благополучие.

Какие цели преследуются?

Разумеется, это реализация структуры, которая бы дарила позитивную энергию и жизненные силы тем, кто будет находиться внутри неё, оптимизация помещения для того, чтобы повысить качество жизни.

Сейчас очень большой интерес к биоархитектуре…

В Италии несколько лет назад начали говорить о здоровых и экологичных домах, к сожалению, наша архитектура всё ещё остаётся слишком ориентированной на логику либо чистой эстетики, либо чистой функциональности. Но что действительно важно, это то, как мы себя чувствуем в данном пространстве. Красиво и функционально — да, но прежде всего в гармонии с нами. И именно это восприятие пространства как «плохого» или «хорошего» китайцы и называют фэн шуй.

7 вопросов Норману Фостеру, архитектору

1. Вы работаете с публичным пространством: строите здания для корпораций, банков. А как вы понимаете приватность?

Жилые пространства — это то, над чем мы только начинаем работать. Именно с ними будет связана архитектура ближайшего будущего. В мире все еще много территорий, не приспособленных для жизни, где, тем не менее, обитают огромные массы людей. Разумеется, речь не о Европе. Главная задача сегодня — создать в этих местах «доступное жилье», хотя я не люблю это понятие: оно уже обросло некорректными коннотациями. Мне ближе слово «дом».

2. А как выглядит ваш собственный дом? Это что-то уникальное и новаторское?

Его вы не увидите никогда (смеется). Ни при каких обстоятельствах я не буду публиковать в прессе его фотографии. Из уважения к своей семье. Каждому из нас нужна приватность, и у каждого свое «убежище». Мой дом — это место, где я могу спрятаться. И если открыть его для всех, он потеряет свою силу, перестанет меня оберегать. В детстве было наоборот: при первой возможности я убегал из дома, чтобы не видеть все эти задымленные задворки Манчестера.

3. Какое из созданных вами зданий вам нравится больше всего?

Это все равно что спросить, кого из своих детей вы любите больше. Все зависит от обстоятельств. Сейчас я в Берлине и могу сказать, что один из самых важных проектов, которые я выполнил, — это реконструкция Рейхстага. Тут сошлось все: история, культура, экология. Символ авторитаризма нужно было превратить в символ нового Берлина и новой Германии. Теперь вот вы прогуливаетесь под куполом Рейхстага, а под вашими ногами в это время заседает немецкий парламент. По-моему, это — прекрасный образ демократии, знак того, что обычный человек на самом деле выше и важнее любого правительства.

4. У вас было несколько проектов в России, но ни один из них так и не реализовался. Почему?

Нет людей, которые все время побеждают. Но реконструкция Пушкинского музея — важнейшее событие не только в вашей стране, но и во всем мире. А башня «Россия» — это проект, который опережал свое время. Мы хотели понять, можно ли создать здание, которое будет работать 24 часа в сутки и при этом обеспечивать себя энергией. Строительство отменили из-за кризиса. Но в этом случае идея была важнее реализации: важно качество мышления.

5. Как вы думаете, когда в России такие здания из утопии станут реальностью?

Только в идеальном мире все проекты могут быть воплощены. А наш мир управляется людьми, и они несовершенны. Спросите любого архитектора, он вам скажет, что из всех проектов, которые он придумывает, реализуется процентов десять.

6. То есть вам не жалко, что какие-то из ваших замыслов так и остались на бумаге?

То, что не реализуется, все равно воплощается, только уже в совершенно другом виде, в другом месте и в другое время. В мире нет ничего лишнего, все во что-то перерабатывается, просто мы этого не замечаем. Будущее произрастает вовсе не из сегодня, а из далекого вчера.

7. Какой в таком случае вы видите архитектуру будущего?

Будет появляться все больше и больше новых городов, созданных с нуля там, где еще никто не жил. Таков город Масдар, который мы сейчас строим в пустыне в пятнадцати километрах от Абу-Даби, где температура редко опускается ниже пятидесяти градусов. Если все получится, это будет первый экологически чистый город, который существует за счет естественных источников энергии и полностью перерабатывает свои отходы.

Дополнительные материалы

Российские и зарубежные ученые обсудили на базе НГАСУ (Сибстрин) вопросы экологии урбанизированных территорий

31 марта 2021 года на базе кафедры ЮНЕСКО Новосибирского государственного архитектурно-строительного университета (Сибстрин) состоялся англоязычный круглый стол «Природоохранные технологии урбанизированных территорий» в рамках XIV Международной научно-технической конференции «Актуальные вопросы архитектуры и строительства».

Приветственное слово на английском языке прозвучало из уст ректора НГАСУ (Сибстрин), руководителя кафедры ЮНЕСКО Юрия Леонидовича Сколубовича и партнеров университета – профессора кафедры ЮНЕСКО Университета Белграда (Сербия) Марко Иветича, профессора, советника по международным вопросам ректора Коньянского технического университета (Турция) Эсры Йел.

НГАСУ (Россия) и КазГАСА (Казахстан) проведут масштабный международный онлайн-форум по архитектуре, строительству и дизайну

15-16 апреля 2021 года Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет (Сибстрин) и Казахская головная архитектурно-строительная академия (г. Алматы, Казахстан) проведут X Международный фестиваль архитектурно-строительных и дизайнерских школ Евразии.

Фестиваль пройдет в дистанционном формате и соберет студентов, магистрантов и преподавателей ведущих архитектурно-строительных вузов евразийского континента. Планируется, что в нем примут участие представители России, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Таджикистана, Украины, Молдовы, Венгрии, Италии и других стран. В программе мероприятия – официальные церемонии открытия и закрытия X Международного фестиваля архитектурно-строительных и дизайнерских школ Евразии с участием почетных гостей и ректоров вузов, мастер-классы и вебинары по архитектуре, строительству и геодезии от экспертов…

Команда НГАСУ (Сибстрин) стала лучшей на Региональном конкурсе по начертательной геометрии, инженерной и компьютерной графике

23 марта 2021 года на базе кафедры Инженерной и компьютерной графики НГАСУ (Сибстрин) в дистанционном режиме прошел XХVII Региональный конкурс по начертательной геометрии, инженерной и компьютерной графике.

Региональный конкурс проводится ежегодно среди студентов вузов при поддержке компании «Аскон» – ведущего российского разработчика программного обеспечения систем автоматизированного проектирования. Конкурс проходит по трем номинациям: «Начертательная геометрия», «Инженерная графика» и «Компьютерная графика». В этом году на участие в нем зарегистрировалось 43 студента из НГАСУ (Сибстрин), НГТУ, НГПУ, СГУПСа (все – г. Новосибирск), СибГУ им. М.Ф. Решетнева (г. Красноярск), СФУ (г. Красноярск), ТИУ (г. Тюмень).

Студентов приглашают на беговой онлайн-челлендж «Космический пульс России»

С 12 по 25 апреля 2021 года пройдет Всероссийский онлайн-челлендж «Космический пульс России». Его цель – привлечь студенческую молодежь к систематическим занятиям спортом и занятием физкультурой на свежем воздухе.

Беговой онлайн-челлендж посвящен Дню космонавтики, который отмечается 12 апреля.

В забеге могут принять участие молодые люди от 16 до 35 лет. Число участников не ограничено, участие бесплатное.

Турнир проводится в личном и командном зачетах в 5 номинациях: Космическая десятка – пробежка на 10 км; Бескрайняя Вселенная – на самую дальнюю пробежку; Выше звезд, где учитывается суммарный рейтинг; Большая медведица – командный рейтинг по количеству участников; Звездный экипаж…

Норман Фостер, архитектор Норман Фостер

Талантливый английский архитектор и руководитель собственной компании «Foster+Partners», барон Норман Фостер — единственный из архитекторов, кто смог попасть в престижный Rich List (причём неоднократно). Не секрет, что профессия архитектора не ассоциируется с огромными доходами, но сэр Норман Фостер смог построить успешную компанию, как в финансовом отношении, так и в отношении продуктивности. Работы бюро можно встретить по всему миру, а знаменитый «огурец» Нормана Фостера или небоскрёб Мэри-Экс стал современным символом Лондона. Имея 13 офисов в разных странах, компания создает огромное количество проектов, а сам архитектор несмотря на солидный возраст (он уже перешагнул за 80) до сих пор полон оригинальных новаторских идей. Он направляет финансирование на исследования, связанные с 3D-принтерами, а также всерьез увлекся космической темой. Похоже, что на нашей планете уже не осталось места, достойного его работ, поэтому сейчас компания занимается концептами по заселению Луны и Марса. И кто знает, может они совсем скоро станут реальными проектами.

Это кажется невероятным и подтверждает основной девиз Нормана Фостера: «Как архитектор, я создаю для настоящего, с оглядкой на прошлое для непредсказуемого будущего». Сейчас архитектор может себе позволить заниматься тем, что ему интересно, как бы невероятно это не выглядело. К тому же, единомышленники всегда найдутся. В работе над роботом, который печатает бетоном, архитектору помогает шведская компания Skanska. А сотрудничество с компанией Nissan может в скором времени изменить структуру наших улиц на «умную» среду для электрокаров.

Благодаря развитой структуре компании «Foster+partners», её руководитель имеет возможность заниматься амбициозными проектами, а также не запускать реальные проекты, которых очень много. Для тех, кто слышит имя сэра Нормана Фостера впервые, расскажем, что кроме уже упомянутого небоскрёба, архитектор создал целый ряд знаковых зданий и сооружений. Особенно хочется отметить купол на здании Рейхстага в Берлине, Сити-холл в Лондоне и ряд знаковых мостов. Несмотря на то, что в портфолио архитектора присутствуют и прямолинейные сооружения, узнаваемым стилем мастера все-таки являются криволинейные сферические формы и использование большого количества остекленных поверхностей.

Внушительные конструкции неизменно вызывают у прохожих определенный вопрос, который архитектор сделал ключевым для себя. Этот вопрос стал названием фильма о Нормане Фостере – «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?» Известно, что этот вопрос задал другой архитектор во время прогулки мастеров, но вот ответ так и остался загадкой. Да это и не важно, ведь даже такие большие элементы, как конструкции мостов, господин Фостер делает настолько изящными, что возникает ощущение их невесомой легкости. Талант архитектора помогает ему создавать удивительную гармонию сооружений, что и является главным ключом к популярности. Конечно, есть и те, кто не разделяет философию мастера и считает, что излишне современные формы в исторических кварталах Лондона портят вид. Но количество ежегодно строящихся проектов бюро говорит о том, что противники в явном меньшинстве. Некоторые застройщики так стараются привлечь внимание, воспользовавшись громким именем архитектора, что возникают казусы, как с отелем «MRIYA resort & spa». В этой темной истории всё так же не понятно, есть ли авторство Нормана Фостера. Предпосылкой стало то, что архитектор имеет опыт создания проектов для стран постсоветского пространства. Бюро реализовало проект центра «Хан-Шатыр» в Астане, были созданы интереснейшие концепты небоскрёбов в Москва-сити и Санкт-Петербурге.

Барон Норман Фостер уверенно завоевал свою архитектурную монополию в мире. И стоит лишь однажды побывать в одном из его сооружений, чтобы понять, насколько заслуженно он завоевывает архитектурные награды и считается настоящей звездой в мире архитектуры. Будем надеяться, что когда-нибудь и наша страна сможет похвастаться знаковым зданием, созданным Норманом Фостером.

Автор статьи: Елизавета Фещенко

Комментарии

Обзор фильма «

» — «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?» : NPR

Британский архитектор Норман Фостер и его фирма Foster and Partners спроектировали изогнутый стеклянный небоскреб 30 St Mary Axe, неофициально известный как Gherkin, с видом на восток Лондона.

Оли Скарфф / Getty Images


скрыть подпись

переключить подпись

Оли Скарфф / Getty Images

Сколько весит ваше здание?Взращивать?

  • Режиссер: Карлос Каркас и Норберто Лопес Амадо
  • Жанр: Документальный
  • Продолжительность: 79 минут

Нет рейтинга; без насилия или сексуального содержания

Название нового документального фильма о британском архитекторе Норманне Фостере связано с вопросом, заданным одним из его американских наставников Бакминстером Фуллером. Сколько весит ваше здание, мистер Фостер? показывает ответ дизайнера: конструкции более воздушные как на вид, так и на самом деле.

Фильм, снятый Карлосом Каркасом и Норберто Лопесом Амадо по сценарию Девана Судича, пытается имитировать здания Фостера; он использует аэрофотосъемку и импрессионистические взгляды, чтобы представить высокую, скользящую точку зрения. Но подход документального фильма к самому Фостеру совсем не тонкий. Будь то размышление о собственной чувствительности или вызов самому себе в марафонах на беговых лыжах, 76-летний архитектор предстает здесь как человек, который тяжело стоит на планете.

Судич, который рассказывает, является директором лондонского музея дизайна и автором исследования Фостера в 2010 году. Он относится к архитектору как к герою и разговаривает только с теми, кто разделяет это мнение. Нам говорят, что Фостер — «Моцарт модернизма» и чистый художник, незапятнанный идеологией. Не меньший преуспевающий, чем Боно — Фостер должен был спроектировать с тех пор спроектированную башню U2 в Дублине — превозносит трудовую этику архитектора.

На этом фото из файла: Фостер присутствует на открытии виадука Мийо в 2004 году.

Патрик Коварик / AP


скрыть подпись

переключить подпись

Патрик Коварик / AP

Достаточно честно. Фостер, выходец из низшего класса Манчестера, сейчас управляет одной из крупнейших в мире архитектурных фирм с 1400 сотрудниками «до кредитного кризиса» и проектирует одни из самых больших зданий в мире.Взаимодействуя с американскими промышленными структурами, он учился в Йельском университете и теперь проектирует нефабричные здания, похожие на фабрики, для объектов по всему миру. Он летает, катается на лыжах и в свободное время борется с болезнями, которые убили бы меньшего человека. По крайней мере, так его изображают в этом фильме.

Здесь хорошо показаны достоинства зданий Фостера. Они гладкие, изящные и аэродинамичные. Они используют обтекаемые и геометрические формы как для силы, так и для того, чтобы казаться (несколько) менее крупными и навязчивыми, чем они есть на самом деле.Они также используют переработанные материалы и современные технологии для снижения затрат на электроэнергию.

Каркас и Лопес Амадо исходят из личного стиля Фостера. Он одевается в основном в серое, черное и белое; они обрамляют его на слух монохромными пианино и строгими скрипичными дрожащими звуками. Для Суджича каждая мелочь, которую делает архитектор, является волшебством: он рисует не на салфетках или конвертах, а на «красивом блоке бумаги».

Фостер известен тем, что добавил стеклянные купола или навесы к существующим зданиям: Рейхстагу в Берлине, Британскому музею Лондона, Национальной портретной галерее Вашингтона.Однако в первую очередь он модернистский мега-архитектор, а это означает, что его больше всего интересуют музеи, аэропорты и подобные грандиозные, отдельно стоящие здания. Фостер не особо озабочен интеграцией новых структур в существующий городской контекст, как он продемонстрировал в Лондоне с резкой 30-й улицей St Mary Axe (также известной как «Эротический корнишон»).

Виадук Мийо, спроектированный Фостером и Мишелем Вирложо, стоит на юге Франции как самый высокий мост в мире.

Dogwoof


скрыть подпись

переключить подпись

Dogwoof

Как и многие другие генеральные планировщики, Фостер чувствует себя вполне комфортно с менее чем демократическими режимами. Его крупнейшим проектом был новый международный терминал аэропорта Пекина; Незастроенная схема, которую он любит рекламировать, — это город с нейтральным выбросом углерода для 50 000 жителей в Абу-Даби.

Документальный фильм обходит стороной большие и маленькие противоречия. Мост Миллениум Фостера в Лондоне, преднамеренно спроектированный так, чтобы качаться при переходе по нему, вызывал у пешеходов тошноту; его быстро закрыли, чтобы можно было стабилизировать, а затем снова открыли. Совсем недавно Фостер ушел из Палаты лордов, чтобы сохранить свое официальное место жительства в Швейцарии — и не платить британские налоги.

Такие подробности позволяют предположить, что материала для живого и глубокого документального фильма о Нормане Фостере предостаточно.Но сколько весит ваше здание, мистер Фостер? по конструкции легкий.

«Сколько весит ваше здание» на Нормане Фостере

«Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?» — восхищающий документальный фильм Норберто Лопеса Амадо и Карлоса Каркаса о британском архитекторе Нормане Фостере довольно много всего, чему можно восхищаться, что, в конце концов, является коренным значением слова «восхищаться».

В сопровождении пульсирующей, стремительной партитуры Джоан Валент камера налетает на некоторых из фильмов мистера Валент.Самые большие и самые известные строения Фостера и парят в светлых и просторных интерьерах его небоскребов. Еще до того, как вы услышите, как Пол Голдбергер (бывший архитектурный критик The New York Times, в настоящее время — The New Yorker) описывает мистера Фостера как «Моцарта модернизма», вы можете оценить изящество и гармонию его композиций из стекла, стали и свет.

Слова г-на Голдбергера являются одними из наиболее существенных в фильме, который временами кажется готовым взлететь с экрана на пухлых облаках похвалы.Деян Суджич, директор Музея дизайна в Лондоне, который написал и озвучил закадровый текст, умудряется мимоходом отметить, что у мистера Фостера есть критики, но их никто не видит и не слышит. А для фильма, который предлагает серьезно отнестись к идеям и творчеству своего предмета, почти полное отсутствие критики, под которой я подразумеваю не обязательно отклонение или опровержение, а скорее анализ и аргументы, более чем немного разочаровывает.

Вместо этого есть нежное свидетельство г-наКоллеги и друзья Фостера, а также его товарищи по братству мировых культурных знаменитостей, в частности, музыкант Боно и скульптор Аниш Капур. (Название взято из разговора между мистером Фостером и Бакминстером Фуллером.) Они и другие в общих чертах говорят о видении и артистизме мистера Фостера и принимают к сведению его привычки и увлечения. Он любит самолеты, постоянно рисует и является преданным лыжником. Мы видим, как мистер Фостер, которому сейчас 76 лет, участвует в кросс-кантри по очень красивому снегу, а также проводит время дома со своим маленьким сыном.

Сам человек красноречивый, вдумчивый и несколько сдержанный, а также, безусловно, самый проницательный и интересный из говорящих голов в фильме. Он быстро заполняет важные детали своей биографии, в том числе свое рабочее воспитание в Манчестере, аспирантуру в Йельском университете и основание своей первой фирмы — небольшого подразделения, которое проектировало поразительно новаторские фабрики и офисные здания.

Визуальные туры по этим и более поздним проектам — Центру визуальных искусств Сейнсбери в Университете Восточной Англии, зданию Херста на Манхэттене, бывшей башне Swiss Re (широко известной как Gherkin) в Лондоне — обогащают иногда абстрактные и поверхностные объяснения их происхождения и формы.Ближе к концу происходит всплеск интеллектуального потенциала, поскольку обсуждение переходит к проблемам устойчивого планирования и крупномасштабного строительства в быстро развивающемся мире.

Нет сомнений в том, что г-н Фостер и его соратники думали об этих экологических проблемах, а не открывали их для обсуждения — как, например, в недавнем документальном фильме Гэри Хаствита «Урбанизация» — «Сколько стоит ваше здание» Весить, мистер Фостер? на словах говорит об их жизненной важности.Потенциально более сложные вопросы, связанные с рабочей силой, властью и глобальным капиталом, остаются в стороне. Вспоминая работы своей компании над аэропортом в Пекине, г-н Фостер восхищается способностью китайского правительства мобилизовать 50 000 рабочих, которые работали в шахматном порядке круглосуточно и жили на территории.

Подобно Стиву Джобсу, еще одному западному провидцу эстетики, увлеченному недемократическими трудовыми отношениями, мистер Фостер смотрит на мир через призму высшей самоуверенности. Но такая гладкая и красивая работа, созвучная своему времени, заслуживает более внимательного изучения, чем этот фильм мистера Мистера.Лопес Амадо и г-н Каркас обеспечивают. Вместо этого: «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?» прославляет его выдающуюся и влиятельную тему в манере, более подходящей для корпоративных связей с общественностью, чем в документальном фильме.

Архитектурные формы полета: «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?»

«Это проблемы, это поэтическое измерение, от чего я никогда не устану и никогда не буду». Оглядываясь назад на свою жизнь и карьеру, британский архитектор Норман Фостер чрезвычайно эрудирован и немало осведомлен о своих эффектах.Хотя наиболее очевидное из них связано со многими структурами, которые он спроектировал — университетские городки и мосты, музеи и аэропорты — другие менее материальны, поскольку его работа и дух вдохновляли других.

Такому вдохновению является документальный фильм «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?», Названный в честь вопроса, заданного Бакминстером Фуллером, и демонстрирующий не вопросы, а заявления коллег и почитателей Фостера. «Если вы посмотрите на то, как выглядит Норман, всегда одетый в определенном стиле, это в значительной степени отражает качества его архитектуры», — начинает рассказчик Деян Суджич.«У него есть чувство того, что он все делает точно, осторожно, обдуманно».

Пока Суджич говорит, вы видите Фостера издалека, элегантную фигуру в обрамлении широкого окна, за которым простираются снежные горы. Он разговаривает по мобильному телефону, он находится возле перил балкона, и когда камера перемещается из интерьера многоквартирного дома Chesa Futura на балкон, чтобы показать Фостера сначала отраженным в этом окне, а затем воплощенным, Суджич продолжает: «Вы также можете говорят, что в его архитектуре есть что-то, что трудно читать.Как вы понимаете здание, которое представляет собой изогнутый экран из черного стекла? »

Хороший вопрос. И хотя фильм содержит множество комментариев о величии и чуде творчества Фостера, ни одно из этих словесных резюме не является окончательным. Отчасти это проблема написания об архитектуре (возможно, не так сильно, как танцы об этом), проблема трансляции в измерениях. Но это также связано с другими общими ограничениями: как биография и документальный фильм могут пересекаться, но также ускользать друг от друга, как жизнь и работа всей жизни остаются несопоставимыми, несмотря на кажущиеся самоочевидными связи и из-за них.

Фильм не решает эти вопросы как таковые. Скорее, он указывает на связи и, в лучшем случае, позволяет архитектуре — и некоторым потрясающим образам того же самого — говорить более или менее за себя. Таким образом, камера смотрит вверх на башню Херста на Манхэттене (2006 г.), перемещается через Центр визуальных искусств Сейнсбери в Норидже, Англия (1978 г.), парит над и под впечатляющим Виадуком Мийо во Франции (1993). Если каждый показывает, как Фостер борется с конструкциями в космосе, каждый также является шагом в непрерывном процессе, поскольку его воображение и возможности, предлагаемые передовыми технологиями, меняются со временем.

Сколько весит ваше здание, мистер Фостер? не столько прорабатывает и даже не рассматривает эти шаги, сколько предполагает, что они могли иметь место. Фостер предлагает несколько личных историй — выживание в Блице («Я помню, как бомбардировщики пролетали над домом с моей матерью»), приход в архитектуру (работодатель John Beardshaw & Partners сообщил ему, что ему понадобится портфолио, он спросил: « Что такое портфолио? »), Основав собственную фирму Foster Associates со своей женой Венди Чизман (« У нас не было работы и не было партнеров »), но чаще фильм предлагает обзор структур, отмечая проблемы, с которыми они сталкиваются. поза.Они появляются в видеоснимках и захватывающих широких кадрах, напоминая вам, что вы смотрите на «поэтическое измерение».

Список проектов Фостера примечателен. Некоторые из них были новыми зданиями, такими как башня Swiss Re (2004 г.), Большой двор Британского музея в Лондоне (2000 г.) и крупнейшее в мире здание, Пекинский аэропорт (2008 г.), а также реконструированы и реконструированы, например, Дрезден. Железнодорожный вокзал (2006) или Рейхстаг, строительство которого завершено в 1999 году. При описании таких проектов повествование может быть застенчивым: после того, как Фостер говорит о проекте Рейхстага, «я помню, как сказал:« Я ни за что не собираюсь участвовать в нем ». воссоздавая символ прошлого императора », Суджик излагает загадку, как будто вы только что не слышали ответ Фостера:« Вопрос для Фостера: «Восстановите ли вы ущерб?» Вы возьмете то, что осталось от старого здания, и придадите ему новый вид, или вы покажете, что случилось с этим зданием? » Но затем камера начинает отслеживать здание, завершенное, и вы видите некоторые его решения.

По словам Фостера, его решения индивидуальны для каждого объекта и создаются коллективно. Он превозносит преимущества знакомства с молодыми архитекторами и дизайнерами в Foster + Partners, которая сейчас занимает девятое место в мире по величине практики. (Несколько сотрудников подтверждают, насколько здорово работать с ним, и мы верим им на слово.) Foster + Partners — последнее воплощение его компании, преобразовавшейся после смерти Венди в 1989 году. Это изменение в жизни Фостера отражено в фильме. поверхностно («Она заболела, — говорит Суджич, — у нее был рак.Она умерла »), и сам Фостер на этом не останавливается. «Если вы оглянетесь назад, в нем все еще есть трагедия», — говорит он, — «Но в то же время жизнь продолжалась, как и все мы, и у вас есть лучшая мера удовлетворения от дружбы в любви. чего угодно. »

Так же, в фильме не рассказывается о жизни Фостера, кроме архитектуры, не упоминаются его последующие браки и пятеро детей. Когда в нем упоминаются его собственные проблемы со здоровьем — его борьба с раком кишечника и его сердечный приступ, — они служат примерами устойчивости, на которую может указывать его отсутствие самоанализа.В свои 75 лет он все еще участвует в марафонах на беговых лыжах.

Совсем недавно в фильме показано, что он пропагандирует зеленые технологии, примером чего является Masdar Development в Абу-Даби (2007). Фостер признает политические сложности и препятствия таких проектов, какими бы блестящими и необходимыми они ни были, и призывает мировых лидеров и других лиц, ответственных за принятие решений, думать о будущем. Он говорит, что в недалеком будущем мы будем спрашивать: «Все ли проснулись вовремя или проснулись слишком поздно?» Он, конечно, считает, что проснулся вовремя.

Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?

Dezeenwire: премьера документального фильма о жизни и творчестве архитектора Нормана Фостера на Международном кинофестивале в Берлине — см. Пресс-релиз ниже.

НОРМАН ФОСТЕР, изображенный в БЕРЛИНАЛЕ

Создатели фильма Норберто Лопес-Амадо и Карлос Каркас представляют документальный фильм, основанный на жизни и творчестве архитектора Нормана Фостера.

Норман Фостер посетит премьеру фестиваля в качестве почетного гостя и примет участие в дискуссии о будущем кино и городского пространства.

Документальный фильм под названием «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?» был выбран на 60-м Международном кинофестивале в Берлине, и его мировая премьера состоится в субботу 13 февраля в специальной секции Берлинале.

Испанец Норберто Лопес-Амадо (Нос Миран, 2002) и североамериканец Карлос Каркас (Старик Бебо, 2008) сняли этот документальный фильм, снятый совместно Art Commissioners (арт-консультант и кинопроизводственная компания под руководством Елены Очоа) с Aiete Ariane Films (продюсерская компания, возглавляемая Иманолом Урибе и Андресом Сантаной).Этот фильм — амбициозный проект международного масштаба, снятый в Великобритании и Испании и снятый более чем в 10 странах за последние два года.

Сколько весит ваше здание, мистер Фостер? прослеживает рост одного из самых знаковых архитекторов века в его стремлении улучшить качество жизни с помощью дизайна. Изображено происхождение Фостера, а также то, как его мечты и влияния вдохновили его на дизайн таких знаковых проектов, как Swiss Re Tower в Лондоне, Рейхстаг в Берлине, Hearst Building в Нью-Йорке и других проектах, таких как новый аэропорт в Пекине и самый большой мост в мире в Мийо, Франция.Самый новаторский проект Фостера, City Masdar (Абу-Даби), представляет собой уникальный эксперимент в области устойчивого развития, в котором Фостер пытается отреагировать на сложное и неустойчивое будущее городов. Эта идея была задумана в попытке изменить концепцию урбанизма.

Документальный фильм написан и повествован Дейаном Суджичем, директором Лондонского музея дизайна и одним из самых известных писателей и критиков архитектуры в мире. На нем изображены одни из самых необычных построек нашего времени.Архитектура оживает. Здания сфотографированы в кинематографическом стиле, который призван передать впечатляющую природу их размера и масштаба на большом экране. Обладая эстетической и документальной ценностью, этот фильм обращается не только к специалистам и энтузиастам дизайна, но и ко всем, кого когда-либо касалось произведение искусства.

Проект возник по идее исполнительного продюсера Антонио Санса, который сделал многогранную карьеру в мире искусства в качестве фотографа, кинорежиссера, сценариста и куратора престижных международных выставок.Тесное сотрудничество Санса с издательской компанией Елены Очоа привело к предложению этого проекта: издать книгу с движущимися изображениями — выставку фильмов о работах одного из величайших современных архитекторов.

В течение последних нескольких лет компания Art Commissioners, занимающаяся организацией и продвижением художественных выставок, взяла на себя международные комиссии современных художников, таких как Ричард Лонг, Аниш Капур, Сол Левитт и Кай Го-Цян. «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер? — первый художественный фильм, посвященный архитектору Норману Фостеру, и его можно считать началом серии постановок о ключевых фигурах искусства и культуры XXI века », — говорит Елена Очоа С.E.O. комиссаров по искусству.

Производство фильма длилось более двух лет, «медленный, строгий и требовательный процесс создания, чтобы сделать вывод, что меньше значит больше», как Норман узнал от Бакминстера Фуллера (одного из его наставников), «который становится точная метафора для этого проекта ». Директор Норберто Лопес-Амадо объясняет: «Мы хотели снимать архитектуру так, как никто никогда раньше не делал, понимая здания таким образом, чтобы их можно было объяснить без слов, лаская каждую их часть с осторожностью и деталями, необходимыми для создания. публика их чувствует и понимает.’

Фильм снят при поддержке ICAA (Испанский институт кинематографических и аудиовизуальных искусств)

Вернуться в Dezeenwire »
Вернуться в Dezeen»

Сколько весит ваше здание, мистер Фостер? [ПРОСМОТР]

«Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?»

«Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?» Столь своеобразное звание, но в то же время такое показательное для карьеры Нормана Фостера, главного архитектора, лауреата Притцкеровской, Стирлинга (дважды) и премий принца Астурии в области искусства и архитектуры.Ребенок родителей из рабочего класса в Манчестере, Англия, Норман Фостер всегда смотрел в небо, и вполне возможно, что если бы его отправили на летную подготовку, когда он служил в RAF, он стал бы пилотом, а не миром. он стал известным, вдохновляющим и безмерно талантливым архитектором.

Рассказывая историю своего скромного начала, класс должен был определять его карьерный путь. Будучи отличником, он был направлен на государственную службу, а не на университет.Благодаря проницательному и щедрому руководству двух разных работодателей, заметивших его дар рисования, Фостер в конечном итоге оказался в Школе архитектуры и городского планирования Манчестерского университета; и оттуда в Йельскую школу архитектуры в качестве престижной стипендии. Америка была идеальным инкубатором для его таланта, потому что он не был скован британской классовой системой и тупыми ожиданиями. Америка, в частности Чикаго, проявила открытость к экспериментам и новым идеям.И, как сказал Ричард Роджерс, еще один всемирно известный британский архитектор, который учился у Фостера в Йельском университете и с которым он установил недолговечное партнерство, так снисходительно выразился, фон рабочего класса Фостера сосредоточил его так, как тот, кто не имел бороться было бы трудно понять.

Поскольку у Фостера не было таких контактов или финансовой поддержки, как у тех, кто родился, он хитро разработал практику, игнорируемую элитой, — промышленные постройки. Его первым крупным успехом в 1969 году стала компания Fred Olsen, Ltd.административно-досуговый центр, где он воплотил радикальную концепцию, согласно которой рабочие и менеджеры должны иметь контакт друг с другом. Это было также время, когда Фостер начал сотрудничество с Бакминстером Фуллером, работником геодезического купола, которое продолжалось до самой смерти Фуллера в 1983 году. Влияние Фуллера распространилось не только на дизайн, но и на эстетику гармонии с окружающей средой. Он хотел, чтобы Фостер подумал о материалах, которые он использовал, и о влиянии этих материалов на окружающую среду, поэтому он спросил Нормана Фостера: «Сколько весит ваше здание?» Хотя Фостер не мог ответить на вопрос, когда его задали, он исследовал его и ответил на следующий день, навсегда изменив свое представление о размере, весе, габаритах и ​​экологии.

Существует так много способов описать творчество лорда Фостера (да, бедный мальчик из Манчестера в конце концов был посвящен в рыцари), но сочетание красоты и функциональности, вдохновленное Йельской архитектурной школой и ее фондом Баухаус, всегда имело первостепенное значение. Фостер также скуп и экономичен, понимая синергию между космосом и произведениями искусства. Архитектура для него не статична или конкретна — это философия, которая продолжает жить.

Этот фильм, мастерски снятый Норберто Лопесом Амадо и Карлосом Каркасом, прекрасно снят Валентином Альваресом и оценен Джоан Валент, как главный фильм.Музыка взлетает, когда камера переносит нас через Виадук Мийо во Франции, через мост Миллениум в Лондоне или через башню Херста на Манхэттене. Режиссеры прекрасно гармонируют с проектами Фостера и самим человеком. Сценарист Деян Суджич, директор Музея дизайна в Лондоне, получил образование архитектора. Он рассказывает о фильме как куратор, и неудивительно, что он выбрал других крупных художников, таких как Ричард Серра и Аниш Капур, назвав только пару, чтобы прокомментировать работу Фостера.

Подобно архитектуре и самому архитектору, это крупномасштабное кинопроизводство, и его стоит посетить в мюзик-холле Laemmle на неделе 17 февраля.

Нили также ведет блог о писателях телевидения и кино на http://www.nomeanerplace.com ER

Сегодня выйдет документальный фильм «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?»

Фильм

Фильм рассказывает о восхождении одного из ведущих архитекторов мира, Нормане Фостере, и его нескончаемом стремлении улучшить качество жизни с помощью дизайна.Изображено происхождение Фостера и то, как его мечты и влияния вдохновили его на создание таких знаковых проектов, как крупнейшее здание в мире Пекинский аэропорт, Рейхстаг, здание Херста в Нью-Йорке и такие сооружения, как самый высокий мост в истории Мийо, Франция. В самом ближайшем будущем большая часть человечества покинет сельскую местность и будет жить полностью в городах. Фостер предлагает несколько поразительных решений проблем, которые создаст это историческое событие.

Почему этот документальный фильм

Проект возник по идее исполнительного продюсера Антонио Санса, имеющего многогранную карьеру в мире искусства (фотограф, кинорежиссер, сценарист и куратор престижных международных выставок).Его тесное сотрудничество с издательской компанией Елены Очоа Ivorypress побудило его предложить ей этот проект: издать книгу с движущимися изображениями, выставку фильмов о работах одного из величайших архитекторов современности. За последние пять лет Art Commissioners выполняла международные заказы современных художников, таких как Ричард Лонг, Аниш Капур, Сол Левитт, Кай Го-Цян и других. В аудиовизуальной сфере Комиссары по искусству подготовили фильм «Первый взгляд», представленный и продемонстрированный во время Венецианской биеннале 2006 года в итальянском павильоне, короткометражные фильмы C Photo или фильм «Кровь на бумаге» для музея Виктории и Альберта в Лондоне.

Политика устойчивого развития

«Мы не можем игнорировать ущерб, который наши здания наносят окружающей среде. По мере того, как последствия нашего прошлого бездействия становятся все более очевидными, проектирование для устойчивого будущего становится необходимостью, а не выбором. Устойчивый дизайн означает максимальное использование наименьшие средства. Следуя логике «меньше значит больше», он использует пассивные архитектурные средства для снижения потребления энергии, сведения к минимуму использования невозобновляемого топлива и уменьшения количества загрязнения.Ответственное экологичное проектирование — это не просто отдельные здания; он должен быть реализован во всех масштабах — от продуктового дизайна до дизайна городов. В конечном счете, устойчивость — это хороший дизайн. Чем выше качество дизайна и чем эффективнее проект, тем дольше он будет играть роль, а с точки зрения устойчивости долговечность — это хорошо. Следующая Политика устойчивого развития описывает подход компании Foster + Partners к экологически безопасному дизайну ». — Норман Фостер

Посмотрите «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?» Прицеп:

http: // www.youtube.com/watch?v=LJ5aVIIf-9I&feature=player_embedded

Продюсер Елена Очоа

Исполнительный продюсер Антонио Санс

Директора Норберто Лопес Амадо и Карлос Каркас

Писатель и рассказчик Деян Суджич

Музыка Джоан Валент

Оператор-постановщик Валентин Альварес

Киноредактор Пако Козар

Линейный продюсер Палома Лопес Васкес

Ассоциированные продюсеры Иманол Урибе и Андрес Сантана

Музыка в исполнении Братиславского симфонического оркестра

Источник: http: // www.mrfostermovie.com/

документальных фильмов для архитекторов: сколько весит ваше здание, мистер Фостер? (2010) — RTF

«Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?» Документальный фильм об архитектуре, выпущенный в 2010 году, основан на жизни и творчестве знаменитого архитектора Нормана Фостера. Этот фильм восхитителен с рейтингом IMDb 7,1 / 10 и продолжительностью 1 час 10 минут.

© imdb.com

«Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?» это документальный фильм об архитектуре, выпущенный в 2010 году и основанный на жизни и творчестве знаменитого архитектора г-наНорман Фостер. Этот фильм восхитителен с рейтингом IMDb 7,1 / 10 и продолжительностью 1 час 10 минут. Режиссеры фильма — Карлос Каркас и Норберто Лопес Амадо, сценарий — Деян Суджич. Фильм сопровождается музыкой Джоан Валент, которая гармонично сочетается с таймлапсами и панорамными изображениями куполов и мостов. Благодаря блестящей кинематографии камера налетает на некоторые из очень известных работ мистера Фостера. мы можем увидеть потрясающе сфотографированные изображения его работ от Манхэттена до Пекина, включая его захватывающий виадук Мийо.Он использует аэрофотосъемку и проплывает сквозь интерьеры некоторых небоскребов. В фильме очень важно процитировать Пола Голдбергера, бывшего архитектурного критика The New York Times, который описывает г-на Фостера как «Моцарта модернизма» и говорит о изяществе и гармонии композиций Фостера из стекла, стали и света. Деян Суджич — рассказчик фильма. Он является директором лондонского музея дизайна и автором книги Фостера «Норман Фостер; Жизнь в архитектуре », выпущенного в 2010 году.Он смотрит на Фостера как на героя в области архитектуры.

Сегодня Норман Фостер следит за карьерой самого успешного архитектора Великобритании Фостера, 76 лет, который бросает вызов марафону на беговых лыжах по очень красивому снегу. Фостер — ребенок из низшего класса Манчестера, где он родился буквально не на той стороне путей, которые, как он вспоминает, от железнодорожной линии, отделявшей рабочий дом его родителей от процветающего района среднего класса, теперь управляет одним из крупнейшие мировые архитектурные фирмы — 1400 сотрудников проектируют одни из самых больших зданий в мире.В фильме рассказывается о его учебе и опыте в Йельском университете. Отрывки включают Ричарда Роджерса и его прогулки и фотографирование «романтического видения Америки» в начале его карьеры. Он был поражен американскими структурами.

Фостер вспоминает свою первую работу в профессии от скромного помощника, как ему удалось поговорить с младшими архитекторами в фирме, составить свое портфолио и обратиться к архитектору и получить свой первый проект дома.С этого момента он больше не оглядывался.

Фильм включает в себя визуальные туры по его проектам, таким как Центр визуальных искусств Сейнсбери в Университете Восточной Англии, здание Херста на Манхэттене, бывшая башня Swiss Re (широко известная как Gherkin) в Лондоне, включая краткие объяснения их происхождения и форма. Обсуждаются гладкость, изящество и аэродинамика конструкции. Они также говорят об экологических проблемах и используют переработанные материалы и современные технологии для снижения затрат на электроэнергию.

Деян Суджич говорит: «Если вы посмотрите на то, как выглядит Норман, всегда одетый в определенном стиле, это в значительной степени отражает качества его архитектуры». «У него есть чувство того, что он делает вещи точно, осторожно, значительно». Помимо ласковых отзывов коллег и друзей г-на Фостера, его товарищи по братству, музыкант Боно и скульптор Аниш Капур также высоко оценили дальновидность и артистизм работ Фостера. Фильм получил свое название после вопроса, заданного Бакминстером Фуллером: «Сколько весит ваше здание, мистер Фуллер.Взращивать?»

В фильме также отмечаются его привычки и увлечения, то, как он стал лицензированным пилотом, а также его любовь к самолетам, заядлый велосипедист и его преданность лыжному спорту, объясняет, как он стремится включить свои проекты в мир природы и как он себя ведет. вдохновленный природой. Его любовь к наброскам настолько сильна, что он носит с собой в машине блок бумаги и заточенные карандаши на случай, если что-то ударит его по дороге.